• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
13
Ноябрь

Ли Орён «В тех краях, на тех ветрах»: взгляд первокурсницы

Рецензия студентки 1 курса Елизаветы Протковой на книгу Ли Орён «В тех краях, на тех ветрах».

Впервые я начала читать эту книгу год назад, когда вопрос о выборе специальности стоял как никогда животрепещуще. Мне хотелось заниматься Востоком в целом, и необходимость выбрать страну специализации сокрушала, но делать было нечего. По некоторым причинам мой выбор склонялся в сторону Кореи, и для того, чтобы убедиться, что этот регион мне действительно будет интересен, я стала читать книги о культуре народа «Страны Утренней Свежести». Тогда-то мне и попало в руки произведение Ли О Рёна.

Не могу сказать, что оно внесло ясность в мои мысли – скорее, сильнее запутало. Поразительная честность, с которой писатель говорил о своей Родине, шокировала меня, и я, дочитав лишь до половины, решила оставить «В тех краях, на тех ветрах» до лучших времен, при этом серьёзно задумавшись, а надо ли оно мне вообще.

Как оказалось, надо.

И на первом курсе кореистики я открыла эту книгу снова.

Как я уже сказала, первое, что бросается в глаза при прочтении – это честность Ли О Рёна и то сожаление, с которым он «линчует» общество Кореи. Ещё в Лицее моя преподавательница по русскому любила говорить, что: «патриотизм – это мера стыда за свою страну». Читая «В тех краях, на тех ветрах», я думала, что Ли О Рён, на самом деле, большой патриот и очень любит Корею, потому и критикует её, желая хоть как-то ей помочь. С присущей своему народу силой писатель сокрушается о состоянии своей страны, но делает это с сыновьей нежностью, что добавляет трогательности тексту.

Второе, что невозможно пропустить в этом произведении – это начитанность и образованность автора. Знания о культуре, истории и фольклоре других стран позволяют ему лучше проиллюстрировать тот или иной феномен, присущий культуре Кореи, делая его ярче на контрасте.

И третье, что я хотела бы отметить – красота слога. Возможно, это стоит отнести к заслугам переводчика, но читать книгу было легко и приятно, что очень радует после огромного количества учебников по истории и научных текстов.

Итак, что же я думаю о корейцах после прочтения этой книги? Невозможно скрыть, они вызывают во мне сложные чувства. Не могу сказать, что книга сняла с меня розовые очки или зарядила любовью к Корее на оставшиеся пять лет обучения в университете, но она, определённо, многое прояснила для меня.

Когда мы сидим на лекциях по «Истории Кореи», то и дело кто-нибудь поднимает руку и спрашивает: «а где логика?», на что наша преподавательница, Наталья Алексеевна Чеснокова, только пожимает плечами и разводит руками. «Логика всегда где-то рядом» - её любимый ответ на подобные вопросы, из-за которого не знаешь, то ли смеяться, то ли плакать. В Китае всё циклично, в Японии – логично настолько, что даже предсказуемо, а читая историю Кореи, думаешь, кто вообще мог бы до такого додуматься.

Послать армию в тыл, ущемив права военных? Легко!

Спорить о ритуале, когда в стране разруха и голод? А что, бывает по-другому?

Вольно или невольно возникает много вопросов о Корее и корейцах. Книга Ли О Рёна даёт прекрасные ответы. У корейского народа на первом месте стоит не голый расчёт, не практичность, а эмоциональная составляющая. Эти люди очень душевные и сентиментальные: им не кажется странным, что Тхэджо делает наследником своего младшего сына просто потому, что мать этого мальчика – его любимая жена. Поступать, как «велит сердце» - для них нормально, и собственные моральные проблемы кажутся им более важными, чем амбиции о завоевании мира.

Да, корейцы совсем не воинственные. Когда я думаю о китайцах, мне легко представить бравых воинов, сражающихся с «варварами». Когда я думаю о японцах, первыми на ум приходят самураи, без промедления убивающие врагов. Представить же корейца верхом на лошади, да ещё и в доспехах, практически невозможно – хвараны и те, лучше представляются танцующими у водопада, чем сражающимися на поле брани.

Это не значит, что корейцы мягкотелые и бесхребетные – вспомнить хотя бы, как отчаянно сражались крестьяне с монголами или японцами по время Имджинской войны. Просто корейцы очень мирный народ. Со времён Трёх Королевств на территории Корейского полуострова ни у кого и мысли не возникало о масштабных завоеваниях, и даже в локальных конфликтах корейцы могут только сотрясать воздух словами и бесцельно махать кулаками, так и не дотягиваясь до оппонента.

Может, подобная «миролюбивость» стала следствием географического положения Кореи: весь её мир состоял из Китая да Японии, и «скалить зубы» там было попросту не на кого. Маленькая Корея всегда была заложницей своего полуострова: бежать ей с него было некуда, поэтому она могла либо приспособиться к своим могучим соседям, либо погибнуть. И корейцы избрали первый вариант.

С какой-то стороны, в этом плане мне ближе Япония. Я всегда восхищалась волевыми и сильными людьми, чьи действия продиктованы холодным расчётом и рациональностью. Невероятные японские дворцы, стремившиеся обогнать китайские по красоте и масштабу, впечатляют меня, как и старинные постройки, сохранившиеся ещё с первых веков. Когда я думаю о том, что в Корее в давние времена всё было такое же невероятно красивое – мне становится грустно. Ещё грустнее мне становится, когда я думаю, что японцы приложили руку к тому, что в Корее ничего не осталось в то время, как у них самих всё стоит и развлекает туристов.

Какими бы прогрессивными и рациональными не были японцы, корейцам легче сопереживать и симпатизировать именно из-за их мягкости.

Так же, неожиданно для себя, во время прочтения я осознала схожесть русского народа и корейского. Несчастный корейский крестьянин навевает воспоминания о русской деревне, где люди тоже жили в голоде, холоде и несчастье. Заунывные песни корейских женщин в чём-то передают пессимистичный взгляд на мир русского человека, а пассивность – долгое время удерживала оба народа от борьбы за свои права. Так может, это одна из причин, почему, в общем и целом, Корея нам близка?

Чем Корея точно отличается, так это отсутствием индивидуализма. Сложно сказать, хорошо это или плохо: с одной стороны, корейский народ – невероятная сила, сообща они могут добиться потрясающих результатов (например, экономического чуда), но с другой стороны, из-за отсутствия личности и границ индивидуальности, всё выносится на обозрение и обсуждение общественности, и это давит.

В общем и целом, мне понравилось произведение Ли О Рёна, я получила наслаждение от прочтения и узнала много нового о корейцах. Но я бы не советовала читать это людям, которые только начинают интересоваться Кореей, поскольку без знания истории и традиций региона многое останется непонятным и только сильнее запутает.

Текст: Елизавета Проткова, студентка 1 курса корейского направления Школы востоковедения НИУ ВШЭ