Экономика сложности и скрытые источники роста

Экономика сложности и скрытые источники роста

© iStock

Экономика сложности — новый, стремительно разворачивающийся феномен, открывающий целостную картину реальности, невидимые ранее процессы, взаимозависимости, предлагающий решения для большинства сложных социально-экономических проблем. Ее ключевые аспекты, инструменты и перспективные направления исследований были в фокусе участников специализированного семинара журнала «Форсайт» (Foresight and STI Governance) «Экономика сложности и скрытые источники роста», проведенного в формате круглого стола 22 декабря 2022 г.

Ведущий эксперт ИСИЭЗ НИУ ВШЭ и ответственный редактор журнала «Форсайт» Марина Бойкова ознакомила аудиторию с возникающим ландшафтом экономики сложности, ее игроками, концепциями, новыми инструментами, достижениями и направлениями исследований. Была продемонстрирована статистика научных публикаций, иллюстрирующая экспоненциальный рост интереса к этой становящейся актуальной области. Ее принципы и методы позволяют точнее прогнозировать траектории развития экономических систем, более детально и всеохватно описывать закономерности их роста и упадка, реагировать максимально превентивно и эффективно, избегать распространенных ошибок. На этом поле уже закрепились ведущие институты развития (например, Еврокомиссия) и университеты (Гарвардский, Массачусетский и др.), которые ведут исследования, разрабатывают оценочные инструменты и формируют рекомендации для политики. Авторитетные журналы, включая Nature, регулярно публикуют статьи по этой теме, а ResearchPolicy и Sustainability издали специальные выпуски.

Анастасия Лихачева (декан Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ) раскрыла такой ключевой аспект экономики сложности, как «экономику недоверия». Недоверие в основном возникает при выстраивании отношений с новыми партнерами, а также в восприятии теряющих свою актуальность старых систем. В подобных условиях открываются широкие возможности для прокси-агентов (агентов доверия). Обладая позитивным опытом работы с разными субъектами в плане выстраивания прочных доверительных отношений, они становятся ключевым активом «экономики недоверия». Основные направления исследований ведутся по таким аспектам, как маркеры роста недоверия, оценка готовности к риску, определение оптимальных размеров страховых премий, индикаторы развертывания либо сворачивания кооперационных цепочек и др.

Заместитель проректора и Директор Центра развития и интеграции проектной деятельности НИУ ВШЭ Анастасия Степанова рассказала о возможностях применения инструментов экономики сложности в принятии корпоративных стратегических решений. Она обозначила примеры аномальных явлений и поведенческих паттернов, которые не учитываются в классической экономике, оценила возможности «традиционных финансов» в предсказании масштабных кризисов начала текущего столетия. Как показывает практика, рынки имеют ограниченную эффективность, менеджеры и инвесторы не всегда рациональны в своем выборе и не способны расширенно оценивать возникающие тренды, их перспективы. Для объяснения этих явлений ученые разрабатывают альтернативные теории. Возможности моделирования финансовых систем в новых условиях пока невелики и в основном ограничиваются поправками в классические модели с добавлением отдельных поведенческих характеристик. Сложность финансового сектора вызывает два противоречивых цикла — чем она выше, тем больше ресурсов для бизнеса и интенсивнее экономический рост, но одновременно возникают эндогенные финансовые шоки, усиливаются неравенство доходов и нестабильность.

На примере международных компаний выявлены как минимум десять поведенческих паттернов, которые значимо различаются по эффективности, уровню риска, темпам роста, доходности акций и не совпадают с отраслевым разделением рынка. Причем в технологических компаниях все эти схемы сосуществуют.

Старший научный сотрудник МГУ Дмитрий Каталевский обратился к проблеме «беспризорных» систем, которая возникает в случае отказа ключевых участников системы воспринимать ее целостно и, исходя из этого, брать на себя ответственность за ее долгосрочную устойчивость. Эта проблема была проанализирована на кейсе компании Boeing. Система деградирует к «беспризорному» состоянию медленно, иногда этот процесс растягивается на десятилетия и потому с трудом поддается объективному анализу. Изначальные ценности и основополагающие принципы, заложенные в систему, постепенно деформируются, что отражается на культуре внутренних и внешних коммуникаций в организации. Интересы ключевых игроков системы переключаются с долгосрочного горизонта на краткосрочный. Как следствие, в отсутствие «единого куратора» системы возникают «бесхозность» и системный «дрейф» организации в сторону наибольшего вектора «давления». Для решения проблемы «беспризорности» необходимо иметь целостное восприятие сложной системы, что зачастую требует выхода на «надсистемный» уровень и, исходя из этого, перенастройки системы. Кто-то из участников должен нести ответственность за систему в целом, а не ее отдельные части.

Елена Князева (профессор Школы философии и культурологии НИУ ВШЭ) рассказала о фундаменте «экономики сложности», о том, как знания из науки о сложности помогают в работе с нелинейной динамикой экономических процессов. Приведены сравнения между классической парадигмой и экономикой сложности (представления об экономических системах как замкнутых, однородных и сбалансированных либо, напротив, открытых, гетерогенных и неравновесных; совершенный vs. ограниченный рационализм экономических акторов, и т. д.). Новые методы из науки о сложности не ограничиваются микро- и макроэкономическим анализом, а фокусируются на мезо-уровне. Неопределенность нужно рассматривать не просто как отсутствие количественной информации, позволяющей просчитать риски, а как фундаментальную случайность, имманентное свойство экономических процессов, которая может стать шансом для выбора желаемого пути развития в состоянии неустойчивости, в точке бифуркации. Быстрые процессы роста или падения на финансовых рынках неизбежны, так как работает нелинейная положительная обратная связь. Однако моделирование сложных систем позволяет определить слабые сигналы, предвестников катастроф. В экономике сложности действует «парадокс планировщика», предполагающий правильный выбор момента для управляющего воздействия во времени и в пространстве.

Руководитель Департамента мировой экономики НИУ ВШЭ Игорь Макаров продемонстрировал вклад «экономики сложности» в анализ экологических проблем и моделей «зеленого развития». Устоявшиеся подходы основаны на введении платы за природопользование и загрязнение окружающей среды, однако имеют ограниченную применимость. Они не работают в условиях, когда высоки издержки наблюдения и контроля, при сильном эффекте колеи и устойчивых культурных паттернах, вмешательстве фактора международной торговли, решении задач оптимизации использования исчерпаемых ресурсов в долгосрочной перспективе. Экономика сложности предлагает новые подходы, позволяющие, например, установить полицентрические экологические режимы. Речь идет о схемах, при которых задачей сокращения выбросов занимаются не только государство, но и все экономические агенты. Были представлены четыре сценария преодоления кризиса и развития «зеленой» повестки, в которых предусмотрены разные варианты — от ускорения энергетического перехода вплоть до сворачивания «зеленого» курса и возврата к углеводородам. Многое зависит от появления в ближайшие годы прорывных зеленых технологий, которые помогут экономике быстрее адаптироваться к новым условиям. В противном случае сохранится долгосрочная углеводородная зависимость. Экономика сложности также обладает высоким потенциалом для комплексного решения проблем изменения климата и неравенства доходов.  

Лилиана Проскурякова (ведущий научный сотрудник ИСИЭЗ НИУ ВШЭ) рассмотрела текущую ситуацию и перспективы развития комплексных подходов к использованию водных, энергетических и сельскохозяйственных ресурсов. При их применении открываются новые возможности для решения сложных проблем — таких как опреснение воды и оптимальное распределение сельскохозяйственных земель в целях выращивания продовольственных культур и сырья для биотоплива. Наиболее эффективные управленческие инструменты сочетают знания из естественных и социальных наук, качественные и количественные методы анализа, учитывают поведенческие аспекты.  

Старший научный сотрудник Факультета экономических наук НИУ ВШЭ Николай Пильник посвятил свой доклад согласованию экономических моделей с точки зрения экономики сложности.

Основная трудность моделирования состоит в том, что вследствие эволюции экономической системы и происходящих в ней процессов каждую следующую модель приходится создавать заново. Непрерывно возникающие экономические отношения описываются другими параметрами и пропорциями, требуют использования новых математических методов. Субъекты экономики постоянно пытаются найти или позаимствовать друг у друга новые средства достижения своих интересов — технологии, торговые связи, финансовые инструменты, способы организации. Существующие многообразные экономические модели фокусируются на отдельных ракурсах сложной системы, используют собственные наборы понятий, но за рамками каждой из них остается много неучтенных, «невидимых» важных явлений. Качественные модели не только описывают поведение системы при сложившейся модели отношений, но также указывают на границы собственной применимости и пределы стабильности рассматриваемой структуры. Генерируя большое количество эмпирических данных, они служат альтернативой научным контролируемым экспериментам со сложными системами.

Резюмируя итоги круглого стола, можно сказать, что его участники внесли вклад в смысловое наполнение экономики сложности, очертили новые контуры в дальнейшем обсуждении и исследовании этой темы в рамках междисциплинарного взаимодействия.

Мероприятие организовано в рамках гранта, предоставленного Министерством науки и высшего образования Российской Федерации (№ соглашения о предоставлении гранта: 075-15-2022-325).