• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мясницкая, 18

Вышка.Фундамент


Этот дом перестраивали сначала купцы-старообрядцы, владевшие крупнейшей в России оптической мастерской, а затем бывшие крепостные, разбогатевшие на продаже домашней утвари. С течением времени первоначальный облик здания изменился: во время войны фасад лишился части своего скульптурного убранства, а уже в нашем веке был пристроен мансардный этаж, нарушивший архитектурный замысел. И все же дом №18 остается одним из самых заметных на Мясницкой улице.

Церковные владения

Роскошный дом № 18 на Мясницкой улице имеет длинную историю. Облик старой Москвы во многом обуславливали многочисленные храмы, в чьи владения входили не только здания церквей, но и близлежащие земли, где стояли дворы причта. Владения храма могли не примыкать непосредственно к церкви, а располагаться в различных частях города и даже страны. Территория дома № 18 относилась к церковным владениям храма Св. Архидиакона Евпла, некогда находившегося на противоположной стороне улицы, на пересечении с Милютинским переулком.

Церковь Св. Евпла. Угол Мясницкой улицы и Милютинского переулка
Фото конца XIX в. Из книги Н. Найденова «Москва: Соборы, монастыри, церкви». 1882-1888 гг.

Храм Св. Евпла известен с XV века. Изначально деревянный, в середине XVII века он был перестроен в камне. Эта церковь стала своеобразным памятником Отечественной войны 1812 года: она была единственной в Москве, где проходили богослужения во время пребывания в городе французов. Но это не спасло ее от разрушения: в 1925 году церковь снесли.

Дворы ее причта, с середины XVIII века находившиеся через улицу, представляли собой несколько деревянных домишек с садами и хозяйственными постройками. В 1840 году эту часть владений церкви Св. Евпла купила семья Воейковых. Они и построили по красной линии улицы двухэтажный каменный дом.

Во второй половине XIX века Мясницкая улица претерпела большие изменения. Дворянство — преобладающее население улицы — стало активно сменяться купечеством. И не просто купечеством, а купцами-старообрядцами.

Купцы-старообрядцы

В 1853 году дом Воейковых был продан Абраму Сергеевичу Трындину — купцу-старообрядцу. Выходцы из крестьян, купцы Трындины основали в Москве первую русскую оптическую мастерскую, со временем ставшую самой крупной фирмой в этой сфере в России. Мастерская и магазин оптических, хирургических, геодезических инструментов находились на Большой Лубянке, в доме князя Голицына (не сохранился). Продукция Трындиных не раз участвовала в промышленных выставках, неизменно получая награды. Фирма была постоянным поставщиком геодезических инструментов для межевых учреждений и математических и астрономических приборов для учебных заведений. В 1909-м, в год своего столетия, фирма Трындиных была удостоена двух государственных гербов.

Абрам Сергеевич и его брат Егор Сергеевич унаследовали фирму от отца. В конце 1853 года братья решили разделиться. Отцовское производство осталось за Егором Трындиным и успешно просуществовало почти до 1930-х годов, а Абрам Сергеевич основал свою собственную фирму. Для этих целей и был куплен дом на Мясницкой.

Одной из уникальных специализаций мастерской Абрама Трындина были солнечные часы. В музее Петропавловска-Камчатского хранятся солнечные часы полярного исследователя Фердинанда Петровича Врангеля с надписью, гласящей, что они изготовлены «московским мастером Абрамом Сергеевичем Трындиным».

В 1856 году Абрам Сергеевич умер, дело продолжил его сын Иван Абрамович. Ему не удалось сохранить производство на прежнем высоком уровне, и в 1869 году он закрыл фирму, став преподавателем геодезии в Константиновском межевом институте, а дом на Мясницкой продал.

Иван Абрамович был женат на дочери текстильного фабриканта, купца-старообрядца Ивана Петровича Бутикова, Наталье Ивановне. Тесть Ивана Трындина и стал новым владельцем дома на Мясницкой.

Фабрика Бутикова, выпускавшая шелковые, шерстяные, хлопкопрядильные ткани и имевшая красильное производство, находилась недалеко от Пречистенки. Сам Иван Петрович жил неподалеку в собственном доме, а на Мясницкой открыл свой фирменный магазин. Для новых целей дом был капитально перестроен и надстроен.

Иван Петрович Бутиков
Фото 1860-х гг.

После смерти жены Иван Петрович ушел в иночество, а фабрику и магазин на Мясницкой передал своему единственному сыну Степану Ивановичу. Поначалу дела наследника шли успешно. В 1872 году с мая по сентябрь в Москве проходила Первая Всероссийская политехническая выставка, приуроченная к двухсотлетию со дня рождения Петра I. Ее устроители имели целью показать достижения в области промышленности, сельского хозяйства, транспорта, военного дела, науки, техники и культуры. Во все губернии Российской империи на крупнейшие заводы и фабрики были отосланы письма Организационного комитета с предложением об участии в выставке. Ее многочисленные павильоны были расположены в самом центре Москвы: в Александровском саду, Кремле, на набережных и т.д. В выставке приняли участие свыше 10 тысяч экспонентов из России и около 2 тысяч из других стран. За все время работы ее посетили более 750 тысяч человек.

Огромное количество участников и гостей выставки Москва должна была обеспечить жильем, транспортом и питанием. Многие домовладельцы откликнулись на призыв Городской думы и предоставили свои дома под гостиницы для приезжих участников и посетителей на период работы Политехнической выставки. В их числе был и Степан Иванович Бутиков, который не только участвовал в выставке, но и предложил свой дом на Мясницкой в качестве гостиницы.

В 1888 году Бутиков умер. Прямых наследников у него не было, и дом вновь оказался у его сестры — Натальи Ивановны, урожденной Бутиковой, по первому мужу Трындиной, во втором браке Шевлягиной. Сама она жила на Зубовском бульваре, а дом на Мясницкой сдавала конторам и фирмам. Фирмы были преимущественно инженерно-технические, выпускающие различное оборудование и выполняющие инженерные работы. В конце века на первом этаже дома был главный склад английского завода «Р. Горнсби и сыновья», где в любое время можно было видеть в действии нефтяные двигатели. В рекламе фирмы про двигатели было сказано: «…необыкновенно простой конструкции, вполне безопасны в пожарном отношении, отсутствие недостатков». На втором и третьем этажах находились меблированные комнаты Войцеховского.

Новые владельцы

В Центральном историческом архиве Москвы сохранился документ с описанием дома на 1902 год. В нем говорится, что дом был трехэтажным, оштукатуренным, покрытым железом. Внутри были печи голландские и русские с плитами, полы паркетные дубовые и сосновые, лестницы каменные, устроены ватерклозеты с водопроводом. Этот весьма добротный дом наследница Бутиковых решила продать. В 1902 году его новым хозяином стал также купец, но уже не старообрядец — Михаил Иванович Мишин.

Основателем рода Мишиных был крепостной крестьянин Иван Мишин, родившийся в 1830 году. Получив вольную на себя и свою семью, он основал торговый дом «Иван Мишин и сыновья», имеющий несколько магазинов в Москве, где покупателям предлагался весь спектр товаров для обустройства городского и загородного домов от хозяйственной мелочи до мебели. Фирма Мишиных была конкурентом самой «Мюр и Мерилиз». Один из магазинов Мишиных располагался на той же Мясницкой, в доме Стахеева, где сейчас находится магазин «Библио-Глобус». В газетах того времени описан курьезный случай, характеризующий серьезное отношение купцов к репутации своего магазина. Фамилия Мишин довольно распространенная, и на Тверской улице существовал ламповый магазин однофамильца Мишина. Там произошел неприятный инцидент: владелец наглым образом обсчитал покупательницу, на ее защиту встал знакомый дворянин, дело окончилось дракой, битьем товара и вызовом полиции. В газете появился фельетон, владелец через газету попытался опровергнуть произошедшее, но дело дошло до суда, который осудил торговца Мишина. Все это вызвало огласку, совершенно нежелательную для нашего Михаила Ивановича Мишина. Не имея никаких родственных и деловых связей с тем Мишиным, его репутация и имя тем не менее страдали. Он был вынужден, опять же через газету, дать объявление: «От лампового магазина Мих. Ив. Мишина, Мясницкая, д. Стахеева, бель-этаж. Вследствие инцидента, имевшим место 4-го с. м. в магазине И.И. Мишина на Тверской, близ Триумфальных ворот в д. Коровина, настоящим доводится до сведения, что магазин мой, существующий около 27 лет, с означенным магазином И.И. Мишина ничего общего не имеет. Московский 1-й гильдии купец Михаил Иванович Мишин».

Приобретя владение на Мясницкой, Мишин приступил к его перестройке. Архитектором был приглашен Иван Тимофеевич Барютин.

Архитектура

Сохранив старые стены, Барютин в 1903 году возвел четырехэтажное здание, предназначенное для размещения магазинов, контор и лавок. К этому времени в активе Барютина было несколько культовых построек, один завод и главное здание ипподрома (не сохранилось) на Беговой улице. Дом Мишиных был первым доходным домом в творческой практике архитектора. И именно здесь в полной мере раскрылись все возможности Барютина в области архитектуры развитого модерна.

Небольшой по протяженности уличный фасад активно и разнообразно украшен. Основную нагрузку бурлящего, вскипающего декора по вертикали несут три сильно выступающих ризалита, по горизонтали — два верхних этажа. Простота решения двух первых этажей основного объема, состоящих из огромных горизонтальных окон, резко контрастирует с остальной частью фасада.

 

На контрасте построен и скульптурный эффект ризалитов. Тяжелый крупный руст нижних этажей прорезают почти круглые окна, выпрямленные снизу, и входные проемы с закругленным верхом в боковых ризалитах. Создается ощущение грота, пещеры, обещающей сокровища всякому входящему. Первоначально на уровне третьего этажа на ризалитах находились небольшие балконы, что увеличивало тяжесть первых этажей и объемность всей декоративной пластики фасада.

Над ними — взлетающие, стремящиеся вверх узкие частые вертикальные окна. Стремление вверх усилено и высокими фигурными аттиками трех ризалитов.

Фасад здания насыщен лепным декором. Это разнообразные орнаменты наличников окон, цветочные композиции, перевитые ленты, завитки и картуши. Самой выдающейся и богатой частью фасадной пластики является центральный ризалит. Ни одно из его окон не повторяется, высоко поднимающийся скругленный аттик имеет оригинальную форму. Интересны арочные сдвоенные окна верхнего этажа, оформленные колонками из перетянутых пучков высокой широколистной травы. Эти окна фланкируют скульптурные женские полубюсты в необычных головных уборах и со змеящимися волосами, образующими на груди причудливый узел.

За время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов фасад здания сильно обветшал. Скульптурное убранство дома понесло утраты. Были снесены балконы, картуши, украшавшие завершения ризалитов, скульптуры в центре третьего этажа и другие более мелкие элементы. А в 1930-х годах были выровнены проемы боковых входов. Все это в значительной степени нарушило первоначальный замысел архитектора и изменило ярко выраженный скульптурный облик здания. В 2010 году на крыше дома был достроен мансардный этаж, что уничтожило эмоциональность сложной разновысокой верхней линии здания.

Роскошен интерьер доходного дома. Входя в центральное парадное, встречаешься с продолжением декоративных элементов фасада. Чередующиеся арки подъезда заключают сферические своды, целиком покрытые очень плотным рельефным орнаментальным декором, состоящим из россыпи сочлененных друг с другом головок многолепестковых цветков. Они создают сплошное декоративное поле, привносящее в пространство парадного легкое, радостное настроение.

Деревянный потолок в кабинете четвертого этажа дома на Мясницкой
Фото 2014 г.

Пройдя сквозь анфиладу арок, выходишь к центральной лестнице с великолепной, сохранившей свой первоначальный облик чугунной решеткой. На ее примере интересно проследить, как чисто конструктивные элементы кованой решетки плавно переходят в прихотливо изогнутые линии декоративного узора, так характерного для стиля модерн. Каждой ступени лестницы на всем ее протяжении соответствует один и тот же повторяющийся элемент стилизованного растительного мотива с мощным побегом, обращенным вниз и заканчивающимся слегка распустившимся бутоном цветка.

 

Но настоящим сокровищем, истинным шедевром внутреннего убранства дома является деревянный резной потолок с росписью в одном из нынешних кабинетов четвертого этажа. Его композиция имеет выраженный центр с круглым, сильно выступающим элементом, характерным для восточного искусства. От него симметрично расходятся расписные плоскости, чередующиеся с выпуклыми резными элементами. Центральную часть потолка обрамляет двойной бордюр. Крайний из них состоит из квадратных, заполненных резными цветами кессонов, подобных тем, что украшают потолок парадного. Основные мотивы росписи и колористическое решение восходят к лучшим образцам древнерусской интерьерной росписи, представленной в теремных дворцах Московского Кремля и Коломенского. Один из принципов модерна — изысканное, гармоничное соединение различных эпох и стилей, рождающее новые образы. Но здесь художник добавил и более узнаваемый атрибут стиля — изображения сов, четырежды повторенные вокруг центрального круга.

Сохранившийся деревянный потолок является уникальным произведением искусства, созданным мастерами модерна начала XX века.

 

Дом № 18 по Мясницкой улице
Фото С.С. Осипова 1975 г. Архив ГНИМА им. Щусева. Колл. V, негатив 43627

 

Доходный дом с магазинами

Роскошный дом на Мясницкой вновь заняли магазины и конторы. И по-прежнему основными съемщиками были инженерно-технические и промышленные конторы и фирмы. Долгое время в доме на Мясницкой находились машиностроительные и котельные склады Общества механических заводов братьев Бромлей — одной из крупнейших российских машиностроительных фирм. Братья Эдуард и Фридрих Бромлей были англичанами, принявшими российское подданство. В 1857 году они открыли небольшую мастерскую в Замоскворечье по производству топоров, пил, серпов и прочего сельскохозяйственного инвентаря. Расширяя производство, братья приобрели территорию у Калужской заставы и к концу XIX века были владельцами крупного механического завода, выпускающего паровые машины, станки, оборудование для городских водопроводов. Они были знакомы с архитектором дома И.Т. Барютиным, который при строительстве трибун ипподрома заказывал фирме чугунные и железные колонны, балки, стропила и т.д. Железные балки и арматура завода братьев Бромлей были использованы и при строительстве Музея изящных искусств (ныне ГМИИ им. Пушкина). В Первую мировую войну завод изготовлял специальные станки для рассверливания и обточки стволов, цилиндровки гранат, а также патронодержатели и другое оборудование для военных нужд. В конце 1916 года на заводе открылся отдел по производству автомобильных частей и двигателей. Один из владельцев завода того времени, сын Эдуарда Бромлея, Егор Эдуардович, создал газовый двигатель. Ознакомиться со всей продукцией завода и сделать заказ можно было по адресу: Мясницкая, 18.

В 1918 году завод братьев Бромлей был национализирован и переименован в «Красный пролетарий», с 1951 года — в Станкостроительный завод им. А.И. Ефремова, который успешно работал все советские годы.

Другим крупным предпринимателем, державшим контору в доме Мишиных на Мясницкой, был эстляндский дворянин Теофил Иванович Гаген.

Кассовый аппарат «Националь»

Он был единственным в России представителем по продаже кассовых аппаратов «Националь» американского производства, пользовавшихся колоссальным спросом. Аппараты «Националь» были совершенны и с точки зрения технического устройства, и с точки зрения дизайна. Они состояли из четырех ящиков, которые открывались определенным ключом. На задней крышке аппарата был установлен внутренний счетчик, фиксирующий количество открытий и закрытий аппарата. Делались кассовые аппараты из меди с использованием дерева, серебра, никеля, а иногда и золота. Украшались богатой гравировкой и росписью. Качество американских аппаратов «Националь» было таково, что они прослужили в советской торговле вплоть до 1960-х годов.

В 1915 году в Москву из Риги было переведено Акционерное общество «Каучук» — третье по объему производства и мощности предприятие резиновых изделий. Их контора тоже находилась в доме Мишиных.

Даже смена власти, в результате чего Мясницкая была переименована в улицу Кирова, не принесла в жизнь дома Мишина (уже бывшего) заметных изменений. До 1930-х годов здесь по-прежнему находились технические заведения. В частности, техническая контора завода «Красный металлист», который располагался в Марьиной Роще и занимался ремонтом всевозможных машин и металлических конструкций, а также мастерская по сборке и ремонту швейных машин треста «Госшвеймашина», техническое руководство которой осуществлял Петр Николаевич Старшинов.

На первом этаже с большими окнами находились магазины. В 1970-1980-х годах здесь располагался магазин «Овощи-фрукты». Одно время его витрины имели эффектное оформление: по всему оконному стеклу струилась вода, сквозь которую живописно расположенные зелень и овощи смотрелись особенно свежими и привлекательными для покупателя. Остальные этажи занимали отделы Министерства химической промышленности, расположенного в соседнем доме № 20.

Здание находится в оперативном управлении Высшей школы экономики с 2011 года.