• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Японисты 1 курса о выставке работ Василия Верещагина

Студенты поделились своими впечатлениями о выставке и о том, как она помогла им понять и раскрыть материалы востоковедческих курсов.

С апреля по июль 2018 года в Москве в Третьяковской галерее проходит выставка работ Василия Васильевича Верещагина (1842-1904), которая стала очередной культурной сенсацией российской столицы. Творчество этого художника тесно связано с Востоком, где Василий Васильевич неоднократно бывал – от европейской части Османской империи и до Японии.

Разумеется, такое востоковедческое культурное событие не могло пройти незамеченным для студентов-востоковедов. Японисты 1 курса посетили выставку и дополнили свои впечатления и знания об истории восточных регионов, с которой они подробно познакомились в первый год обучения.

Богдан Градов:

«Несмотря на то, что Туркестанскую серию рассматривают преимущественно в контексте военных действий, а значит, батального жанра, она также даёт представление о тех народах, которых пытались усмирить наши войска. Без отражения культурных особенностей этих людей можно было бы подумать, что в этой войне они преследуют те же цели, находятся, так сказать, в одной плоскости с нами. Верещагин показал, что народ в другой части света – это, в первую очередь, иной тип мышления и только потом геополитический актор. Ряд картин с выставки осели в памяти особо сильно, потому что изображают дервишей, которые сродни христианским юродивым. Стоя у деревянных двустворчатых дверей, покрытых замечательной резьбой, они штопали свой лоскутный костюм, не снимая его, и произносили в это же время молитвы («У дверей мечети»). Верещагин писал, что этим они занимаются большую часть своего времени. Мне это напоминает буддийскую медитацию, которую я периодически пытаюсь освоить, но каждый раз бросаю из-за недостатка терпения. Возможно, знать теоретические положения той или иной философии или религии недостаточно и нужно познать их эмпирически. Точно так же и с другой культурой – нужно погрузиться в нее, а не воевать.

<…> Туркестанская серия, безусловно, открывает дверь и в визуальный, и в культурный миры Средней Азии. Но помимо энциклопедического характера выставки выделяются также важные общечеловеческие проблемы. Одни картины Верещагина изображают Восток привычным, родным, а другие убеждают в том, что это непостижимая экзотика с людьми, которые мыслят иначе. Для востоковеда важно чувствовать этот баланс».

Дарья Куратцева:

«С творчеством Верещагина я знакома давно, однако ещё никогда не получала такой радости от его изучения! Выставка произвела на меня огромное впечатление. Во-первых, я смогла посмотреть на давно знакомые картины с точки зрения будущего востоковеда. Было невероятно интересно увидеть, как темы наших семинаров отражаются в произведениях искусства. Это напомнило многие важные моменты и помогло лучше запомнить некоторые события из истории восточных народов. Во-вторых, благодаря грамотно организованному пространству выставки, я увидела совершенно новые смыслы в творчестве Василия Васильевича не только как востоковед, но и просто как человек, интересующийся историей своей страны и всего мира в целом».

Мария Кияева:

«Японская коллекция очень отличается от других работ художника. В Японию Верещагин ездил незадолго до русско-японской войны и показал серию картин на темы мирной жизни японцев. Картины отличаются не только тематикой, но и цветом: данные полотна выполнены в более темных цветах, так как художник, во-первых, посещал храмы либо рано утром, либо поздно вечером, когда верующих было не так много, а во-вторых, потому что это уже совсем другой Восток. Это уже не палящий и пустынный Туркестан или Сирия. Здесь нет жаркого солнца или бескрайних пустынь. Это место отличается традициями даже от Индии, которая находится относительно недалеко. В японской серии уже не так много картин с точными прорисованными элементами. Автор передает спокойствие и аскетизм этой страны, ее отрезанность от всего мира. Наверное, это одна из самых гармоничных серий выставки».

Айдай Айтимбетова:

«Верещагин приехал в Среднюю Азию в период её завоевания Россией, когда война с Бухарским эмиратом ещё не закончилась, поэтому большинство картин изображают именно ужас войны. После просмотра картин, на которых были изображены жестокие битвы и смерти в основном русских солдат, я сделала неожиданный для себя вывод — российские войска тоже очень сильно пострадали в ходе войны в Азии. В школе при прочтении книг и литературы на эту тематику нам прививали мысль, что Российская империя была намного сильнее, почти не несла какие-либо потерь и не прикладывала много усилий для победы. Упор всегда делался на страдания нашего народа, а Российскую империю делали чуть ли не всесильной. На картинах Верещагина передо мной предстало совершенно другое видение этой войны. После этой выставки я пересмотрела своё мнение о «легкой» победе Российской империи».

Анастасия Кувалдина:

«Между моими одногруппницами на выставке возник дружеский спор, над которым я тоже задумалась. Разговор зашёл о разных взглядах на искусство. Кого-то очень тронуло изображённое на картинах – красота, идеальность постановки, а кто-то предположил, что в идеально поставленных и продуманных картинах особо большого смысла нет, что главным должна быть не красота, а а задумка. Я склоняюсь к мнению, что картины Верещагина реалистичны, но в то же время и двойственны. Думаю, что одной из целей Верещагина было показать Восток таким, какой он есть, открыть для обычных людей его потайные уголки. Ещё один «побочный» эффект выставки – мне безумно захотелось путешествовать».

Арина Гундырева:

«Показывая такие разные стороны востока, Верещагин в какой-то степени вызывает у зрителя недоумение. С одной стороны, большая серия работ посвящена ужасам войны, и ты всячески отрицаешь её необходимость. Кажется, что Россия могла бы решить вопрос границ и более мирным путём, не губя своих солдат и не разрушая устои других государств. Однако затем В.В.Верещагин показывает самые нелицеприятные обычаи и традиции Востока, которые вызывают даже отвращение. И даже начинаешь немного оправдывать войну, ведь в итоге, эти пережитки прошлого были преодолены. Но и затем Верещагин заставляет изменить твоё мнение, показывая красоты Востока, многие из которых так же были уничтожены в ходе войны. Художник тем самым говорит, что у всего есть цена. Вопрос в том, что всегда ли она справедливая».

София Зинатуллина:

«Японская серия впечатлила меня сильнее остальных (и это не из-за того, что я учусь на японистике). Несмотря на то, что картин было представлено немного, ощущалось влияние новых течений в живописи, зародившихся в конце XIX века. Акцент в работах сделан на красках. Мрачные тона на полотнах художника отражают его отношение к происходящему в мире: новая война ­­­– глупая, ненужная, которая унесет сотни тысяч жизней (и даже жизнь самого Верещагина). Японская осень, представленная в пейзажах, мрачна, ее оттенки напоминают нам о крови, которая проливается в это время в конфликте между русскими и японцами».

Дарья Разухина:

«После посещения выставки Верещагина в моей голове приобрели новые краски события и личности, о которых я читала весь этот год – Тамерлан, Шах-Джахан, Константин фон Кауфман и Михаил Скобелев. Картины художника заставляют ещё сильнее влюбится в культуру и пейзажи Востока, а также дают пищу для размышлений о цене жизни человека».