• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Не экономический анализ права, а правовой анализ экономики // Обзор V Всероссийского юридического форума (Часть 1)

22 сентября 2021 года в Москве прошёл V Всероссийский юридический форум, организованный компанией «Гарант». Основной повесткой первой секции форума стали реформы корпоративного права. Слушателями были десятки тысяч человек, в том числе представители студенческого пресс-центра.

Не экономический анализ права, а правовой анализ экономики // Обзор V Всероссийского юридического форума (Часть 1)

Дмитрий Першеев, председатель совета директоров «Гаранта», открыл форум своим выступлением. Он уделил внимание наиболее общим тенденциям законотворчества России: росту числа принимаемых федеральных законов, их подчас слишком быстрому изменению (особенно это актуально для Налогового кодекса и КоАП) и «Регуляторной гильотине» — процессу отмены устаревших нормативных актов. Спикер отметил, что большая проблема российских законов — постоянно растущая языковая сложность их текстов, которые временами даже сложнее для восприятия, чем сочинения Канта.

Вслед за Дмитрием Першеевым выступил Павел Крашенинников, председатель комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству. Спикер затронул тему «гаражной амнистии». Ещё 16 лет назад была проведена «дачная амнистия», позволившая закрепить право собственности граждан на миллионы объектов, однако лишь сейчас удалось создать законопроект, включающий в программу реформы гаражи. Павел Крашенинников обратил внимание на условность названия «амнистия»: непонятно, кого здесь амнистируют, граждан, регистрирующих принадлежащие им права, или государство?

Первая секция форума была посвящена корпоративному праву после реформы 2014 г. Модератором дискуссии был Дмитрий Ломакин, адвокат, профессор кафедры гражданского права МГУ.

Евгений Суханов, заведующий кафедрой гражданского права МГУ, в начале своего выступления отметил, что корпоративное право России рождалось «в боях и муках», и призвал к проведению исследований в сфере не экономического анализа права, а правового анализа экономики, чтобы выяснить, какие организационно-правовые формы юридических лиц действительно нужны предпринимателям (так, появившиеся около 10 лет назад хозяйственные партнерства оказались ими не востребованы).

Александра Маковская, судья Высшего Арбитражного суда в отставке, высказалась о проблеме расхождений между реформированным ГК РФ, законами об ООО и АО и потенциальном пути их преодоления — принятии нового Федерального закона «О хозяйственных обществах». Эта идея обосновывается и наличием большого количества норм, применимых как к ООО, так и к АО, и противоречиями между «корпоративными законами» и Гражданским кодексом. В законе об акционерных обществах сохранилось деление на ЗАО и ОАО, давно утратившее актуальность. ГК позволяет передачу части компетенций совета директоров иному органу, специальный закон это запрещает. Нет и единых правил о голосовании при выборе членов совета директоров. 

Андрей Габов, заместитель директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, обратил внимание на отсутствие в российском праве понимания того, что есть корпорация, например, нотариусы отказывают наследникам учредителей некоммерческих организаций в признании их прав.

Ирина Шиткина, профессор кафедры предпринимательского права МГУ, посвятила свое выступление введенной в 2020 году возможности внесения сведений в ЕГРЮЛ о типе распределения полномочий между двумя директорами: совместный или раздельный. По мнению спикера, такая строгая дихотомия прописана в ГК ошибочно, а подход к видам множественности директоров должен быть гибким: согласно реальным уставам обществ, представители обязаны совершать совместно лишь некоторые сделки. Однако, на данный момент тонкости разделения компетенций между директорами отразить в реестре невозможно. Верховным Судом было принято решение при отсутствии в ЕГРЮЛ необходимых сведений наделить контрагента правом рассчитывать на то, что совершаемая им с одним директором сделка будет действительна. В итоге хозяйственные общества оказываются слабо защищены от сделок директоров с выходом за пределы полномочий: они не признаются недействительными при добросовестности контрагента. 

Александра Маковская обратилась к теме подачи заявления о банкротстве при множественности директоров. По мнению спикера, у каждого из директоров должно быть право обращения в суд с заявлением о банкротстве. Ирина Шиткина, напротив, высказалась о том, что при несогласии между совместно действующими директорами по вопросу подачи заявления в суд волю нельзя считать сформированной. Как бы то ни было, в уставе общества следует закреплять механизм разрешения конфликтов между директорами.

Александр Кузнецов, руководитель группы корпоративных споров в «Пепеляев Групп», заметил, что на практике каждый директор считается полномочным для обращения в суд. Спикер скептически отнёсся к идее перенесения данных из устава общества в ЕГРЮЛ: в европейской практике не признаётся обязанность контрагента проверять устав ввиду риска наличия внутренних конфликтов в обществе. 

Дмитрий Ломакин осветил проблему допущения новой редакцией Гражданского кодекса непропорциональности между объемом прав участника общества и его долей в уставном капитале. Существует теория о том, что все юридические лица делятся на объединения лиц (товарищества) и объединения капиталов (акционерные общества). Промежуточное положение занимают общества с ограниченной ответственностью, где у участников могут быть обязанности, связанные с личностью и не передающиеся при переходе прав на долю. Однако, в непубличных акционерных обществах допущение непропорциональности объема прав и доли участников вызывает сомнения: так непубличные АО становятся полными эквивалентами ООО, оттуда даже можно исключать участников. Такое регулирование противоречит и российскому законодательству о ценных бумагах, где сказано, что ценные бумаги одного выпуска предоставляют равный объем прав. 

Евгений Суханов пояснил, что при написании корпоративных законов разработчики из Минэкономразвития ошибочно ориентировались на институты стран семьи общего права, где публичные и частные компании делятся на доли, становящиеся акциями лишь в момент выхода компании на биржу. А в континентальном праве существует строгая дихотомия обществ с долями, не обращающимися на бирже (ООО) и акционерных обществ. 

Андрей Габов посвятил свой доклад интегрированным структурам и экономической зависимости, которые до перехода к рыночной экономике никак не были исследованы с точки зрения права. В 1990-х годах появилась правовая возможность создавать дочерние общества: она позволяла предпринимателям устанавливать экономический контроль над другим юридическим лицом и не складывать все яйца в одну корзину на случай кризисной ситуации.  Материнские общества были обязаны отвечать по долгам дочерних. Позднее в ГК появились схожие по смыслу понятия, связанные с возможностью одного лица определять действия другого: фактически контролирующих должника лиц, аффилированных лиц, конечных бенефициаров. В 2015 году был закреплен перечень оснований ответственности материнского общества по обязательствам дочернего, поскольку кредиторы злоупотребляли предоставляемой им возможностью привлечения материнских компаний к субсидиарной ответственности. Андрей Габов пришёл к выводу о необходимости правовых исследований типов и природы экономической зависимости.

Последняя проблема, обсуждаемая в рамках этой секции — реорганизация. Александр Кузнецов в своем выступлении обозначил основную цель этого института — адаптацию организационно-правовой формы бизнеса к условиям его развития. Реорганизация — универсальное правопреемство, которого невозможно достичь при создании нового юридического лица с нуля. Далеко не всегда она может быть проведена во вред интересам кредиторов. Потому несправедливым является право кредитора досрочно потребовать исполнения всех обязательств в случае реорганизации должника: это прямой путь к его банкротству. Для решения этой проблемы Александр Кузнецов предлагает поставить обязанность исполнений требований кредиторов под вопрос о том, насколько потенциально вредоносна для кредитора реорганизация. 

 Продолжение следует.

Текст: Анастасия Баль

Фото: https://conf.garant.ru