• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Бакалаврская программа «История»

07
Октябрь

Казанский поход: V выездная школа «Историко-культурное наследие Центральной России»

Репортаж о V весенней выездной школе историков «Историко-культурное наследие Центральной России» 18-22 апреля 2015 года, организованной Школой исторических наук


18 апреля, около полуночи, мы разместились в поезде «Москва – Казань». Пока он неспешно набирал ход, у всех нас, заждавшихся этой поездки, сплетенные в головах сотни вопросов свелись, наконец, к одному: какие впечатления принесет многоликая столица Татарстана?

Казань встретила правдивым, ярким солнцем, то и дело скрывавшимся за тяжелыми тучами. Ветер, дувший, казалось, со всех сторон сразу, обжигал холодом. Погода словно чувствовала то, что испытываем мы при знакомстве с памятниками архитектуры, местными обычаями и при общении друг с другом: восторг и трепет, желание преодолевать себя и бороться с усталостью, умиротворение и покой. В атмосфере Казани, точно в ее символе – драконе Зиланте, охраняющем сокровища царицы Сююмбике, – чувствуется вечное бурление и возвышенная, свободная жизнь. 


В первый день мы отправились в Кремль и, дотронувшись до стен и башен, возведенных на Кремлевском холме в середине XVI века, смогли прикоснуться к истории, связанной со взятием Казани Иваном IV второго октября 1552 года, а также отношениями между татарским и русским народами, сложившимися в Средневековой Руси и развивающимися сегодня. В расположенной рядом с Кремлем галерее мы открыли для себя перворазрядного, но до сих пор мало изученного казанского художника Николая Фешина: сила его кисти вполне сравнима с лучшими дарованиями Модерна. Ближе к вечеру мы пошли на улицу Баумана – местный Арбат, – протянувшуюся в историческом центре, Вахитовском районе, после чего выслушали лекцию профессора КФУ Светланы Малышевой, рассказавшей о городской культуре дореволюционной Казани. Подняв вопросы о своеобразии идентичности Казани, городском ландшафте и инфраструктуре, а также времени и календарях губернских горожан, лектор познакомила нас с жителями Поволжья и их менталитетом, помогла почувствовать ритм города и на примере межкультурной коммуникации людей разных национальностей заставила в очередной раз задуматься над проблемой толерантного отношения к другим людям. 

После долгожданного прибытия в гостиницу ответ на вопрос, мучающий нас с начала поездки, не был получен, но, наоборот, породил множество других. Дорогу осилит идущий, решили мы. 



На второй день, 19 апреля, было запланировано посещение нескольких храмов, монастырей и поездка в «остров-град» Свияжск в Зеленодольском районе республики Татарстан. 

По пути на остров мы познакомились с несколькими примерами таких архитектурных стилей, как ампир (Храм-памятник воинам, погибшим при взятии Казани), московский стиль (Кизический монастырь и надвратный храм св. Владимира – единственный в истории русского зодчества пример «восьмерика без четверика»), петербургский стиль (в элементах церкви и усадьбы, находящихся во владении Евгения Баратынского, что в селе Каймары), а также византийский и московско-ярославский стили (Раифский монастырь). 

 

Благодаря студентам, готовившим доклады на исторические и искусствоведческие темы, а также преподавателям – Андрею Виноградову, Льву Масиелю Санчесу, Олегу Воскобойникову и Андрею Исэрову, – готовым отвечать на все каверзные вопросы почемучек, поездка превратилась в непрекращающийся диалог поколений. Подобно тому, как архитектор А. В. Щусев, по словам Л.К. Масиеля Санчеса, находил в художественных формах связующие звенья между Востоком и Западом (мы видели его часовню на берегу Волги), преподаватели находили ключи от наших сердец, получая взамен искреннюю заинтересованность и любовь. 

Свияжск, некогда деревянная крепость, выстроенная Грозным за месяц как база для осады Казани и тогда превосходившая по периметру московский Кремль, – теперь небольшой тихий островок в две с лишним сотни жителей, впрочем претендующий на защиту ЮНЕСКО. Посетив миниатюрный деревянный Троицкий собор XVI в., храм свв. Константина и Елены в Успенском монастыре, собор Иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость и музей истории Свияжска, мы прослушали лекцию сотрудницы музея Светланы Фроловой, посвященную быту этого уездного города, захиревшего в советское время. Таким образом, мы смогли сравнить картины повседневной жизни губернского и уездного масштаба. 


Третий день оказался, пожалуй, самым сложным и насыщенным эмоционально и физически. Весь день в дороге: Казань – Чистополь – Болгар и обратно. В автобусе говорили в основном о поэзии. Знакомство с архитектурой Спасо-Преображенской церкви и могилой родителей Г.Р. Державина; трогательное прочтение стихотворений Марины Цветаевой и освещение переломных событий в биографии поэта; посещение музея, в котором жил и работал гуманист, стремившийся «во всем дойти до самой сути», Б. Л. Пастернак – всё это постепенно, цепляясь за каждую клеточку, каждое нервное окончание, погружало нас в трагическую историю русской поэзии, связанную с Чистополем: здесь были написаны первые страницы «Доктора Живаго». 

Боль, знакомая, как глазам – ладонь, 
Как губам –
Имя собственного ребенка. 

Наверное, этими строками из Цветаевой можно выразить впечатление, полученное от докладов и экскурсий по творчеству М. Цветаевой и Б. Пастернака. 

В послеобеденное время этого же дня мы, продолжая путь к заветной цели, двигались по направлению к городищу Булгар, расположенному в Спасском районе Татарстана, в 200 км от Казани. Дорога предстояла неблизкая, и большинство из нас задремало в автобусе. Когда мы проснулись, удивлению не было предела: заснеженная пустыня со всех сторон продувалась ледяным ветром с мокрым снегом. Вдали – белокаменные мечети, минареты, церкви и мавзолеи. Слияние Волги и Камы, слияние двух культур и битва зимы с весной, – таков был наш Болгар, монументальное воспоминание о Великом Булгаре, упоминавшемся еще в XII в. арабско-сицилийским географом аль-Идриси. Обратный путь сквозь пургу скоротали кто за песней, кто за Бродским вслух.


Последний день мы посвятили ознакомлению с основными мечетями и церквями Казани, пришлось в темпе легкого марша исходить весь центр. Освободившись от транспорта и разделившись, как всегда, на равные группы, мы отправились на улицы города в надежде успеть как можно больше увидеть в последние часы перед отъездом. 

Мечеть Нурулла, или Сеннобазарная мечеть, чей минарет непроизвольно отсылает нас к булгарской традиции, стал первым памятником Татарской слободы, который нам удалось посетить. Небольшой, но просторный храм с большими окнами и росписями в бронзовых и лазурных цветах открылся для нас с позволения хозяйки. Разувшись, мы зашли в тихое и уютное место и, расположившись вокруг наших преподавателей, увлекшихся рассказом об их путешествиях в Стамбул, о Коране и мусульманских традициях, погрузились в атмосферу спокойствия и душевного равновесия, которое многим из нас было необходимо после продолжительных поездок и почти бессонных ночей.


Однако время неумолимо убегало, и мы были вынуждены покинуть Татарскую слободу ради того, чтобы посетить другие памятники – Художественный музей и Казанский университет, отдел редкой книги и рукописей, а также несколько православных храмов (Петропавловский собор, Казанско-Богородицкий мужской монастырь), располагающихся вблизи Кремля. 

Вечерний скорый «Казань – Москва», дружелюбно впустил в вагоны нашу мирную орду, слегка потрепанную непогодой, но не уставшую. Мы изменились. Глаза горят жизнью и надеждами на дальнейшие путешествия. Голоса – звонкие и беззаботные – на весь вагон поют под гитару ставшие символами Пятой школы песни, хорошо знакомые и нам, и нашим учителям: Окуджава, Цой, Гребенщиков, Макаревич, Фабрицио де Андре. Ближе к ночи воцарилась-таки тишина. Пилигримы задумались. Нам повезло: выпал счастливый билет на свидание двух миров, связанных между собой так же неразрывно, как Волга с Камой. 

Текст: Наталья Тарасова, студентка первого курса бакалавриата истории
Фотографии: ординарный профессор О.С.Воскобойников