• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Деловой климат в российской науке

Красноярский экономический форум: выступление Лилии Овчаровой

На недавно закончившемся Красноярском экономическом форуме Высшая школа экономики выступила организатором дискуссии «Роль человеческого капитала в развитии». Приводим краткие тезисы некоторых докладчиков. Директор по социальным исследованиям НИУ ВШЭ Лилия Овчарова рассказывает о движении от стандарта выживая к стандарту самовыражения и о роли среднего класса в развитии страны.

 

Лилия Овчарова, директор по социальным исследованиям НИУ ВШЭ

Демографические тренды в нашей стране переломились в сторону увеличения доли пожилых людей. Это серьезный стресс для пенсионной системы. К 2030 году прирост людей пенсионного возраста составит примерно 7,2 млн. человек, то есть, существенно, на 20%, увеличится доля людей старше 65 лет. И такая ситуация складывается на фоне, когда система испытывает серьезные проблемы с формированием бюджета Пенсионного фонда. Это связано с тем, что значительная часть экономики концентрируется в неформальном секторе: в настоящее время мы оцениваем численность занятых на уровне 70 млн, а платежи в бюджет пенсионного фонда формируют 50 млн человек.

Не только в экономике знаний, но и в постиндустриальной экономике, базовая модель формирования пенсии, когда все пенсионные отчисления формирует работодатель, фактически невозможна. Потому что в постиндустриальной экономике в значительной степени свою пенсию формирует сам человек. И это условия, в которых мы будем двигаться к 2030 году. Этот период будет требовать очень непростых решений, потому что простых уже не осталось, в том числе их нельзя заимствовать у других стран и переносить сюда. Двигаться по позитивной модели развития можно только если у людей, у сектора домашних хозяйств будет достаточно ресурсов, и большинство населения не будет жить по стандарту выживания, а преобладающим станет потребительская модель самовыражения. Стандарт самовыражения означает, что материальные возможности человека позволяют не только удовлетворить минимально необходимые биологические и социальные потребности, но и  расходовать  на основе рационального выбора значительную часть ресурсов на  развитие и накопления. Стандарт выживания был присущ советскому среднему классу в конце 80-х — начале 90-х, и если мы будем смотреть на то, что случилось у нас в 1991-м году через призму сектора домашних хозяйств, то именно неудовлетворенность среднего класса отдачей на  свое образование, на свой человеческий капитал, в значительной степени стала катализатором изменений 1991 года. 1991 год я рассматриваю как некий барьер, когда мы можем говорить о том, что начали двигаться от выживания в сторону  саморазвития. Хотя в начале  этого движения  мы стали резко двигаться  вниз и доходы резко упали практически в два раза. Сейчас же  реальные текущие денежные доходы населения, несмотря на их падение уже два года подряд, составляют порядка 150% от уровня 1991 года.

Если у нас нет возможностей развиваться за счет экономического роста, то мы стоим перед очень непростым  выбором — обесценить сбережения и доходы населения, или ввести новые налоги, или переходить к соплатежам населения за социальные услуги и страховые программы

Мы не можем не принимать во внимание те прогнозы, которые дают макроэкономисты, а они говорят о том, что нас ожидает несколько лет серьезной стагнации, а потом очень медленные темпы экономического роста. Есть и более пессимистичные прогнозы. Но если сравнить уровень доходов населения с советским периодом — плохой период сейчас или хороший? Можем ли мы говорить о том, что у нас формируется тот средний класс, который в состоянии выбирать, который в состоянии удержать страну в постиндустриальной экономике, и, может быть, вывести ее в экономику знаний?

Если мы посмотрим на структуру потребительских расходов нашего населения, то можно сказать, что средний класс — это где-то 40% населения. И в 2007 году, в тот момент, когда мы заговорили о том, что в России сформировался средний класс, который будет сам за себя платить, выбирать, формировать полноценную постиндустриальную экономику, минимальные расходы или стандарт выживания составлял в расходах населения порядка 50%. В настоящее время мы пока удерживаемся на этом уровне, в значительной степени, за счет тех запасов, которые сформировал средний класс. Но если реальные доходы населения будут продолжать падать дальше, то удержаться в том стандарте, когда мы развиваем экономику за счет человеческого капитала, будет очень сложно. Если мы дальше будем балансировать экономику за счет реальных текущих денежных доходов населения, очень высока вероятность оказаться в 2030 году в той ситуации, когда средний класс, наиболее активная часть населения, не согласится с той отдачей, которую он получает на свое образование.

Если у нас нет возможностей развиваться за счет экономического роста, то мы стоим перед очень непростым  выбором — обесценить сбережения и доходы населения, или ввести новые налоги, или переходить к соплатежам населения за социальные услуги и страховые программы. Все эти решения очень непростые, но выбор должен быть сделан, принимая во внимание то высокое неравенство, которое в настоящее время сложилось в нашем обществе. Россия относится к странам с очень высоким неравенством, и ответственность за сложности текущей экономической ситуации  должна быть распределена пропорционально неравенству в распределении благосостояния между богатыми, средним классом и бедными. Справедливость в распределении между социальными стратами  бремени  кризисного развития  позволит  изменить тенденцию нарастающего недоверия к тем, кто вырабатывает и реализует  внутреннюю экономическую политику, что существенно повысит шансы для развития по сценарию, в рамках которого население с высоким качеством человеческого капитала сможет стать драйвером экономического роста.

Что касается бедных слоев населения, то мы наконец должны перейти к преимущественной поддержке нуждающихся. Но парадокс заключается в том, что именно инструменты социальной поддержки являются мощным административным ресурсом политиков в период выборов. И всегда в этот период происходит смещение социальной политики от бедных к наиболее электорально активным. Сможем ли мы решить эту проблему — это следующий тяжелый выбор, который нам придется сделать на пути к 2030 году.

Выступление Ярослава Кузьминова

Выступление Владимира Гимпельсона

Выступление Исака Фрумина