• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

"Квартирные истории. Перемещения" - продолжение цикла лекций студентов в Музее Москвы

15 февраля в рамках выставки Музея Москвы «Старая квартира» состоялся второй квартирник, организованный студентами Школы культурологии под названием «Квартирные истории. Перемещения». С лекциями выступили студентки 3 курса ОП «Культурология» Валерия Панева и Лия Абдрахманова.

Лекция Валерии — «Городские и сельские практики в пространстве советского жилья» — была посвящена истории масштабной миграции сельских жителей в город, развернувшейся в 1950-70-х годах на примере частной жилищной хроники, истории собственной семьи. В данном случае речь идет о Вологде. Этот небольшой город показался вчерашним деревенским жителям огромным и неизведанным культурным центром. Настоящей находкой стал отрывок из документального фильма 1970-х годов о Вологде, который Валерия показала слушателям. Как мигранты приспосабливались к новому образу жизни, системе ценностей и поведенческим нормам, как внедрялись паттерны сельской повседневности в городскую жизнь? Как сочетались сельские и городские практики в пространстве советской квартиры уже в 1970-90-х годах? Любопытно, что в еще в позднесоветское и затем в постсоветское время наблюдался феномен обратной миграции: городские теперь уже жители стремились вернуться в деревню, из которой они когда-то уехали, и которая олицетворяет теперь своего рода «потерянный рай».

Советский ХХ век был богат на перемещения — как добровольные, так и насильственные. В лекции Лии Абдрахмановой «Одна жизнь в четырех домах» была представлена история о четырех местах жительства, в которых проходит одна жизнь, в данном случае — жизнь бабушки исследовательницы. Татарская деревня в Нижегородской области, страшный деревянный подвал на Красной Пресне, сталинская коммуналка, жизнь в которой сравнивалась с настоящим счастьем, и квартира в блочном ведомственном доме, из-за получения которой «вызывали на ковер» и угрожали.

Сама бабушка, Галина Гафуровна, тоже присутствовала на встрече и она смогла дополнить историю, увиденную и отрефлексированную глазами внучки, собственными размышлениями.

В выступлениях возникли два побочных сюжета: как сдвигалось понятие «нормы» и что, собственно, в разные периоды советской истории могло осознаваться как «счастье».