• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Бакалаврская программа «История»

«Никакой университет, кроме ВШЭ, не дает таких возможностей»

Интервью с Ириной Махаловой, выпускницей исторического факультета 2014 года, ныне студенткой университета имени Гумбольдта в Берлине


— После окончания Вышки был ли у тебя четкий план дальнейших действий?

Да, я подавала документы в зарубежную магистратуру за год до окончания факультета истории. В ноябре 2013 г., подав документы на получение гранта для двухгодичного обучения, еще раз в апреле я отсылала документы уже непосредственно для того, чтобы получить место в университете имени Гумбольдта (Берлин, Германия – прим. автора). Одновременно я подавала документы в феврале 2014 г. в Венгрию в Центрально-Европейский университет (г. Будапешт). В мае 2014 г. мне нужно было только решить, где я хочу дальше продолжать свое обучение. Для того чтобы подать заявку на грант и обучение, я начала за полтора года до окончания уже сдавать все иностранные языки и собирать необходимые документы.

— То есть изначально выбор был уже сделан: продолжать дальше учиться, а не работать?

Да, я точно хотела продолжать свое обучение дальше, заниматься историей и иностранными языками, получив при этом международный опыт.

 — А ты работала во время учебы здесь, на историческом факультете?

Изначально после первого курса меня взяли в ИГИТИ им. А. В. Полетаева на должность стажера-исследователя по рекомендации Юлии Владимировны Ивановой, которая у моей группы преподавала латынь. Она выбрала пару человек и предложила там поработать. Потом какое-то время я нигде не работала, а начиная с третьего курса, Олег Витальевич Будницкий предложил нескольким студентам, которые занимались у него на НИСе (научно-исследовательский семинар, который идет на протяжении всего периода обучения у бакалавров - прим. автор) «Вторая мировая война: новые источники, новые подходы», поработать стажерами-исследователями в Международном Центре истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий. Мы помогали организовывать конференции, научные семинары, занимались переводами научных статей, комментированием источников, связанных с историей Второй мировой войны, а также работали в архивах.

— Сейчас ты находишься в Берлине. Как тебе учеба, жизнь в другой стране? Нравится? Оправдались ли твои ожидания?

Я поступала конкретно в берлинский университет им. Гумбольдта. Еще во время обучения на факультете истории наш преподаватель Мартин Байссвенгер рассказал мне про Институт истории стран Восточной Европы и про профессора Йорга Баберовски, который является одним из ведущих специалистов по истории сталинизма в Германии.

Система здесь совершенно другая, начиная с того, что учиться все студенты в Германии начинают 15 октября, а заканчивают 15 июля. Все предметы я выбираю самостоятельно и сама решаю, по каким дисциплинам хочу писать эссе. В этом плане в Германии, конечно, больше свободы, ты сам составляешь свой учебный план. В течение четырех семестров (двух лет) я должна была набрать определенное количество кредитов, и всего нужно было написать восемь письменных работ, включая магистерскую диссертацию. Устные экзамены для студентов магистратуры здесь не предусмотрены, но зато к письменным работам предъявляются очень высокие требования, и на их написание дается полтора или два месяца.


Ирина Махалова в Германии

Наряду с основным предметом, которым для меня является история XX века, все студенты должны набрать определенное количество пунктов в каком-нибудь другом направлении обучения. Я сделала акцент на иностранных языках и выбрала французский как продолжающий и чешский как начинающий.

Плюс также заключается в том, что теория часто идет без отрыва от практики. Тема, которой я занимаюсь (история Второй мировой войны), очень тесно связана с историей и топографией Берлина. Часто в рамках курсов доценты проводили с нами занятия в многочисленных музеях и местах памяти Берлина (а их тут огромное количество), и мы имели возможность изучать не только саму историю, но и то, как она презентуется сегодня.   

Университет часто предлагает в рамках различных курсов выбирать экскурсии в другие города или даже страны, оплачивая при этом около половины стоимости поездки каждому студенту.

— Я знаю, что ты ездила в Италию.

Да, в первом семестре я выбрала курс с экскурсией и практическими занятиями в бывшем женском концентрационном лагере Равенсбрюк, который находится не так далеко от Берлина. На протяжении нескольких дней мы проживали в бывших комнатах надзирательниц лагеря и по восемь часов каждый день обсуждали источники, тексты, работали с архивными документами и пр. В следующем семестре я выбрала семинар с экскурсией в Санкт-Петербург. В мае к нам приезжали оттуда русские ребята из НИУ ВШЭ. А в июле мы ездили к ним и участвовали в семинаре на тему «Память о блокаде Ленинграда. А в третьем семестре я выбрала курс по истории Венеции (1400-1800), и мы провели в этом городе неделю в марте этого года с немецкими и итальянскими студентами, изучали памятники архитектуры, посещали Венецианское гетто. 

— А ведь чем-то эти поездки похожи на наши, когда мы на первом-втором курсах посещали Великий Новгород, Псков, Санкт-Петербург?

Да. Но у нас в Вышке это было совершенно бесплатно. И брали абсолютно всех. А в университете им. Гумбольдта – очень выборочно, не более 25 человек в рамках одного учебного курса. В Центре истории и социологии Второй мировой войны мы со студентами также под руководством Олега Витальевича старались организовывать подобные школы и семинары совместно с зарубежными университетами. Сначала мы организовывали Школу в Польше, потому что считали, что посещение Аушвица (Освенцима), позволяет глубже прочувствовать тему, которой мы все на тот момент занимались. Прочтение источников дает много, но это не дает атмосферы места.

Недавно, в октябре 2015, состоялась еще одна выездная школа в Берлине, которая проходила в стенах Свободного Университета Берлина и была посвящена теме принудительного труда в годы Второй мировой войны.

— Можно сказать, что Вышка и исторический бакалавриат дал тебе какие-то знания, навыки для того, чтобы ты поступила в Гумбольдт?

Да, безусловно! Во-первых, НИУ ВШЭ научила читать много, работать много, успевать все и везде, что необходимо для того, чтобы стать конкурентоспособным кандидатом на получение стипендии. Во-вторых, достойный уровень знания иностранного языка. В течение трех лет я занималась французским языком в группе Аристовой Валентины Николаевны, в результате чего достигнутый уровень был достаточен для сдачи французского как второго иностранного при поступлении в немецкий университет.   

ВШЭ дала шанс познакомиться с людьми из университетов разных стран и понять, чем и где я дальше хочу заниматься. Приехав в Берлин, я уже знала лично Кристиана Тайхмана, выступавшего на одной из конференций в НИУ ВШЭ, который помог мне и на месте сориентироваться, и в образовательную систему лучше вникнуть.      

— Какие у тебя планы на будущее? Собираешься вернуться в Россию или все-таки останешься в Германии?

На данный момент я планирую поступать в академическую аспирантуру НИУ ВШЭ и писать дальше кандидатскую диссертацию под руководством Олега Витальевича. К тому же в России у меня семья, любимый муж.

— Да, нужно еще сказать, что ты мужа на историческом факультете нашла.

Да-да, я нашла мужа. Это самое главное из всего, что мне дал наш факультет! К этому надо добавить и прекрасных друзей, отношения с которыми не прекратились с окончанием бакалавриата и переездом в другую страну.    


Выпускники 2014 года Ирина Махалова и Арсений Старков

— Если бы ты вернулась в далекий 2010 год, ты бы снова выбрала исторический факультет НИУ ВШЭ?

Да, потому что любой опыт, даже если он негативный, это все равно опыт. Это результат – ты понял, что тебе это не подходит. Мои родители, видя еще со школы мой интерес к истории, поддержали меня в выборе именно факультета истории. И сейчас уже стало понятно, что они не ошиблись. Конечно, поначалу все эти бессонные ночи убивали, и я думала: «Что и зачем я вообще делаю?» Но со временем, когда ты уже входишь в этот ритм и систему, все получается. Ну и, конечно, никакой университет, кроме ВШЭ, не дает таких возможностей: программы обмена, изучение иностранного языка, очень доверительные отношения с преподавателями и поддержка с их стороны.

— Ирина, не могу с тобой не согласиться. Спасибо за интервью!

 

Блиц-опрос:

1)     Первая дата, которая приходит тебе в голову?

22 июня 1941 г.

2) Историческая личность из прошлого, с которой ты бы хотела встретиться?

С Вячеславом Молотовым.

3) А в каком времени ты бы хотела оказаться, будь у тебя машина времени?

Это точно не Вторая мировая война! Я бы поехала в Германию 1920-х гг.

 

Беседовала Ольга Макаркина, выпускница ОП «История» 2015 года.