• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Деловой климат в российской науке

Потребление медицинских услуг и лекарств в период экономического спада

Институт социальной политики НИУ ВШЭ подготовил специальный выпуск мониторинга социально-экономического положения и социального самочувствия населения России за 2017 год, посвященный изменению в потреблении медицинских услуг и лекарств. Отдельной задачей исследования стало измерение нагрузки расходов на лечение на бюджет семей в кризисные годы. Для оценки динамики частоты потребления и объема расходов на платные медицинские услуги и лекарства базовым годом для сравнения стал 2013 год.

В период экономического спада 2014–2016 годов, сопровождавшегося падением реальных душевых доходов на 12,9%, российские домашние хозяйства стали экономить на покупках товаров и услуг, в том числе и на платных медицинских услугах и лекарствах. Имея доступ к бесплатным альтернативам, пусть и худшего качества, граждане стали отказываться от платной медицинской помощи.

Почти половина (42,8%) домохозяйств, пользовавшихся платными медицинскими услугами до кризисного периода, стали обращаться за такой помощью реже или переключились на более дешевые услуги. По распространенности случаев экономии услуги врачей оказались в верхней части списка. Чаще население ограничивало себя только в расходах на досуг, питание, приобретение одежды и обуви. Реже, чем на посещении платного врача или платных анализах и процедурах, население экономило на туристических поездках, приобретении бытовой техники и услугах связи, а также образовательных услугах.

Решение полностью отказаться от платных медицинских услуг в 2014–2016 годах приняли 17,3% потребителей, что реже отказов от проведения досуга и расходов на отпуск, однако чаще отказов от платных образовательных услуг, услуг по присмотру и уходу за детьми, пожилыми и инвалидами.

При этом в 2016 году произошло восстановление уровня потребления платной амбулаторной помощи, что связано с восстановлением доходов у ресурсообеспеченных домохозяйств, которые являются основными потребителями данных услуг. Экономия на лекарствах характеризуется меньшими масштабами, поскольку они относятся к потребностям первой необходимости, от которых семьи отказываются в последнюю очередь. Только 2,5% потребителей лекарств полностью прекратили покупать их в экономически неблагоприятный период, а 35,2% граждан, покупавших лекарства до кризиса, стали тратить на них меньше.

Более высокая готовность населения отказываться от платных медицинских услуг, нежели чем от приобретения медикаментов, — это рациональный потребительский выбор, поскольку первые в России имеют бесплатные аналоги. Их качество может быть ниже, такая помощь может быть получена менее оперативно, чем платная, однако в условиях снижения доходов и роста цен такое замещение может показаться домохозяйствам допустимым, поскольку позволяет сэкономить средства в текущем периоде.

Три года падения реальных доходов населения сопровождались небольшим, но статистически значимым сворачиванием платежей за лечение в стационаре: доля граждан, оплачивающих медицинские услуги или лекарства при лечении в больницах, в общей численности таких пациентов сократилась с 28,6% в 2013 году до 24,7% в 2016 году. При этом практически не изменился уровень платности амбулаторной помощи. В экономически неблагоприятный период услуги стоматологов население оплачивало почти так же часто, как и в предшествующие годы: доля плативших среди обращавшихся за стоматологической помощью и зубопротезированием оставалась стабильной на уровне 59-60%.

В рассматриваемый период снижалась распространенность неформальных платежей, и в первую очередь в стационарах: доля неформальных платежей в общей численности случаев платного лечения в стационаре сократилась с 71,7% в 2013 году до 48,5% в 2016 году. То есть в ситуациях, когда обязанность заплатить не закреплена законодательно, пациенты, ощутившие снижение доходов, с меньшей готовностью благодарили врачей за пройденное лечение. Одновременно с этим, как показывают данные РМЭЗ (Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения) НИУ ВШЭ, в рассматриваемый период получила развитие практика легально платных услуг в стационарах: доля пациентов, оплачивающих свое лечение в стационаре официально, через кассу медицинского учреждения, возросла с 18,5% в 2013 году до 22,8% в 2015 году и 22,3% в 2016 году. Это может свидетельствовать о том, что наблюдаемая динамика в отношении неформальных платежей складывалась не только под влиянием экономического спада, но и в результате развития расширения сегмента услуг, которые официально подлежат оплате.

Среди тех, кто оплачивал амбулаторную помощь, доля плативших неформально снизилась в два раза. В первый «кризисный» год, когда еще не было понятно, что падение доходов будет длительным, она составляла 30%, а к 2015 году доля плативших неформально снизилась до 16%. В 2016 году, когда в ряде секторов экономики наметился рост реальной заработной платы, данные обследования снова фиксируют рост распространенности неформальных платежей в поликлиниках — до 24,5%; как видно, пока что он не достигает предкризисного уровня. Следует подчеркнуть, что в амбулаторном звене здравоохранения распространенность неформальных платежей значительно ниже, чем в стационарах. При этом самые низкие показатели наблюдаются в секторе стоматологии: доля плативших неформально за услуги стоматологов снижается на протяжении последних 8 лет, и в 2016 году она достигла своего минимального значения — 13,8%. При общей широкой распространенности платных услуг в стоматологии пациенты не видят необходимости в дополнительных неформальных платежах.

Снижение потребления платных медицинских услуг больше характерно для населения с низкой платежеспособностью (индивидов с низкими доходами, неработающих трудоспособного возраста) и низкими потребностями в медицинской помощи (пациентов-детей или граждан, дающих высокие оценки своему здоровью и не имеющих хронических заболеваний).

После падения в 2014–2015 годах восстановление уровня потребления медицинских услуг и лекарств началось в трех группах домохозяйств: с более высокими доходами, высоким уровнем образования или плохим состоянием здоровья (пожилых, инвалидов, граждан, оценивающих свое здоровье как «плохое» или «очень плохое»).

Неуклонное сокращение расходов на лекарства в рассматриваемый период происходило в Москве и Санкт-Петербурге. При этом после кратковременного снижения уже к 2016 году жители этих городов вернулись к докризисному потреблению платных медицинских услуг. На селе и в небольших городах была зафиксирована противоположная тенденция: продолжающийся спад потребления платных медицинских услуг с наметившимся к концу периода ростом в расходах на лекарства.

Стремление к восстановлению докризисного уровня потребления платных медицинских услуг и лекарств в условиях продолжающегося снижения доходов привело к повышению доли расходов на лечение в общем объеме доходов домохозяйств. Значение данного показателя, рассчитанного по методике Всемирной организации здравоохранения (доля расходов на лечение доходах домохозяйства, оставшихся после вычета расходов на еду), увеличилось для населения страны в целом с 7,6% в 2013 году до 8,6% в 2016 году. Рост доли расходов на лечение обеспечили домохозяйства с пожилыми и инвалидами в своем составе. Высокая потребность в лечении не позволила им долго экономить на медицинских услугах и лекарствах, и в 2016 году они стремились вернуть докризисный уровень их потребления, направив на лечение средства, которые ранее тратили на другие цели.

Подробнее об этом смотрите здесь.