• A
  • A
  • A
  • ABC
  • ABC
  • ABC
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Regular version of the site

Evolution of Conflicts of Law

2018/2019
Academic Year
RUS
Instruction in Russian
3
ECTS credits
Delivered at:
Department of International Public and Private Law (Faculty of Law)
Course type:
Compulsory course
When:
1 year, 1, 2 module

Instructor

Программа дисциплины

Аннотация

Учебная дисциплина «Эволюция коллизионного права» посвящена углубленному изучению актуальных вопросов теории и практики современного коллизионного регулирования в международном частном праве, охватывающих российское национальное законодательство, международно-правовые акты и доктринальные исследования. Студенты, изучившие дисциплину, узнают основные теоретические концепции в сфере науки коллизионного права в МЧП, а также основные тенденции эволюции коллизионных норм в национальном законодательстве, регулирующем частноправовые отношения, связанные с иностранным правопорядком; актуальные ключевые проблемы в области современного коллизионного регулирования; методы осуществления правового мониторинга функционирования субъектов права в частноправовой деятельности, связанной с иностранным правопорядком. По результатам освоения дисциплины студенты смогут оценивать различные теоретические подходы применительно к коллизионно-правовому регулированию международных частноправовых отношений; использовать полученные правовые знания для решения практических проблем в сфере использования коллизионных норм международного частного права с применением современных информационных технологий. Дисциплина предусматривает 4 теста, 6 домашних заданий (в виде решения практического кейса). Блокирующие элементы контроля отсутствуют. Для успешного освоения дисциплины студенты должны владеть следующими знаниями и компетенциями: знать основные законодательные коллизионные решения в области международного частного права, а также российское национальное законодательство в области гражданского права; уметь анализировать судебно-арбитражную практику; обладать навыками работы с научной литературой, аналитическими и статистическими материалами.
Цель освоения дисциплины

Цель освоения дисциплины

  • овладение студентами основными источниками и институтами эволюции коллизионного права.
Результаты освоения дисциплины

Результаты освоения дисциплины

  • Знает основные теоретические концепции коллизионного права; основанное на них национальное законодательство, регулирующее частноправовые отношения, связанные с иностранным правопорядком;
  • Знает актуальные ключевые проблемы в области современного коллизионного права; методы осуществления правового мониторинга функционирования субъектов права в частноправовой деятельности, связанной с иностранным правопорядком;
  • Умеет оценивать различные теоретические подходы применительно к правовому регулированию коллизионных правоотношений; использовать полученные правовые знания для решения практических проблем в сфере использования коллизионных норм с применением современных информационных технологий;
  • Умеет анализировать и оценивать правовую ситуацию, сложившуюся в частноправовой деятельности, связанной с иностранным правопорядком;
  • Владеет понятийным аппаратом коллизионного права; приемами и методами научно-исследовательской работы, а также приемами внедрения полученных результатов исследований в практическую деятельность государственных учреждений, коммерческих организаций, международных институтов;
  • Владеет методиками применения полученных правовых знаний в ходе правотворческой и правоприменительной деятельности; методиками экспертной оценки нормативных правовых актов национального и международного характера;
Содержание учебной дисциплины

Содержание учебной дисциплины

  • Коллизии законов в Древнем мире и в эпоху Средневековья
    1. Дуализм римского частного права. Одновременное существование двух противоположных правовых систем – цивильного права и права народов. Коллизии этих правовых систем. Коллизии местных обычаев и права народов. Случаи «выбора компетентного правопорядка» (Ульпиан, Гай). Отсутствие коллизионного права в Древнем Риме. Римский международный гражданский процесс. Применение категорий «личный закон», «закон домицилия», «закон места исполнения обязательства», «закон места совершения деликта» для установления подсудности. 2. Падение Римской империи. Действие римского права и его коллизии с системой племенных прав в дофеодальных варварских государствах. Господство персонального принципа. Развитие канонического христианского права. Применение обычаев ответчика. Определение способности к заключению договора по личному закону каждой стороны. Применение обычаев наследодателя к правоотношениям по наследованию. Применение обычаев деликвента в спорах из деликтов. Совершение брака по законам мужа. 3. Утверждение территориального начала в XI–XIII вв. Территориальный характер прав сеньора. Подчинение вассалов личному закону сеньора. Территориальное начало – пределы данного государства – поместья. «Реальный», местный характер всех прав. Отсутствие признания чужеземных обычаев. «Все обычаи носят реальный характер», – принципиальное положение, закрепленное в Саксонском (1215) и Швабском (1273) зерцалах. Феодальные привилегии иноземных купцов. 4. Зачатки коллизионного права в древнем русском праве. Договоры князей Олега (911) и Игоря (944) с греками. Коллизии наследственного права. Наследование по закону в соответствии с обычаями русских. Главенство наследования по завещанию. Нормы Русской Правды о торговых сделках с иноземными купцами. Пространная редакция Русской Правды – право иноземного купца получать удовлетворение из имущества несостоятельного должника преимущественно перед «домашними» кредиторами. Обычаи Новгорода Великого, направленные на охрану прав чужеземцев.
  • Зарождение и формирование коллизионного права в Европе в XIII–XVI вв.
    Итальянская теория статутов XIII–XV вв. XI–XII века – поворотный пункт в истории европейской цивилизации. Наличие равноправных автономных территориальных единиц со своими правовыми укладами. Интенсивный торговый обмен. Развитие городов-государств в Северной Италии. Появление городских статутов. ХII век – юридический век. Школа глоссаторов. Разработки коллизионные проблем в юридической литературе в конце XII – начале XIII вв. Рождение доктрины МЧП. Искусственное приспособление римского права для решения коллизионных вопросов. Магистр Алдрик, Яков Балдуин, Хугобелин, Франциск Аккурсий. «Глосса Аккурсия» (глосса о болонце в Модене) (1228) – первое в истории права указание на коллизионные проблемы. Итальянские постглоссаторы – родоначальники науки коллизионного права и теории статутов. Вильгельм Дурантис, Жак де Равиньи, Пьер Бельперш, Чино да Пистойя, Альберик да Рошате, Жан Фабер. Их роль в развитии изучения конфликтов законов. Бартоло да Сассоферрато (1314–1357) – основатель науки коллизионного права. «Тот не юрист, кто не бартолист». Разработка теории статутов. Статуты – их классификация по видам и для каждого вида – сой собственный коллизионный принцип. Установление коллизионных принципов – отправная точка: материальные нормы гражданского права. Реальный (территориальный) и личный (экстерриториальный) статуты. Учение Бальди де Умбальди (1327–1400). Применение принципа личного статута к наследованию по закону. Применение принципа места нахождения вещи в отношении перехода прав на недвижимые вещи. Применение закона места совершения договора к обязательствам из договоров. Развитие теории статутов в учениях итальянских и французских юристов в XV–XVI вв. Итальянская школа бартолистов – Бартоломео Салицет, Павел Кастро, Александр Тартаньи, Рох Курций. Французские коллизионные доктрины XVI в. Учение постглоссаторов – основа развития коллизионных доктрин французских юристов. Наличие кутюмного права. Его частичная кодификация в XV–XVI вв. Межобластные коллизии кутюмного права. Французская школа бартолистов – Жан Мазюэр, Бартоломеус Шасснэ, Андреас Тирако, Ги Кокиль. В учениях французских бартолистов – зачатки современных теорий и концепций международного частного права. Формулировка воспринятых современным законодательством коллизионных норм. Разрешение межобластных коллизий в трудах Шарля Дюмулена (1500–1566). Дюмулен – родоначальник теории «автономии воли в коллизионном праве: применение к договорам тех их разноместных законов, которым стороны сами хотят подчинить свои обязательства. Деление кутюмов на реальные и персональные. Бертран д’Аржантре. Формулировка теории статутов в ее «классическом» варианте – статуты реальные, персональные и смешанные. «Комментарии к кутюмам Бретани» – территориальный характер всех кутюмов. Закон места нахождения вещи (реальный статут) – права на вещи. Закон места жительства лица (персональный статут) – право- и дееспособность лица. Начало единства наследования уступает место реальному статуту: наследование недвижимости всегда подчинено закону ее места нахождения, хотя бы вся остальная наследственная масса находится в последнем постоянном месте жительства наследодателя. Категория смешанных статутов – изобретение д’Аржантре, основная особенность его теории.
  • Трансформация интерлокальных коллизий в международные в XVII–XIX вв. Первые кодификации международного частного права
    Теория государственного суверенитета и конфликт разноместных законов. Приоритет реального принципа при разрешении коллизий. Голландская теория статутов XVII в. Универсальный характер учения постглоссаторов: вопрос о «правильном разрешении коллизионной проблемы для всех времен и народов». Влияние территориальной доктрины д’Аржантре на развитие МЧП в Бельгии, Германии, Голландии. Доктрина «бельгийского реализма». Разрешение международных коллизий. Наиболее видные голландские коллизионисты – У. Губер (1636–1694), И. Вут (1647–1714). Термины «конфликтное право» и «коллизия законов». Строго территориальный характер всех статутов. Основа признания действия иностранных законов – принцип «международной вежливости». Право- и дееспособность лиц, домицилированных за границей, определяется по закону их домицилия. Ограничение возможности применения иностранного закона только теми случаями, когда сделка направлена на передачу движимого имущества. Формулировка принципа национального характера коллизионных норм. Национальная природа МЧП. Международно-правовая природа МЧП. Французская доктрина МЧП XVIII в. Ж. Буйе (1673–1746) – провозглашение примата персонального статута. Исходный коллизионный принцип для определения право- и дееспособности лиц – закон их места жительства. Кодекс Наполеона – принцип французского гражданства как исходное начало для разрешения правовых вопросов. Статья 3 ФГК. Верховенство персонального закона, но не как принципа домицилия, а как закона гражданства. Территориальное начало для определения правового статуса недвижимости. Господство метода теории статутов. Классификация материальных норм гражданского права по определенным критериям и для каждой категории – соответствующий коллизионный принцип. Равноправие территориального и персонального начал. Категория «смешанных статутов» (законы о форме юридических действий). Закрепление метода теории статутов в ФГК 1804 г. и в ГК Австрии 1811 г. Термин «МЧП» (Феликс, 1843).
  • Англо-американская территориальная доктрина коллизионного (конфликтного) права
    Отсутствие МЧП и коллизионных проблем в Англии до середины XVIII в. Ранняя централизация судебного аппарата и объединение материального гражданского права. Создание «общего права». Включение «купеческого права» в состав «общего права». Заимствование английскими судами коллизионных доктрин США. Джозеф Стори – основоположник американской доктрины МЧП («Комментарий к конфликтному праву», 1834). Термин «международное частное право» впервые применил именно Стори (1834). Распространение этого термина в континентальной доктрине права начиная с 40–х гг. XIX в. (Шеффнер, Феликс). Заимствование в трудах Стори юридико-технических приемов Губера и Вута. Учение Стори – основной источник разрешения коллизионных вопросов в американских и английских судах. Последователи Стори – Дайси (Англия) и Биль (США). Учение Биля – база для частной кодификации американского коллизионного права, произведенной Американским институтом права в 1934 г. Основные положения англо-американского МЧП. Государство в принципе применяет только свое собственное право, но может признать субъективные права, возникшие на основании иностранного закона (доктрина приобретенных прав). Права, основанные на иностранном законе, расцениваются англо-американскими судами как фактические обстоятельства особого рода, доказывающие наличие приобретенных прав. Иностранный закон рассматривается не как правовая система, а как фактическое обстоятельство. Доказывание иностранного права осуществляется на тех же основаниях, что и доказывание иных существенных фактических обстоятельствах. Признание прав, возникших на основе иностранного закона, в силу международной вежливости. Концепция международной вежливости не означает отрицания правовой обязанности судов признавать права, возникшие на основании иностранного закона. Эта концепция означает, что коллизионные нормы, применяемые судами общего права, являются внутренним, национальным правом в том же смысле, как и материальные нормы права. Отказ от признания прав, возникших на основе иностранного закона, в некоторых случаях может означать нарушение обычаев международного общения. Концепция гражданско-процессуальных отношений, характерная для общего права. Многие вопросы, которые в континентальном праве относятся к материальному праву, в общем праве расцениваются исключительно как процессуальные категории (исковая и пресекательная давность, зачет встречных требований, распределение бремени доказывания, вопросы исчисления убытков). Исходя из принципа неприменения иностранного процессуального права, все эти вопросы должны решаться по закону суда. Они исключены из сферы действия иностранных законов.
  • Наука частного международного права в дореволюционной России
    Практическое значение коллизионных вопросов в российском праве. Начало формирования российского МЧП – середина XIX в.: развитие экспортно-импортных операций российских промышленников. Доминирующая роль цивилистов в развитии российской науки МЧП. Принадлежность России к континентальной системе права; восприятие доктрин континентальных коллизионистов. Д.И. Мейер «Чтения о русском гражданском праве» (1858–1859) – теоретические построения «действия закона относительно места». Ознакомление российских ученых с трудами западных коллизионистов. Систематизация отдельных норм российского МЧП. Изложение коллизионного права в целом как самостоятельной отрасли права. Н.П. Иванов «Основы частной международной юрисдикции» (1865). Законодательная власть может и обязана в определенных случаях признавать в своих территориальных пределах силу иностранных законов. Этого требует интерес взаимного общения наций. Судья может применять нормы иностранного права только в силу прямого или косвенного постановления отечественного законодательства. Критика доктрины международно-правовой общности Савиньи. Требования применять иностранное право должно быть обращено не непосредственно к судье, а только к законодателю. Введение термина «международное частное право» в российскую юриспруденцию. Значение трудов Н.П. Иванова для развития российского МЧП. К.И. Малышев «Курс общего гражданского права России» (1878). Разработка учения о межобластных коллизиях в России. Разграничение сфер действия разноместных законоположений, действовавших в различных частях Российской империи. Отказ от традиционной теории статутов. Только изучение каждого типа юридических отношений может привести к правильному решению коллизионных проблем. Юридическая теория о разрешении межобластных коллизий должна быть основана не на каких-либо априорных положениях, а на науке сравнительного правоведения. Принципиальное отличие межобластных коллизий от международных. Начало публичного порядка, ограничивающее действие иностранных законов, не может быть применено при решении внутренних межобластных коллизий. Отличие теории Малышева от западных доктрин разрешения межобластных коллизий.
  • Наука международного частного права в трудах русских ученых-эмигрантов
    Русская наука международного частного права в эмиграции. Отсутствие единого научного центра и централизованных научных школ. Продолжение исследований в области международного частного права. Публикации в периодических изданиях. М.И. Ростовцев «Международные отношения и международное право в Древнем мире» (1921) – анализ истории МЧП. Древнейшими формами международных отношений были отношения гостеприимства между отдельными лицами, принадлежавшими к разным государствам, – база будущего международного частного права. Процессы, происходившие в древности, имеют большое сходство с современными процессами гармонизации права. Русский юридический факультет в Харбине (Китай). Его деятельность в период с 1920 по 1937 гг. издание «Известий юридического факультета» (12 томов). М.Э. Гильчер – статьи по вопросам международного частного права: «Национальность акционерных обществ», «Очерки китайского акционерного права», «Вопросы применения советских законов в китайских судах» и др. Изложение основных доктрин определения национальности юридических лиц – инкорпорации, оседлости, центра эксплуатации. Теория места нахождения должна корректироваться национальностью членов правления, происхождением капиталов, местом главной эксплуатации предприятия и т.д. Практическая направленность работ Гильчера. Анализ судебной практики Китая, теоретические обобщения французской практики – четкие ориентиры для судей. Статья Г.К. Гинса «Сделка CIF». Предварительное исследование для написания руководства для коммерсантов «Предприниматель» (Харбин, 1940 г.). В морской торговле применяется ряд терминов, хорошо известных коммерсантам. Определение сделки CIF: «Продажа отправляемых морским путем грузов с перенесением на покупателя риска со времени погрузки на корабль и передачи ему права распоряжения грузом посредством вручения документов, дающих право на получение в порту назначения груза или его эквивалента (страхового вознаграждения)». Изложение вопросов момента перехода права собственности, индивидуализации объекта страховки, обременения продавца. Еще до первого издания ИНКОТЕРМС Гинс предвосхитил значение конкретизации международных торговых терминов и попытался детализировать их. Практическое значение статьи для русских предпринимателей, осуществлявших внешнеторговые операции в Китае.
  • Советская и российская наука международного частного права
    Этапы становления советской науки международного частного права. Первый этап (1917–1930) – первые публикации советских юристов по международному частному праву. Второй этап (1930–1940) – разработка системы и основных положений советского МЧП. Третий этап (1940–1991) – детальное исследование теории и практики МЧП. Родоначальники советской науки МЧП – И.Л. Брауде, В.Э. Грабарь, Ю.В. Ключников, М.А. Плоткин и др. А.Н. Макаров «Основные начала международного частного права (1924) – первый советский учебник по МЧП. Все международное частное право – это право коллизионное. Теория раздельности существования двух правопорядков – международного и внутригосударственного. Деление коллизионных норм на международные и внутренние. Под международным частным правом следует понимать совокупность правовых норм, определяющих пространственные пределы действия разноместных гражданских законов. Коллизионное право – это право о праве. И.С. Перетерский «Очерки международного частного права РСФСР» (1924) – первая попытка изложить систему не международного частного права вообще, а МЧП советской России. Отрицание общего международного частного права, поскольку решающим в этой области является национальное законодательство каждого государства. Ярко выраженные марксистско-ленинские позиции. МЧП РСФСР – это право переходного периода, классовое право, компромисс между лагерем социализма и лагерем капитализма. А.Г. Гойхбарг «Международное право (1928) – изложение традиционной проблематики МЧП. Международное частное право имеет отношение не только к случаям коллизии законов, касающихся гражданского права. Нацеленность работы на исследование вопросов общего и международного публичного характера. С.Б. Крылов «Международное частное право» (1930) – принадлежность международного частного права не к национальному, а к международному публичному праву. В международном договорном праве должно быть усмотрено основное начало международного частного права. Утверждение, что МЧП не является международным правом приводит к тому, что международное частное право сводится только к коллизионным нормам. Однако только изучение международных договоров дает содержание подлинного МЧП. Интернациональный, международный характер МЧП. Анализ советского законодательства, международных договоров СССР, судебной практики. С.Б. Крылов, И.С. Перетерский «Международное частное право» (1940) – систематическое освещение основных институтов МЧП. Сталинская концепция, обширное цитирование Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, партийных документов и т.п. Обзор законодательства и практики зарубежных стран по вопросам международных гражданских правоотношений. Изложение основных иностранных судебных решений по коллизионным вопросам. Широкая комплексная трактовка международного частного права, включение в него норм международного публичного права и норм гражданского законодательства отдельных государств. Нормативная структура МЧП – не только коллизионные нормы, но и материальные правила прямого действия. Международное частное право не является только частью гражданского права. МЧП изучает особую группу гражданско-правовых отношений – только те, которые имеют международный характер.
  • «Коллизионная революция» в международном частном праве США в XX в.
    Характерная особенность доктрины США – прагматизм в его крайнем выражении, связанный с отказом от правовых начал при решении коллизии законов. Отказ от применения иностранного права, основанный на доктрине «приобретенных прав» Била («признание существующего права означает только признание существования факта»). К. Хеллер – «подход с точки зрения закона суда возник с началом истории международного частного права в США». Теория «правового реализма» О. Холмса – право есть не что иное, как осуществление функций судов. Исходная точка американской доктрины: материальное право и попытка путем толкования материально-правовых норм установить территориальный предел их применения. Развитие этих теорий на базе обязательственного права. Влияние междуштатных коллизий. Современная школа США: материальное право является отправным пунктом. Коллизионное право не играет практически никакой роли. Американская юриспруденция стремится выносить решения ad hoc по каждому конкретному случаю, не применяя абстрактные коллизионные нормы, свойственные классическому МЧП. Отказ от традиционных категорий МЧП – оговорки о публичном порядке, теории отсылок. Главное – это процесс нахождения применимого права при отсутствии объективно существующих коллизионных норм. Г. Кегель (ФРГ): классическая доктрина МЧП – это «отчий дом», а научная школа США – это «дом снов». У. Кук – теория местного права (прямое влияние прагматической философии Д. Дьюи). Общие правовые начала вообще лишены реальности, познавательности и практического значения. Критика теории приобретенных прав. Принцип применения «лучшей нормы права». Суд, рассматривая дело с иностранным элементом, всегда применяет свое собственное право. Но суд принимает и приводит в действие в качестве собственного закона норму, идентичную или сходную с той нормой, которую он находит в системе права, действующей в другой стране, с которой связан иностранный элемент рассматриваемого правоотношения. В таких случаях суд снабжает принудительной силой не иностранное субъективное право, а субъективное право, созданное по усмотрению суда. Уничтожение любых критериев для суждения о законности поведения государственных должностных лиц; судейское усмотрение – это высший закон. Критика теории Кука в работах А. Батиффоля, Дж. Чешира. Труды А. Эренцвейга – разновидность современного американского прагматизма в МЧП. Направлены против классической англо-американской доктрины, положенной в основу Первого свода конфликтного права США (1934). Дела с иностранным элементом решаются на основе собственного права страны суда – закон суда является основой коллизионного права. Иностранное право не призвано регулировать такие отношения; оно может (если это соответствует политике суда) восполнить вакуум, создаваемый самоограничением со стороны суда. Даже при применении иностранного права суд руководствуется собственной политикой. Однако теория о законе суда имеет значение только в той сфере, где коллизионное право не создало настоящих норм выбора закона. Если нет установленного в законе или практике правила о применении для данных случаев иностранного права, суд должен прибегать к толкованию американской материальной нормы, руководствуясь лежащей в ее основе «политикой права». Такое толкование может привести либо к применению данной материальной нормы, либо к признанию судом своей некомпетентности рассматривать дело, либо к применению иностранной нормы права. Применение иностранного закона вытекает не из коллизионной нормы, а из смысла материальной нормы закона суда. В данной ситуации закон суда фигурирует в качестве «резерва».
  • Европейское международное частное право в XX в.
    Детальная разработка проблем международного частного права в европейской литературе. Большой удельный вес вопросов регулирования гражданских правоотношений с иностранным элементом. Обширный юридико-технический аппарат. Тенденции прагматизма в западноевропейской науке МЧП. Для разрешения коллизионных проблем такие общие начала, как международная общность, охрана приобретенных прав и др., не имеют большого значения. Построение системы коллизионных принципов должно идти эмпирическим путем, без общих руководящих идей и принципов, с позиций прагматизма или в духе позитивизма. Развитие теорий партикуляризма (Л. Раапе) и универсализма (Ф. Риго, Р. Монако). Возрастание роли универсалистов – Нидередера, Нейгауза. Противоречие МЧП – внутригосударственный закон разрешает проблемы международного характера. Влияние общих теорий права (дюгизма, юридического позитивизма, нормативизма, «реалистической школы»). Влияние процессов интернационализации хозяйственной жизни, интеграции и возрастания роли ТНК. Наиболее яркие представители прагматизма во французской доктрине – Арминжон и Нибуайе. Отрицание связующей силы каких-либо общих начал в построении коллизионных норм. Предпосылкой признания действия иностранного закона должен быть некоторый минимум «сходства с французским законом». Французский суд должен отказать в признании действия иностранного правового института, не известного французскому праву (например, объявление умершим безвестно отсутствующего лица). Направленность против роли МЧП в организации международного сотрудничества. Позиции эмпирического построения коллизионных норм – Нуссбаум, Левальд, Вольф, Мельхиор. Международное частное право – это исключительно внутреннее право каждого государства. Традиционная итальянская доктрина – для применения иностранного закона необходима его трансформация путем его включения (посредством коллизионной отсылки) в состав внутреннего законодательства. «Освоенный» таким образом иностранный закон должен толковаться в соответствии с тем общим духом, который присущ закону суда. Господство эмпирического подхода в английской литературе. Международное частное право – сфера действия внутреннего законодательства. Теория справедливости – Чешир, Моррис, Грэвесон. Отход от концепции приобретенных прав. Дж. Чешир – доктрина приобретенных прав подчеркивает одну из главных целей международного частного права, но защищать субъективное право, - это значит привести в действие правовую систему, которая породила это субъективное право. Из доктрины приобретенных прав нельзя вывести указания на подлежащее применению в конкретном случае право той или другой страны. Решение коллизионных вопросов вообще не может быть выведено из какой-либо доктрины: подобные общие начала для английского суда не имеют значения, они чужды англосаксонским традициям. Международное частное право Англии формировалось в процессе опыта. МЧП – это внутреннее право Англии и состоит из норм, созданных путем судебных прецедентов. Иностранные законы – это фактические обстоятельства (устанавливаемые путем применения английского доказательственного права).
  • Современные тенденции эволюции коллизионных норм в международном частном праве
    Гармонизация права – процесс сближения национальных правовых систем, уменьшение и устранение различий между ними. Отсутствие договорных форм гармонизации права. Стихийный и целенаправленный процессы гармонизации. Стихийная гармонизация – рецепция римского права в глобальном масштабе. Целенаправленная гармонизация – действие ФГК 1804 г. в Бельгии; использование положений ФГК и ГГУ в ГК РФ. односторонняя и взаимная гармонизация. Взаимная гармонизация – использование типовых и модельных законов, типовых регламентов, договоров присоединения, общих условий поставок (Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже). Кодификация международного частного права на национальном уровне. Принятие специальных законов о международном частном праве в 90-х гг. XX в. – Грузия (1998), Австралия (1993), Великобритания (1995), Венесуэла (1998), Италия (1995), Лихтенштейн (1996), Румыния (1992), Тунис (1998). Влияние «эталонных» законов о международном частном праве – Чехия (1963), Польша (1965), Австрия (1978), Венгрия (1979), Турция (1982), Швейцария (1987) – на современные кодификации МЧП. Межотраслевая кодификация международного частного права. Принятие специальных вводных законов к гражданским кодексам (ФРГ, Бразилия). Введение специальных разделов, регулирующих отношения в сфере международного частного права, в национальное гражданское законодательство – раздел VI ГК РФ, глава IX Закона о браке и семье Вьетнама 1986 г., книга X ГК Квебека 1991 г. (Канада), глава V Закона о наследовании Китая 1995 г., часть VII ГК Монголии 1994 г., раздел XII ГК Армении 1998 г., часть I Кодекса о лицах и семье Буркина-Фасо 1989 г. Преимущества полномасштабной кодификации перед межотраслевой. Отказ от применения «жестких» коллизионных привязок – закон суда, закон места заключения договора, закон места нахождения вещи. Применение «гибких» коллизионных норм – принцип наиболее тесной связи, принцип локализации отношения, закон существа отношения. Доминирующая роль автономии воли в регулировании всех договорных отношений. Автономия воли как самый гибкий коллизионный критерий. Создание новых коллизионных привязок, трансформированных из принципа автономии воли, – собственное право контракта, закон разума, закон места издания закона. Установление «презюмируемой», «гипотетической» воли сторон. Использование презумпций для установления воли сторон, не выраженной в контракте, – закон, свойственный данному договору; презумпция общего домицилия или общего гражданства; презумпция «доброго, разумного хозяина», «справедливого отца семейства»; закон учреждения, обслуживающего своих клиентов в массовом порядке. Распространение «каучуковых» формулировок – разумный или подразумеваемый срок, критерий тесной связи, закон разума. Роль судебной практики в толковании этих критериев. «Цепочки» коллизионных норм. Дифференциация объемов коллизионных норм. Распространение сложных соподчиненных коллизионных норм с альтернативными привязками первой, второй и т.д. степеней. Появление «коллизии коллизий». Унификация права. Процесс создания единообразных, одинаковых норм национального права разных государств посредством заключения международных договоров. Обязанности государств привести свое внутреннее законодательство в соответствие с положениями международного договора. Главная особенность унификации права – она происходит одновременно в двух различных правовых сферах: в международном и в национальном праве. Унификация права как разновидность нормотворческого процесса на международном уровне. Унификация затрагивает практически все сферы международного частного права, поскольку только эта отрасль национального права затрагивает интересы двух и более государств. Ее основные итоги – разработка единообразных коллизионных норм, унифицированных международных материальных норм, полисистемных комплексов (сочетающих и коллизионные, и материальные предписания). Международные договоры, регулирующие все сферы отношений в международном частном праве.
Элементы контроля

Элементы контроля

  • неблокирующий Created with Sketch. Тест
  • неблокирующий Created with Sketch. Домашнее задание (в виде решения практического кейса)
  • неблокирующий Created with Sketch. Устный опрос (экзамен)
  • неблокирующий Created with Sketch. Активность на семинарах
Промежуточная аттестация

Промежуточная аттестация

  • Промежуточная аттестация (2 модуль)
    0.1 * Активность на семинарах + 0.1 * Домашнее задание (в виде решения практического кейса) + 0.1 * Тест + 0.7 * Устный опрос (экзамен)
Список литературы

Список литературы

Рекомендуемая основная литература

  • Symeonides, S. (2006). The American Choice-of-law Revolution : Past, Present and Future. Leiden: Brill. Retrieved from http://search.ebscohost.com/login.aspx?direct=true&site=eds-live&db=edsebk&AN=232518
  • Мережко, А. А. Наука международного частного права: история и современность [Электронный ресурс] / А. А. Мережко. - К. : Таксон, 2006. - 356 с. - (Ex professo). Библиогр.: С. 334-350. - ISBN 966-7128-59-8. - Режим доступа: http://znanium.com/catalog/product/418354

Рекомендуемая дополнительная литература

  • Natalia Yu. Erpyleva. (2015). The Evolution of Conflict Regulation in Private International Law of Russia and Poland. HSE Working Papers. Retrieved from http://search.ebscohost.com/login.aspx?direct=true&site=eds-live&db=edsrep&AN=edsrep.p.hig.wpaper.47.law.2015
  • TRANDAFIRESCU, B. C. (2017). The Emergence and Evolution of the Lex Voluntatis Principle in Private International Law. Contemporary Readings in Law & Social Justice, 9(2), 503–510. Retrieved from http://search.ebscohost.com/login.aspx?direct=true&site=eds-live&db=asn&AN=126542132
  • Yao-Ming Hsu. (2014). Development of European Private International Law and Its Influence on the International Legal Order——Examples of EU Participation in the Lugano Convention and the Hague Conference on Private International Law. EurAmerica, 44(3), 359–414. Retrieved from http://search.ebscohost.com/login.aspx?direct=true&site=eds-live&db=poh&AN=98630856