• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Деловой климат в российской науке

Пятый выпуск мониторинга «Население России в 2016 году: доходы, расходы и социальное самочувствие»

На сайте Института социальной политики НИУ ВШЭ опубликован пятый (август-сентябрь) выпуск регулярного оперативного мониторинга «Население России в 2016 году: доходы, расходы и социальное самочувствие» (в апреле–мае 2016 года мониторинг выходил под названием «Мониторинг социально-экономического положения и социального самочувствия населения»).

Кроме регулярного обзора данных официальной статистики и специального выборочного обследования населения, каждый номер мониторинга содержит специальный аналитический материал, подготовленный на основе данных, не представленных в оперативной статистике и программе обследования. В текущем выпуске размещены материалы по двум темам: анализ изменений в численности и составе бедного населения России в 2015 году (основан на моделировании доходов домашних хозяйств по данным выборочных обследований Росстата) и результаты исследования динамики расходов населения на медицинскую помощь и лекарства в условиях сокращения доходов граждан в 2014-2015 годах.

Прирост бедности в 2015 году произошел в первую очередь за счет лиц, проживающих в домохозяйствах с детьми, указывают эксперты. На эти семьи приходится 81,7% совокупного прироста численности населения с доходами ниже прожиточного минимума, в том числе 28,2% — это домохозяйства с одним ребенком, 36,9% — с двумя детьми и 16,6% — с тремя и более детьми. Максимальный прирост бедности зафиксирован среди лиц, проживающих в семьях с двумя, тремя и более детьми, одиноких матерей (отцов), проживающих с детьми и другими родственниками.

Основной вклад в рост уровня бедности внес рост стоимости прожиточного минимума, следовательно, в прошедший год инфляция стала генерировать социальную нестабильность, подчеркивают эксперты ВШЭ. В отсутствие какого-либо роста номинальных доходов она увеличила бы зафиксированный прирост бедности в 1,5 раза. Средний рост номинальных доходов все же демпфировал рост бедности — практически наполовину, — но в то же время на ее повышение работало изменение в неравенстве. В результате рост бедности оказался выше, нежели сальдо между ростом прожиточного минимума и ростом средних доходов.

За динамикой среднего дохода и средней инфляции скрыто неравенство влияния этих процессов на разные группы. Инфляция оказала максимальное влияние на прирост бедности среди граждан, проживающих в домохозяйствах одиноких матерей (отцов) с детьми и многопоколенных семьях, а также в семьях без детей, говорится в мониторинге. Изменение неравенства максимально способствовало приросту бедности у лиц, проживающих в супружеских парах с детьми и другими родственниками. Одинокие отцы и матери с детьми отличаются тем, что для них рост номинальных доходов оказался минимальным.

Для политики эти результаты свидетельствуют о том, инфляция стала не столько проблемой экономического развития, сколько источником социальной нестабильности, следствием которой стал рост спроса на меры социальной поддержки семей с детьми в 2015 году. В дальнейшем он может быть ослаблен за счет роста заработной платы, но многодетные и неполные семьи и семьи с двумя детьми продолжат предъявлять повышенный спрос на меры социальной поддержки.

Вторым фокусом выпуска мониторинга за август-сентябрь 2016 года стал анализ динамики расходов населения на медицинскую помощь и лекарства.

Так, в новой экономической ситуации более значительное сокращение расходов на медицинскую помощь наблюдалось в группах домохозяйств, тратящих больше на данный компонент лечения — у проживающих в Москве и Санкт-Петербурге, а также имеющих высокие доходы. В двух столицах средние расходы на медицинскую помощь в реальном выражении в расчете на одного члена домохозяйства уменьшились в 2013-2014 годах на 8%, а в 2014-2015 годах на 16%. Сокращение расходов в средних и малых городах в рассматриваемый период было монотонным и составило к концу периода 15%. Расходы на медицинскую помощь на селе (относительно небольшие, по сравнению суммами, которые тратят городские семьи) практически не изменились в реальном выражении в 2013-2014 годах, но сократились на 30% в 2014-2015 годах. Величина расходов домохозяйств, проживающих в больших городах, в рассматриваемые годы колебалась, и в 2015 году практически соответствовала уровню 2013 года.

В кризисные годы лекарства подорожали в большей степени, чем медицинские услуги, однако, как показывают данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ) НИУ ВШЭ, российское население более активно экономило именно на получении медицинской помощи, а не на медикаментах. В реальном выражении расходы российских семей на услуги медицинских организаций и медицинских работников снизились в 2013-2015 годах на 15%, на лекарства — лишь на 8%. При высокой цене на лекарства существуют возможность приобрести более дешевый их аналог, в то время как при невозможности заплатить за медицинскую услугу шансы получить ее по сниженной цене ниже. Это заставляет пациента отказаться от платного лечения совсем, отмечают эксперты. Стимулом к отказу от платного лечения является и возможность получить бесплатную медицинскую помощь (пусть и более низкого качества), которую имеет каждый гражданин страны.

С текстом мониторинга можно ознакомиться, пройдя по ссылке.

Мониторинг, который в ежемесячном режиме ведет Институт социальной политики НИУ ВШЭ, является наблюдением за изменениями, происходящими в доходной обеспеченности, бедности, потребительском и финансовом поведении, а также в социальном самочувствии российских домашних хозяйств. В основе мониторинга лежат регулярные данные оперативной статистики Росстата, публичные данные Всероссийского Центра Изучения Общественного Мнения (ВЦИОМ) о социальных настроениях, а также данные специального ежемесячного обследования населения по вопросам социального самочувствия и бедности, организованного ВЦИОМ по заказу НИУ ВШЭ. Обследование проводится по репрезентативной в масштабах страны выборке в 1 600 респондентов в 46 регионах страны в 130 населенных пунктах.