• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

От Басманной к Фрайбургу: путь к магистратуре в немецком городке

Лариса Иващенко – выпускница образовательной программы «Филология» – сейчас учится во Фрайбургском университете, одном из старейших в Германии. Лариса увлечена изучением иностранных языков и уже в недалеком будущем планирует преподавать немецкий. В небольшом интервью она рассказала о жизни и обучении за границей, о том, почему немецкий язык так прекрасен, почему иногда важно не быть перфекционистом и что делает Фрайбург особенным городом.

От Басманной к Фрайбургу: путь к магистратуре в немецком городке

– Лариса, для начала хочется поговорить о твоих выборах и решениях за последние несколько лет, которые привели тебя к тому, где ты сейчас. Почему филфак? И почему именно в Вышке?

– Мне всегда нравились иностранные языки и литература. Вышкинский филфак мог предложить и то, и другое. Так почему нет?

– А как в твоей жизни появился немецкий язык и осознание того, что ты хочешь всерьез изучать его с тем, чтобы после сделать своей профессией?

– До первого курса в Вышке я не знала ни одного слова по-немецки. И вообще, я хотела сначала учить французский. Потом как-то спонтанно переписалась на немецкий и никогда об этом не пожалела.

Дело в том, что изначально все, что было связано с немецким языком, приносило только положительные эмоции. А когда что-то нравится и есть хорошая мотивация - все получается! У меня был замечательный, лучший преподаватель - Екатерина Борисовна Аралова: каждая ее пара для меня была праздником. Мне было так легко и интересно заниматься немецким, что в какой-то момент это превратилось в своего рода зависимость. Никакому предмету я не уделяла так много внимания и времени, как немецкому. Я могла целыми днями делать упражнения на грамматику, учить топики, стихотворения. Доходило до того, что я настоятельно просила дать мне дополнительные задания, которые я, выполнив, отсылала преподавателю на проверку: будто ей и обычных наших работ не хватало!

Что касается осознания немецкого языка как профессии, то об этом еще рано говорить. Пока ведь, обучаясь на магистерской программе “Deutsch als Fremdsprache – Deutsch als Zweitsprache” [«Немецкий как второй иностранный язык»] Фрайбурга, я только приобретаю профессию. Но я всегда хотела заниматься иностранными языками, и мне очень комфортно на месте учителя/преподавателя. Надеюсь, в будущем получится это объединить.

– Что же такого есть в немецком языке, что отличает его от других распространенных в мире языков? В чем его особенное очарование?

Ох… Я так много могу говорить о нем, что лучше ограничусь тем, что для меня он невозможно красиво звучит и мне вкусно во рту, когда я на нем говорю.

– Ты участвовала в конкурсе "200 слов о немецкой литературе", в рамках которого тебе даже удалось, заочно познакомившись с Паулем Мааром [немецкий детский писатель, переводчик, иллюстратор; большую популярность приобрел благодаря серии книг о рыжеволосом мальчике Субастике], перевести один рассказ с его личного разрешения! Расскажи, пожалуйста, о самом конкурсе, об общении с Мааром и опыте перевода его текста.

    
        – О конкурсе я узнала от Юлии Валерьевны Пасько, которая и предложила мне в нем поучаствовать. До этого мы часто переводили отрывки из художественных рассказов на занятиях немецкого языка. Мне всегда это очень нравилось, но давалось тяжело. Порой бывает очень трудно передать непереводимую красоту фразы так, чтобы это сохранилось и в русском без смещения смысла. Иногда это просто невозможно и приходится как-то выкручиваться, выдумывать что-то свое. 

Сама возможность полноценного перевода и его публикации меня очень привлекли. Но по условиям конкурса можно было перевести лишь какую-то часть книги или рассказа из-за возможных проблем с авторским правом. Мне же непременно хотелось перевести весь рассказ, тем более что он совсем небольшой. В связи с этим мы написали личное письмо господину Маару, и он дал нам свое согласие на перевод. По случайному совпадению через пару месяцев он был в Москве, и было очень здорово его увидеть, подписать у него книги и узнать, что я его самая молодая переводчица

– В чем для тебя состояла наибольшая трудность при переводе?

            – Заниматься художественным переводом вообще очень любопытно, однако, это занятие для терпеливых и, скажем так, уверенных. Сегодня тебе кажется, что „отчетливо“ звучит лучше, чем „ясно“, а завтра – наоборот. Я помню одно предложение в рассказе, которое я меняла раз десять и никак не могла решить, что же лучше подходит. 

            – Я так понимаю, из переводческой и преподавательской деятельностей тебя больше привлекает преподавательская. Почему? Тебе не было бы интересно продолжать переводить - или заниматься изучением переводов?

            – Потому что преподавание всегда связано с живыми людьми, а не с листком бумаги. На мой взгляд, намного интереснее общаться с людьми, узнавать от них что-то новое, получать и отдавать знания и эмоции. Люди меня безмерно вдохновляют. Они такие разные, интересные, непохожие. Моя работа всегда будет связана с ними.

– Я также знаю, что ты не так давно сдала экзамен на знание немецкого языка и получила за него С2 [вторая ступень proficientuserв европейской системе], а это практически уровень носителя языка! Долго ли ты шла к этой цели и действительно ли она так недостижима, как кажется?

– Я сдала этот экзамен в конце третьего курса, то есть спустя три года с начала изучения языка. Мне кажется, это совсем несложно и, если захотеть, то очень даже достижимо. У меня был огромный интерес к языку, большая мотивация и прекрасные преподаватели. Думаю, поэтому все и получилось. 

– А если говорить не только о языке, но о Школе филологии в целом: пригодились ли тебе знания, полученные в нашем бакалавриате? Согласилась бы ты с утверждением, что филологическая программа – хороший фундамент для дальнейшего образования?

Я склонна верить, что все, что мы когда-либо учим, пригождается. К сожалению, пока я не могу сказать, что полученные в бакалавриате знания ежедневно применяются мной на практике. Однако уметь рассуждать о магическом реализме, петраркизме в Испании и кватроченто на трех иностранных языках – это уже неплохо. Не думаю, что могла бы научиться этому в другом месте.

– Как ты думаешь, что непременно нужно знать абитуриенту (или к чему ему нужно быть готовым) прежде чем идти на наш факультет?

– Хм…Что надо будет много читать?

– Но многие студенты, например, жалуются на большую нагрузку, непомерные объемы информации, стресс и бессонные ночи. За все время обучения в двух странах в двух университетах успела ли ты выработать какие-то свои «лайфхаки» для облегчения студенческой жизни?

Наверное, это прозвучит странно, но в моей жизни никогда не было бессонных ночей из-за учебы. У меня прекрасный тайм-менеджмент и адекватная расстановка приоритетов. И еще я, слава Богу, не перфекционист (пока это не касается иностранных языков). Если что-то не получалось, я что-то не успевала - все равно шла спать. Какой смысл не спать ночью, когда она для этого и нужна? Стресс был, да. Бесконечные задания и приближающиеся дедлайны пугали. Но в такие моменты я всегда говорила себе - это ведь все такая суета! Это очень помогает. Поэтому я никогда не понимала своих однокурсников с мешками под глазами, злых и раздраженных после бессонных ночей.

Что ж, кажется, с такой установкой выжить вполне реально…

Да и вообще, если говорить об учебе здесь, в Германии, то по сравнению с Вышкой она больше похожа на отдых. У меня за весь семестр был только один дедлайн и одна серьезная работа. Но, несмотря на это, не могу сказать, что это непродуктивно. Напротив, в таком расслабленном режиме ты можешь на все найти время: на все предметы, на все задания, не жертвуя своими интересами и своим свободным временем. У меня же пока бóльшее количество времени уходит на созерцание природы и разгадку немецкого менталитета, чем на учебу. Как-то так.   

– А какие особенности жизни в Германии, немецкого менталитета ты могла бы назвать, которые способны влюбить в себя иностранца?

– Как ни странно, чем больше живешь здесь и общаешься с немцами, тем сложнее выделить какие-то конкретные особенности их менталитета и особенности жизни здесь. Хотелось бы рассказать про знаменитый немецкий Ordnung и пунктуальность, но не буду. Все это действительно зависит от конкретного человека. Наверное, я бы отметила доброжелательность. Здесь все милые, и это бросается в глаза. Вот только искренне ли они милые или нет, это уже надо разгадывать самим, что ох как непросто.

– Давай чуть больше поговорим об учебном процессе. Каковы тут принципиальные различия между Россией и Германией?

– Я бы назвала только одно отличие, которое не перестает меня удивлять. В Германии студенты сами очень осознанно подходят к учебному процессу. Кроме самих студентов за их учебным процессом, кажется, никто не следит. Здесь нет преподавателей, загружающих студентов бесконечными заданиями и ставящих постоянные дедлайны. Они не следят за тем, выполнил ли студент домашнюю работу, прочитал ли статью и сделал ли конспект: они полагаются на интерес и готовность заниматься самостоятельно. Казалось бы, живи да радуйся. А нет. Несмотря на это, что-то заставляет немецких студентов тщательно проделывать все необходимое, да еще и просить почитать дополнительную литературу на досуге.

– Кажется, и здесь типичный Ordnung… А что ты могла бы сказать про организацию учебного пространства, различные кафетерии, зоны отдыха и подготовки? Ведь это тоже немаловажная составляющая.

Пространство университета, в котором я учусь, выстроено очень логично и удобно для студентов. У нас есть много разных корпусов, в каждом из которых свой факультет. При этом они расположены неподалеку от еще одного здания, где и находится все, необходимое студенту в свободное время: и библиотека, и компьютерные комнаты, и столовая, и кафетерий. Так как перерывы между парами достаточно большие, всегда есть время сходить пообедать, выпить кофе или просто посидеть на траве. В Вышке же, в перерыве в 10-15 минут, у нас, к сожалению, никогда ни на что не хватало времени. Да и столовой как таковой в корпусе на Басманной, в котором я проучилась последние два года, у нас не было. И этого очень не хватало. Ведь здорово же ходить обедать всем вместе, обмениваться новостями или просто посплетничать о преподавателях.

– И то правда. Ну и, наконец, почему именно Фрайбург?

Потому что он прекрасен! Еще до начала учебы в магистратуре, два года назад, я около трех недель провела в языковой школе во Фрайбурге и влюбилась в этот город и регион. Это самая южная, самая теплая точка Германии, тут почти каждый день светит солнце. Город лежит посреди сказочного Шварцвальда, тут прекрасная природа. А еще Фрайбург находится совсем недалеко от швейцарской и французской границ, можно сесть на автобус и полдня провести, например, в Страсбурге или Цюрихе. Здорово, правда?

Многое, конечно же, было связано и с ВУЗом, в котором я сейчас учусь. Я много куда хотела подать документы: в Берлин, в Кельн, в Вену. Но в моем бакалаврском дипломе не хватало кредитов для этих университетов на выбранную мной специальность. А в этот университет, в городе, который я так люблю, меня почти сразу приняли. Я решила, что это хороший знак!

 

 



С нашей выпускницей беседовала студентка третьего курса образовательной программы "Филология" Александра Мелех

 

 

Лариса Иващенко – выпускница образовательной программы «Филология» – сейчас учится во Фрайбургском университете, одном из старейших в Германии. Лариса увлечена изучением иностранных языков и уже в недалеком будущем планирует преподавать немецкий. В небольшом интервью она рассказала о жизни и обучении за границей, о том, почему немецкий язык так прекрасен, почему иногда важно не быть перфекционистом и что делает Фрайбург особенным городом.

– Лариса, для начала хочется поговорить о твоих выборах и решениях за последние несколько лет, которые привели тебя к тому, где ты сейчас. Почему филфак? И почему именно в Вышке?

– Мне всегда нравились иностранные языки и литература. Вышкинский филфак мог предложить и то, и другое. Так почему нет?

– А как в твоей жизни появился немецкий язык и осознание того, что ты хочешь всерьез изучать его с тем, чтобы после сделать своей профессией?

– До первого курса в Вышке я не знала ни одного слова по-немецки. И вообще, я хотела сначала учить французский. Потом как-то спонтанно переписалась на немецкий и никогда об этом не пожалела.

Дело в том, что изначально все, что было связано с немецким языком, приносило только положительные эмоции. А когда что-то нравится и есть хорошая мотивация - все получается! У меня был замечательный, лучший преподаватель - Екатерина Борисовна Аралова: каждая ее пара для меня была праздником. Мне было так легко и интересно заниматься немецким, что в какой-то момент это превратилось в своего рода зависимость. Никакому предмету я не уделяла так много внимания и времени, как немецкому. Я могла целыми днями делать упражнения на грамматику, учить топики, стихотворения. Доходило до того, что я настоятельно просила дать мне дополнительные задания, которые я, выполнив, отсылала преподавателю на проверку: будто ей и обычных наших работ не хватало!

Что касается осознания немецкого языка как профессии, то об этом еще рано говорить. Пока ведь, обучаясь на магистерской программе “Deutsch als Fremdsprache – Deutsch als Zweitsprache” [«Немецкий как второй иностранный язык»] Фрайбурга, я только приобретаю профессию. Но я всегда хотела заниматься иностранными языками, и мне очень комфортно на месте учителя/преподавателя. Надеюсь, в будущем получится это объединить.

 

– Что же такого есть в немецком языке, что отличает его от других распространенных в мире языков? В чем его особенное очарование?

 

– Ох… Я так много могу говорить о нем, что лучше ограничусь тем, что для меня он невозможно красиво звучит и мне вкусно во рту, когда я на нем говорю.

 

– Ты участвовала в конкурсе "200 слов о немецкой литературе", в рамках которого тебе даже удалось, заочно познакомившись с Паулем Мааром [немецкий детский писатель, переводчик, иллюстратор; большую популярность приобрел благодаря серии книг о рыжеволосом мальчике Субастике], перевести один рассказ с его личного разрешения! Расскажи, пожалуйста, о самом конкурсе, об общении с Мааром и опыте перевода его текста. – О конкурсе я узнала от Юлии Валерьевны Пасько, которая и предложила мне в нем

поучаствовать. До этого мы часто переводили отрывки из художественных рассказов на занятиях немецкого языка. Мне всегда это очень нравилось, но давалось тяжело. Порой бывает очень трудно передать непереводимую красоту фразы так, чтобы это сохранилось и в русском без смещения смысла. Иногда это просто невозможно и приходится как-то выкручиваться, выдумывать что-то свое.

Сама возможность полноценного перевода и его публикации меня очень привлекли. Но по условиям конкурса можно было перевести лишь какую-то часть книги или рассказа из-за возможных проблем с авторским правом. Мне же непременно хотелось перевести весь рассказ, тем более что он совсем небольшой. В связи с этим мы написали личное письмо господину Маару, и он дал нам свое согласие на перевод. По случайному совпадению через пару месяцев он был в Москве, и было очень здорово его увидеть, подписать у него книги и узнать, что я его самая молодая переводчица.

 

– В чем для тебя состояла наибольшая трудность при переводе? – Заниматься художественным переводом вообще очень любопытно, однако, это занятие для терпеливых и, скажем так, уверенных. Сегодня тебе кажется, что „отчетливо“ звучит лучше, чем „ясно“, а завтра – наоборот. Я помню одно предложение в рассказе, которое я меняла раз десять и никак не могла решить, что же лучше подходит. – Я так понимаю, из переводческой и преподавательской деятельностей тебя больше привлекает преподавательская. Почему? Тебе не было бы интересно продолжать переводить - или заниматься изучением переводов? – Потому что преподавание всегда связано с живыми людьми, а не с листком бумаги. На мой взгляд, намного интереснее общаться с людьми, узнавать от них что-то новое, получать и отдавать знания и эмоции. Люди меня безмерно вдохновляют. Они такие разные, интересные, непохожие. Моя работа всегда будет связана с ними.

 

– Я также знаю, что ты не так давно сдала экзамен на знание немецкого языка и получила за него С2 [вторая ступень proficient user в европейской системе], а это практически уровень носителя языка! Долго ли ты шла к этой цели и действительно ли она так недостижима, как кажется?

 

– Я сдала этот экзамен в конце третьего курса, то есть спустя три года с начала изучения языка. Мне кажется, это совсем несложно и, если захотеть, то очень даже достижимо. У меня был огромный интерес к языку, большая мотивация и прекрасные преподаватели. Думаю, поэтому все и получилось.

 

– А если говорить не только о языке, но о Школе филологии в целом: пригодились ли тебе знания, полученные в нашем бакалавриате? Согласилась бы ты с утверждением, что филологическая программа – хороший фундамент для дальнейшего образования?

 

– Я склонна верить, что все, что мы когда-либо учим, пригождается. К сожалению, пока я не могу сказать, что полученные в бакалавриате знания ежедневно применяются мной на практике. Однако уметь рассуждать о магическом реализме, петраркизме в Испании и кватроченто на трех иностранных языках – это уже неплохо. Не думаю, что могла бы научиться этому в другом месте.

 

– Как ты думаешь, что непременно нужно знать абитуриенту (или к чему ему нужно быть готовым) прежде чем идти на наш факультет?

 

– Хм…Что надо будет много читать?

 

– Но многие студенты, например, жалуются на большую нагрузку, непомерные объемы информации, стресс и бессонные ночи. За все время обучения в двух странах в двух университетах успела ли ты выработать какие-то свои «лайфхаки» для облегчения студенческой жизни?

– Наверное, это прозвучит странно, но в моей жизни никогда не было бессонных ночей из-за учебы. У меня прекрасный тайм-менеджмент и адекватная расстановка приоритетов. И еще я, слава Богу, не перфекционист (пока это не касается иностранных языков). Если что-то не получалось, я что-то не успевала - все равно шла спать. Какой смысл не спать ночью, когда она для этого и нужна? Стресс был, да. Бесконечные задания и приближающиеся дедлайны пугали. Но в такие моменты я всегда говорила себе - это ведь все такая суета! Это очень помогает. Поэтому я никогда не понимала своих однокурсников с мешками под глазами, злых и раздраженных после бессонных ночей.

– Что ж, кажется, с такой установкой выжить вполне реально… J

– Да и вообще, если говорить об учебе здесь, в Германии, то по сравнению с Вышкой она больше похожа на отдых. У меня за весь семестр был только один дедлайн и одна серьезная работа. Но, несмотря на это, не могу сказать, что это непродуктивно. Напротив, в таком расслабленном режиме ты можешь на все найти время: на все предметы, на все задания, не жертвуя своими интересами и своим свободным временем. У меня же пока бóльшее количество времени уходит на созерцание природы и разгадку немецкого менталитета, чем на учебу. Как-то так.

– А какие особенности жизни в Германии, немецкого менталитета ты могла бы назвать, которые способны влюбить в себя иностранца?

– Как ни странно, чем больше живешь здесь и общаешься с немцами, тем сложнее выделить какие-то конкретные особенности их менталитета и особенности жизни здесь. Хотелось бы рассказать про знаменитый немецкий Ordnung и пунктуальность, но не буду. Все это действительно зависит от конкретного человека. Наверное, я бы отметила доброжелательность. Здесь все милые, и это бросается в глаза. Вот только искренне ли они милые или нет, это уже надо разгадывать самим, что ох как непросто.

– Давай чуть больше поговорим об учебном процессе. Каковы тут принципиальные различия между Россией и Германией?

– Я бы назвала только одно отличие, которое не перестает меня удивлять. В Германии студенты сами очень осознанно подходят к учебному процессу. Кроме самих студентов за их учебным процессом, кажется, никто не следит. Здесь нет преподавателей, загружающих студентов бесконечными заданиями и ставящих постоянные дедлайны. Они не следят за тем, выполнил ли студент домашнюю работу, прочитал ли статью и сделал ли конспект: они полагаются на интерес и готовность заниматься самостоятельно. Казалось бы, живи да радуйся. А нет. Несмотря на это, что-то заставляет немецких студентов тщательно проделывать все необходимое, да еще и просить почитать дополнительную литературу на досуге.

– Кажется, и здесь типичный Ordnung… А что ты могла бы сказать про организацию учебного пространства, различные кафетерии, зоны отдыха и подготовки? Ведь это тоже немаловажная составляющая.

– Пространство университета, в котором я учусь, выстроено очень логично и удобно для студентов. У нас есть много разных корпусов, в каждом из которых свой факультет. При этом они расположены неподалеку от еще одного здания, где и находится все, необходимое студенту в свободное время: и библиотека, и компьютерные комнаты, и столовая, и кафетерий. Так как перерывы между парами достаточно большие, всегда есть время сходить пообедать, выпить кофе или просто посидеть на траве. В Вышке же, в перерыве в 10-15 минут, у нас, к сожалению, никогда ни на что не хватало времени. Да и столовой как таковой в корпусе на Басманной, в котором я проучилась последние два года, у нас не было. И этого очень не хватало. Ведь здорово же ходить обедать всем вместе, обмениваться новостями или просто посплетничать о преподавателях.

– И то правда J Ну и, наконец, почему именно Фрайбург?

– Потому что он прекрасен! Еще до начала учебы в магистратуре, два года назад, я около трех недель провела в языковой школе во Фрайбурге и влюбилась в этот город и регион. Это самая южная, самая теплая точка Германии, тут почти каждый день светит солнце. Город лежит посреди сказочного Шварцвальда, тут прекрасная природа. А еще Фрайбург находится совсем недалеко от швейцарской и французской границ, можно сесть на автобус и полдня провести, например, в Страсбурге или Цюрихе. Здорово, правда?

Многое, конечно же, было связано и с ВУЗом, в котором я сейчас учусь. Я много куда хотела подать документы: в Берлин, в Кельн, в Вену. Но в моем бакалаврском дипломе не хватало кредитов для этих университетов на выбранную мной специальность. А в этот университет, в городе, который я так люблю, меня почти сразу приняли. Я решила, что это хороший знак!