• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Рассказывают ветераны. Историю рассказала Еремина Нина Васильевна

Когда началась война, мне было двенадцать лет, скоро должно было исполниться тринадцать. Было воскресенье. Мой папа, закончивший строительный институт, в то время создавал колхозы, поэтому с четырех лет я с семьей ездила по деревням. Моя мама работала учительницей немецкого языка и создавала ликбезы в деревнях, куда мы приезжали. В год, когда началась война, мы жили в селе Мякса (сейчас Мяксинский район) Вологодской области. 

В то воскресенье я пошла на рынок и решила купить себе козочку. Я как будто чувствовала, что что-то будет. Она мне так понравилась: двухнедельная маленькая, с сережками, комолая, без рожек. Я назвала ее Римочкой. Продавщица сказала мне, сколько она стоит, и я пошла к папе на работу. Он работал, даже несмотря на то, что было воскресенье. Говорю папе: 

– Мне так понравилась козочка. Пожалуйста, разреши мне купить ее!

Он говорит: 

– Ну как я буду тебе возражать, Ниночка?

Деревня опустела, остались одни школьники. Даже старшеклассники почти все отправились на фронт. Вот так сильно мы любили Родину. И я до сих пор люблю Родину, и отдам за нее жизнь

Я была младшая в семье, с шести лет пошла в школу, поэтому он мне не отказывал. И папа рассчитался с этой женщиной, и я радостно побежала домой, думая: «Сейчас все увидят, какую я козочку несу». А на улице не было никого, прямо как сейчас на улицах Москвы: все сидят дома. Вот так и было в первый день войны. Я пришла к бабе Кате, у которой мы снимали дом, и спросила: а где же все, где сестрички мои? А она ответила мне: 

– Ниночка, ведь война началась! На нас напали фашисты.

Вот так я и узнала о войне. 

Все разбежались. Вдруг пришла мама, я спросила, где они были. И она ответила: 

– Бегали по деревням и закупали мыло и соль.

И тогда я у нее спросила: 

– Мамочка, а что случилось? 

И она ответила: 

– Ниночка, это на нас напали фашисты. И это надолго. 

Мужчины все срочно убежали в военкомат. Такая вот была дисциплина. 

Деревня опустела, остались одни школьники. Даже старшеклассники почти все отправились на фронт. Вот так сильно мы любили Родину. И я до сих пор люблю Родину, и отдам за нее жизнь. Даже такая вот старенькая, ведь мне исполнилось уже девяносто два года. И я, кстати, как и мама – учительница. 

Я была тощая и худющая, и все говорили маме: «Нинка твоя умрет». Но я всё равно не поддавалась.

Вы можете не поверить, но мы сами запрягались в плуг и вместо лошадей вскапывали землю: один мальчишка впереди, несколько девочек позади

Мы начали с окопов. Все выходили, все классы, начиная с самых младших. У нас была дисциплина, и мы смогли быстро сорганизоваться. 

А дальше все колхозы держались на нас. Почти все лошади умерли. Вы можете не поверить, но мы сами запрягались в плуг и вместо лошадей вскапывали землю: один мальчишка впереди, несколько девочек позади. И потом шли сеять: складывали в лукошко зерно, выходили в поле, впрягались. И начинали сеять: кто сеял овес, кто сеял рожь, кто сеял пшеницу, а кто и лен. У нас были даже льноводческие колхозы. 

Мы все труженики тыла и колхозники – без нас тоже не было бы победы. Приятно, что сейчас нам говорят: «Без вас не было бы меня». Мы отсылали продовольствие на фронт, а сами в первый год войны получали по 100 граммов хлеба в день. А ещё у меня была та самая козочка. Мы ее выкормили, и она спасала не только нас, но и учителей всех. Потом мы купили еще маленькую коровку Зорьку. Вот так мы бесплатно помогали всем учителям выжить. А весь хлеб, который мы собирали, перемалывали сами на мельнице и отправляли на фронт, чтобы солдат кормили хлебом. Была у нас и сыроварня. Мы носили туда молоко, делали творог, рассыпали его на стеллажах, высушивали и отправляли на фронт. Вот так наши колхозы очень помогали нашему фронту и нашим солдатам.

Пришел папочка, стоит в шинели, стучит в окно. Жили мы в маленьком школьном домике на горке. И были очень рады его видеть

Как-то мы оказались прямо на границе фронта – нас бомбили. Но потом всё-таки наши отстояли и захватили немного пленных немецких солдат. Тогда была жуткая зима, страшный мороз. Моя мама была переводчицей у пленных. И жили пленные в сарае. 

У нас выращивали лошадей, их надо было кормить. Поэтому мы ездили на сенокосы. Туда сначала брали только старших школьников, а я была самая маленькая, меня не брали. Но мне очень хотелось, поэтому я выкашивала траву около домов, училась косить. Мама была бригадиром всех школьных бригад, и вот приходят к моей маме соседи и говорят: 

«Вот ваша Нинка всю траву у нас скосила у дома!» На меня жаловались, а я всё равно продолжала учиться косить так, чтобы меня взяли на пустошь. И меня всё-таки взяли. Я тогда и косила, и стога сена вилами собирала, и носила сено вместе с остальными. Из-за этого у нас у всех впоследствии оказались проблемы со здоровьем: из-за тяжестей происходило опущение внутренних органов: у меня почки опущены и женские органы. 

Когда мы уезжали на пустошь косить сено, мы пели там частушки. Мы знали 400 разных частушек. А на праздниках плясали кадриль.

Мы верили, что все будет хорошо, что победа будет за нами. Смотрим: один город сдают, второй сдают, мы все переживали. Но силу давала любовь к Родине

Я привыкла помогать в деревне. Правильно, что стали сейчас признавать тружеников тыла, которые работали руками!

Муж мой летчик – инвалид войны. А я почетный житель Басманного района, недавно мне присвоили звание почетного ветерана города Москва. 

Мой папа был только один год на войне, его ранило и контузило. После этого его отправили домой восстанавливать колхозы, чтобы отсылать на фронт хлеб, творог, и всякое прочее, чтобы кормить фронт. Пришел папочка, стоит в шинели, стучит в окно. Жили мы в маленьком школьном домике на горке. И были очень рады его видеть.

Сельские клубы уже не работали, но бабушки сдавали дома, чтобы мы собирались там за прялками. Сидим, прядем и песенки поем, частушки. Потом могли пуститься танцевать вприсядку. Я вприсядку до 60 лет танцевала. 

Мы очень много трудились. Мы выполняли всю работу в колхозах. Работали через силу, падали от усталости, но мы всё равно продолжали помогать фронту, шли в одну ногу с нашими участниками войны. Мы верили, что все будет хорошо, что победа будет за нами. Смотрим: один город сдают, второй сдают, мы все переживали. Но силу давала любовь к Родине. У нас был очень развит патриотизм. Я даже хотела бежать на фронт. Мы все были патриотами любимой Родины. 

В Мяксе был рупор. И из этого рупора голос нашего знаменитого диктора Левитана объявил о конце войны.  

Мы все обливались слезами, все обнимались. Это был мой последний год учебы. Сложно передать, что мы испытали. Потому что мы верили в эту победу, мы были частицей этой победы. Мы были только школьниками, но мы выросли в стремлении к Победе. Все радовались и ликовали.

Сложно передать, что мы испытали. Потому что мы верили в эту победу, мы были частицей этой победы

Когда закончилась война, мне было шестнадцать лет. Я сразу поехала учиться на старшую пионервожатую в Вологду. И одновременно поступила в вечерний институт в Череповце на историческое отделение. 

Я всегда старалась много помогать людям, ведь я с двенадцати лет работаю бок о бок с народом. Я и сейчас стараюсь всем помогать. Этим я в маму пошла.

А ещё я с ранних лет люблю Родину, стараюсь быть ей верной и преданной. И в других это тоже воспитываю.  

Молодым я хочу сказать: Заботьтесь о своей Родине, цените и любите её! Пусть все жители нашей большой страны шагают в ногу, бок о бок друг с другом! Нам всем нужно объединиться в единое целое. И только на вас, молодёжь, вся надежда. Я верю в вас!