• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Вышкинцы на «Дожде»

Студенты факультета коммуникаций, медиа и дизайна побывали на телеканале «Дождь». Экскурсия была организована в рамках дисциплины Светланы Сорокиной «Проектный семинар» у второкурсников-медиакоммуникаторов.

Визит вышкинцев на «Дождь» начался там, где зарождается любой эфир, – в аппаратной. Отсюда они посмотрели несколько сюжетов дневного выпуска новостей, после чего познакомились с исполнительным продюсером Светланой Гуляевой. В течение часа она рассказывала и показывала, как устроен «Дождь», отвечала на вопросы и вспоминала самые яркие моменты в истории телеканала.

Первое, на чем Светлана заострила внимание, – график:

– У ребят, работающих вечером, летучка намечена на 12:30, а те, кто делают дневной эфир, приходят к десяти утра и оперативно решают, какие темы войдут в новостные выпуски. Сегодня – особенный день: 10 лет со дня убийства Анны Политковской. Это сквозная тема, которая так или иначе будет затронута в каждом выпуске новостей.

Мгновением спустя на одной из плазм редакции появился портрет Политковской... А Гуляева, окидывая взглядом единый зал, в котором сотрудники «Дождя» писали тексты, смотрели сюжеты и звонили экспертам, продолжала:

– Вообще мы нетипичный телеканал, и как таковых корреспондентов у нас нет. Есть понятие «продюсер» – человек, который сам выезжает на место событий, сам снимает, сам монтирует и сам же работает в кадре. На российском телевидении мы стали первыми, кто не отправляет на съемку целую бригаду, а обходится усилиями одного человека. Изначально мы брали в основном радио- или пишущих журналистов, которые после нескольких занятий с нашим педагогом приобретали навыки телевизионного производства. При этом нам не хотелось, чтобы это были просто говорящие головы – в каждом мы пытались раскрыть индивидуальность.

Группа проследовала в крохотную арт-студию. Здесь среди бесконечных камер, проводов и штативов собирали декорацию для одной из сегодняшних передач. По пути в телевизионные студии Гуляева рассказала о себе:

– По специальности я не журналист – училась на пиарщика в УрФУ. Когда я пришла на «Дождь», очень хотела работать именно в PR-отделе, но быстро поняла, что все самое главное и все самое интересное происходит в редакции, и стала ассистентом главного редактора. Сейчас я отвечаю и за расписание, и за съемки, и за спецэфиры, и за экстренные командировки…

Студенты со значением переглянулись:

– Трудная работа, но что труднее всего?

– Иногда хочется полета мыслей, чтобы придумать что-то необычное, – с воодушевлением произнесла исполнительный директор. – Но это не всегда получается, ведь ты находишься в жестких условиях, когда новости должны быть ежедневно.

После этих слов Светлана пригласила студентов в студию новостей. Часть группы уже вошла в павильон, как вдруг все оглянулись на оператора: «Ребята, у нас эфир идет». Все смутились и выбежали. Впрочем, в прямом эфире, говорят, и не такое случается!

– Есть ли у вас стоп-лист? – выступил с вопросом один из студентов.  

– У нас есть список людей, которых мы всегда зовем и которые никогда не приходят. А пригласить мы можем и Навального, и Жириновского, и вообще кого угодно. Я долго мечтала о рубрике «К нам сегодня не пришли», но, когда увидела это у Урганта, выпускать подобное было бы некрасиво. Конечно, у нас есть свои этические нормы: мы не берем чернуху, желтуху. Но вот что здорово: каждый из сотрудников может предложить свою тему, чтобы мы все вместе смогли ее обсудить.

В углу редакции показалась Наталья Синдеева, а Михаил Козырев приблизился и внимательно рассматривал группу экскурсантов. Эфир закончился, и вышкинцы окружили стол, из-за которого на «Дожде» читают все новости. Один из студентов подошел, углядел папку ведущей и внимательно ознакомился с ее содержанием.  

Звучный голос режиссера попытался успокоить суетящийся «Дождь»: «Коллеги, у нас «Искусственный отбор». Тишина». Не получилось.

Тем временем Светлана Гуляева рассказывала, чем угрожали корреспондентам телеканала, которые дописывали материалы за несколько минут до эфира:

 – Режиссер кричала: «Включайте камеру! Всем зрителям я буду показывать корреспондентов, которые не успели сделать работу!»

Светлана Сорокина тут же вспомнила подобный случай из своей практики:

– У нас была похожая история на российском телевидении. Женя Киселев постоянно опаздывал на программу, и режиссеру приходилось задерживать ее выход на несколько минут. Однажды он не выдержал и вывел программу в эфир с пустым креслом.

Впрочем, беседа быстро вернулась в серьезное русло. Гуляева рассказала о том, как «Дождь» работает в соцсетях, какими критериями руководствуется при формировании бесплатной части контента и насколько подробно анализирует свою аудиторию.

Не обошлось и без болезненного:

– Проверки к нам приходят каждый месяц: МЧС, налоговые, миграционная служба... После расследования про Чайку приходили из прокуратуры. Мы спросили у них: «Вы вообще видели наш репортаж? Хотите посмотреть?» В итоге пока они проверяли наши документы, мы включили им плазму.

– А после истории, жуткой по последствиям, с опросом про Ленинград появилась ли осторожность?  Какого рода? – спросила Сорокина.

– Конечно. В вычитке, в понимании того, что за любую провинность мы можем поплатиться. Все время мы общаемся между собой по этому поводу. Наши юристы – золотые люди. Постоянно мы показываем им фрагменты программ: «А вот это нормально?», «А за это не накажут?». Тяжело им с нами приходится. Мы все время экспериментируем, придумываем, а они все это расхлебывают.

Напоследок Светлана сообщила новость обескураживающую:

– На одно стажерское место у нас 112 человек. С практикой мы определяемся в апреле, и если есть желание, в это время стоит нам написать.

Ньюс-рум телеканала "Дождь"

Студенты о «Дожде»

Екатерина Федорова: «Мне было очень интересно понаблюдать за процессом работы редакции телеканала. Остались приятные впечатления от общения с исполнительным продюсером «Дождя»: она была открыта и доброжелательна. Грустно, что СМИ с таким потенциалом на 70% вынуждено существовать за счет средств подписчиков».

Мария Теплякова : «Очень грустные у меня эмоции после посещения «Дождя». Сотрудники занимают одно большое помещение: их в штате всего 200-250 человек. Сложно осознавать, что вот этот небольшой коллектив – наше практически единственное свободное либеральное СМИ. Единственный канал без цензуры и предвзятости выживает на 70% за счёт подписок. Жаль, что после того самого блокадного опроса (мы все понимаем, что это только повод) они вынуждены были покинуть «Красный Октябрь», лишились больших рекламных контрактов и огромной части аудитории из-за перехода на систему подписок.

Арина Хохлова : «Примерно так и представляла себя устройство телевизионной редакции. Эмоции? Вдохновение, но в то же время осознание того, насколько много требуется для поддержания работы канала».  

Егор Бульчук, 2-й курс