• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Бакалаврская программа «Право»

Преподавание права в Пекине // Интервью с Дмитрием Полдниковым

В рамках программы академических обменов с Китайским университетом политологии и права профессор Дмитрий Полдников в конце 2018 года прочитал курс на английском языке для пекинских студентов. Пресс-центр побеседовал с ним о том, как европейскую юридическую науку воспринимают в Китае, есть ли разница между московскими и пекинскими студентами, а также о новых научных событиях на факультете права.

Преподавание права в Пекине // Интервью с Дмитрием Полдниковым

Дмитрий Юрьевич, Ваш курс назывался The Learned Law In The European Legal Tradition: (Trans)formation, Decline, Revival. Что Вы в рамках него рассказывали китайским студентам?

Я планировал читать лекции о развитии континентальной юридической науки. С лёгкой руки Рене Давида, мы подразделяем романо-германскую правовую семью на право Западной, Восточной, Центральной, Северной Европы, а английское право вовсе изучаем отдельно. Для китайских же студентов это всё представляется единым «европейским», или западным правом.

Поэтому на месте план пришлось подкорректировать: я стал объяснять развитие юридической мысли на Западе, в дополнение к континентальной Европе также затронул английское и американское право. Последний семинар посвятил отечественной правовой науке. Российский опыт интересен для китайцев, потому что советское право стимулировало формирование права Китайской Народной Республики.


Вы первый преподаватель факультета права, который отправился учить студентов Поднебесной, став пионером программы академического обмена. Как Вы получили приглашение прочитать курс в Пекине?

В 2017 году наш факультет подписал договор о сотрудничестве с Китайским университетом политологии и права (CUPL). На рабочую почту пришло письмо о возможности читать курсы на факультете-партнере, если заранее подготовить программу курса и получить одобрение с китайской стороны. Процесс непростой. Нужно было за полгода до поездки отправить проект программы и пакет документов и к тому же найти «окно» в учебном расписании в Москве. Конечно, приходилось и работать удалённо из Пекина.

Как Вам удается найти подход к разным студентам? У Вас есть опыт преподавания для бакалавров и магистров, для юристов и не только, в других университетах Москвы, а теперь и в другой стране.

Ваш вопрос предполагает, что мне удается найти общий язык со студентами. Подход ищу всегда, но не всегда удается найти. Как получается? Сходу не могу сформулировать. В голове вертится что-то связанное с интуицией и опытом преподавания.

Однажды на методическом семинаре кафедры теории и истории права выступал специалист по когнитивному мышлению Давид Израилевич Дубровский с тезисом: «Человеческий мозг обрабатывает в сознании лишь незначительную часть информации. Гораздо больше происходит бессознательно». Думаю, поиск общего языка зависит от бессознательного оценивания. Смотришь на интерес студентов к сказанному на лекции, на академический или практический настрой, а также на то, насколько группа подготовлена и как хочет работать с информацией — получать или обмениваться. Много разных моментов, которые нельзя заранее предусмотреть. С опытом всё больше вариантов просчитываешь подсознательно и поочередно используешь их, чтобы создать творческую рабочую атмосферу.


Какие различия между студентами Вы замечаете чаще всего?

Наиболее заметная разница между бакалавром и магистрантом — уровень подготовки. Студенты бакалавриата охотнее воспринимают информацию в лекционном режиме. Возможно, мне так кажется, потому что у меня больше лекционных занятий с ними, чем семинарских. В магистратуре же студенты стремятся высказаться по поводу прочитанного, проявить свои исследовательские интересы, поэтому дискуссия просто необходима.

А как насчет различий между московскими и пекинскими студентами? Как бы Вы описали пекинских студентов?

На мой курс ходили студенты 2 и 3 курсов бакалавриата. Они подтвердили стереотип о трудолюбии студентов в Китае: почти все старались выполнять домашние задания и записывали лекции.


В китайской среде царит уважение к преподавателям, которых почтительно называют «лаоши». В российских же вузах дистанция между студентами и педагогами сокращается, особенно в Вышке. Обратная сторона почтительного отношения — это боязнь учащихся потерять лицо и признаться, что они не всё поняли. Они опасались задавать вопросы, чтобы не показаться неподготовленными и бестолковыми. Постепенно студенты стали доверять и поняли, что вопросы приветствуются. Любопытна разница в правовой культуре российских и китайских студентов. То, что кажется легким для нас, неочевидно для них. Скажем, нам несложно понять и принять важную роль частного права в жизни общества. Ещё в Древнем Риме подлинным правом считали частное, тогда как публичное считали чем-то нестабильным и политизированным. В истории же Китая право состояло из уголовных и административных распоряжений и запретов центральной власти. Нормы частного права назывались не правом («фалю»), а обычаями. Правовые обычаи в Поднебесной до сих пор почти не изучают и не преподают из-за их разрозненности, региональных отличий и, конечно, иного типа правопонимания.

Студенты в России относятся к постсоветской правовой культуре, а в Китае — к социалистической, но «с китайской спецификой», как сейчас это называется. Объясню на примере, что означает китайская специфика. Правовое государство в западной модели немыслимо без верховенства права и разделения властей. Однако китайская модель правового государства не предполагает независимости судебной власти. Дело в том, что на Западе преобладает представление о склонности человека к злоупотреблению властью. Говоря словами лорда Актона, «власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно». Чтобы избежать пагубного влияния власти, её принято распределять между тремя ветвями. У китайцев иное представление о природе человека, основанное на конфуцианстве. В целом они верят, что человек добр по природе и развивает в себе добро благодаря воспитанию. Поэтому образованный правитель может сосредоточить в своих руках всю власть без ущерба для правового государства.

Как Вам культура Китая в целом?

Я был первый раз в материковом Китае, и за пару недель удалось слегка погрузиться не столько в общую культуру Китая, сколько в молодежную и академическую. Из общения со студентами я сделал вывод, что для китайца в его родине заключается целый мир, а Европа представляется чем-то единообразным и далеким. Мы, в свою очередь, видим богатство и разнообразие европейской цивилизации, но не разбираемся в региональных отличиях Поднебесной.


Первое погружение в культуру оказалось тесно связано с «китайской» кухней. Оказалось, «китайской» кухни нет, у каждого региона она своя. Это не просто питание, а стиль жизни, если угодно: готовить из свежих, разнообразных продуктов, подавать и пробовать все блюда сразу и в компании. Пища мне в общем понравилась, даже в студенческой столовой она свежая, с плиты. Правда, есть гастрономические сложности: при заказе трудно понять, из какого продукта блюдо — мясо, рыба или еще какая живность. Правильное сочетание блюд — тоже целая наука. Китайцы сразу определяют туриста по несочетаемости блюд на столе. Мне в этом плане повезло, студенты помогали формировать меню. Вот коллега рассказывал, как однажды заказал суп дня на юге Китая, а в нем плавала голова обезьяны. В окрестностях университета CUPL такой экзотики нет, к счастью.

Планируете ли и далее расширять знакомство с Китаем и участвовать в программе академических обменов с вузом-партнером в Пекине?

Да, планирую продолжить знакомство с Китаем. Но очень мешает полное незнание языка. Без него — всё равно, что путешествовать в мыльном пузыре. Можно увидеть, но не понять чужую страну, как в случае с правовым государством с китайской спецификой. Пожалел, что не знаю китайского в двух случаях. В своем багаже, помимо знаний и контактов, я привез несколько сортов чая, которые не вывозят на продажу из Китая, поэтому инструкция к ним на китайском. Еще хотелось понимать китайскую речь, когда студенты переговаривались во время лекций: объясняли друг другу некоторые моменты или даже обсуждали преподавателя. Сегодня общение облегчают электронные переводчики. Правда Гугл в Китае заблокирован, но Яндекс работает, даже offline.

Спасибо, Дмитрий Юрьевич! Желаем увлекательных поездок и дальнейшего развития сотрудничества с китайскими коллегами и Вам, и всему нашему факультету!

В ближайшее время в Вышку планируют приехать два гостевых профессора из Пекинского университета. В первой половине апреля доктор Ву Инъин прочтет курс лекций на англ. языке ‘Trade Remedies, Labor and Human Rights' для студентов магистерской программы «Право международной торговли, финансов и экономической интеграции».



В завершение темы обмена международным опытом. Вы стали руководителем оргкомитета конференции Сообщества правоведов Центральной и Восточной Европы (CEENELS), которая пройдёт 14-15 июня 2019 года на базе факультета права Вышки. Как Вы думаете, чем уникальна конференция CЕENELS?

Уникальность конференции в том, что она задумана как широкая площадка для общения правоведов из самых разных стран Центральной и Восточной Европы по широкому кругу вопросов. По охвату международных участников и широте тематики я не знаю прямых аналогов в России и СНГ. Крупные конференции в Москве до сих пор с преобладанием отечественных участников. А эта конференция с сильным зарубежным составом участников.

Беседовала: Энже Зарипова

Фото: личный архив Д.Ю. Полдникова