• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Формируя проарбитражный подход: обзор лекции Андрея Горленко о тенденциях и проблемах арбитража в современной России

20 февраля состоялась публичная лекция Андрея Горленко «Арбитраж в современной России: основные проблемы». Ответственный администратор Арбитражного центра рассказал о причинах и последствиях реформы третейских судов, специализированных арбитражах и диджитализации арбитражей.

Формируя проарбитражный подход: обзор лекции Андрея Горленко о тенденциях и проблемах арбитража в современной России

Андрей Горленко – выпускник факультета права НИУ ВШЭ 2008 года. Совсем недавно он дал интервью факультетскому пресс-центру, в котором рассказал кратко об основных проблемах и тенденциях арбитража в России. В публичной лекции эти вопросы были раскрыты подробно.

Что такой арбитраж? Это один из главных альтернативных способов урегулирования споров, который осуществляется в двух формах: институционального арбитража и арбитража ad hoc, то есть для конкретного спора. Выбирая арбитраж ad hoc, стороны сами устанавливают порядок, место арбитража и состав арбитров; институциональные центры предлагают собственную инфраструктуру и процедуру для разрешения споров. Раньше значительной разницы между этими формами не было, поэтому существовало около 1500 институций, по сути мало отличающихся от арбитражей ad hoc. Из-за простоты создания многие из якобы постоянных арбитражей учреждались для частных споров, причём зачастую недобросовестными сторонами ради конкретного исхода. Для добросовестных участников арбитраж ad hoc может быть удобен из-за своей конфиденциальности и гибкости, однако он требует «тонкой настройки» арбитражной оговорки, а значит, и высокой правовой культуры контрагентов.

После реформы третейских судов 2016 года, установившей жёсткие требования к институциональным центрам, велика вероятность более широкого распространения арбитражей ad hoc – т.н. «адхокизации» институций, по выражению Андрея Горленко. Поскольку такие действия совершаются в обход закона, государственные суды должны выработать позицию в отношении «карманных» учреждений, перекочевавших в зону ad hoc. В некоторых правопорядках, например в Китае, арбитраж для конкретного спора запрещён как таковой. Тем не менее, по мнению спикера, для нормального их функционирования пока достаточно введённых запретов на рассмотрение в них корпоративных споров и истребование доказательств; нормы, закрепляющей возможность отвести арбитра, обратившись в государственный суд, и ряда других новелл.

Другая форма обхода требований закона бывшими постоянно действующими учреждениями — офшоризация. Так, Арбитражный суд города Москвы отказал в исполнении решения Российско-Сингапурского арбитража по спору между российскими юридическими лицами из отношений без какого-либо иностранного элемента.




Активное обращение бизнеса к арбитражу для разрешения споров невозможно без уважительного отношения государственных судов к третейским судам. Широкое использование арбитражей недобросовестными участниками оборота привело к тому, что российские суды пока не придерживаются общемирового проарбитражного подхода. Тем не менее, реализация реформы должна способствовать устранению негативных проявлений, улучшению качества третейских судов и, как следствие, укреплению доверия государства к этому альтернативному способу разрешения споров.



Ответственный администратор Арбитражного центра рассказал и о таком неоднозначном явлении, как финансирование арбитража третьими лицами (
third party funding). В странах общего права (Великобритании, США, Гонконг, Сингапур), несмотря на запрет спонсирования сутяжничества XVI века, этот инструмент был разрешён на законодательном уровне. В России пока отсутствует нормативное регулирование, поэтому нерешёнными остаются проблемы конфликта интересов финансирующего лица и участников разбирательства, степень влияния «инвестора», например, на выбор адвоката и т.д. Развивая тему инвестиций, спикер рассказал о таком виде специализированного арбитража, как инвестиционный арбитраж. В отличие от традиционных такие разбирательства носят публичный характер: рассматриваются споры между иностранным инвестором и принимающим инвестицию государством. Другой пример специализированного арбитража, к которому в последнее время было приковано внимание общественности, — Спортивный арбитражный суд (CAS). Деятельность подобных арбитражей в России осложняется коллизией: если споры из контрактов спортсменами признаются трудовыми, то они не могут рассматриваться в арбитраже по российскому законодательству.