• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мясницкая, 40


НИУ ВШЭ находилось в здании до 2016 года

Жизнь и служба почтовых работников в XIX веке была тяжелой. Жалованья не хватало на жизнь, не было ни выходных, ни праздников, ни даже перерыва на обед. Какое это имеет отношение к Вышке? А дело в том, что здание, о котором сегодня пойдет речь, ранее принадлежало почтамту.

Демидовские владения

Все многочисленные строения нынешних домов под № 40 по Мясницкой улице некогда составляли два владения. Первое из них (восточное), известное с начала XVIII века, принадлежало купцу, владельцу шелковой фабрики В.М. Евреинову. Второе (западное), более крупное, значилось за купцом-фабрикантом И.М. Полуярославцевым.

В середине XVIII века оба владения приобрел хозяин уральских заводов, крупнейший промышленник того времени Никита Акинфиевич Демидов. Большинство строений во владении были ветхими, небольшими, одноэтажными. Одно из них, рядом со стр. 1, сохранилось до сих пор, хоть и в сильно измененном виде. Это палаты Блюментростов (д. 40, стр. 4), или, как их еще называли, Докторский корпус. Лаврентий Алферович Блюментрост был немецким врачом на службе у царя Алексея Михайловича. Оба его сына также были врачами при царском дворе. Их палаты были построены еще в XVII веке, реконструированы в XIX веке. Последняя переделка, практически не оставившая следов подлинного фасада, произошла в 2000 году.

Бывший Докторский корпус. Мясницкая ул., д. 40, стр. 4. Вид из окна дома 40, стр. 1
Фото 2014 г.

В 1789 году большое владение на Мясницкой получил сын и наследник Демидова — тайный советник Николай Никитич Демидов. Обладая немалым состоянием, он еще больше увеличил его после женитьбы на Елизавете Александровне Строгановой. Вскоре после свадьбы он оставил службу и отправился в заграничное путешествие. Вернувшись в Россию в 1806 году, Демидов решил заняться своими многочисленными владениями в Петербурге, Москве и на Урале. Основное его внимание было направлено на уральские заводы, но и на Мясницкой произошли перемены. В 1808-1810 годах по красной линии улицы был построен двухэтажный добротный дом с мезонином по проекту архитектора Дмитрия Андреевича Тюрина.

В 1810 году Демидов был направлен посланником во Флоренцию. Всю жизнь тратя колоссальные средства на благотворительность, покровительствуя искусствам и наукам, Н.Н. Демидов и в Италии устроил картинную галерею, школу и дом для призрения престарелых и сирот. Благодарные флорентийцы поставили Демидову памятник после его смерти в 1828 году.

Императорский Московский почтамт

В 1824 году Московский почтамт, находящийся на той же Мясницкой улице, но внутри Бульварного кольца, активно расширялся и развивался. Владельцы близлежащих домов направили Почтамту несколько предложений о продаже своих владений. Среди них был дом П.И. Юшкова (№ 21), несколько домов по Чистопрудному бульвару и владение тогда еще здравствующего Николая Никитича. Необходимость дополнительных площадей для проживания служащих и чиновников Почтамта действительно была острой. Демидов двор, как его стали называть, был признан лучшим для этих нужд и в апреле 1828 года был приобретен у владельца (почти накануне его смерти).

Портрет Н.Н. Демидова

С этого времени вся территория Демидова двора до конца XIX века и часть XX века принадлежала Почтамту. Здесь поселили служащих, разместили многочисленные конюшни, хозяйственные строения и некоторые отделения Почтамта.

Жилой флигель был в строении 2, конюшни — в строении 5, в остальных строениях были кладовые. Главным корпусом Московского почтамта был дом № 40, строение 1.

Новым владельцам понадобились капитальные переделки и перестройки имеющихся зданий. В 1850-х годах для строительства нового Московского почтамта на Мясницкой ул., д. 26, в Москву был приглашен петербургский архитектор Альберт Катеринович Кавос. Успешно справившись с основными постройками, в 1854 году он перестроил и здание главного корпуса на Демидовом дворе (стр. 1). В этом виде оно дошло до наших дней.

Прямоугольный фасад здания вытянут вдоль улицы. Довольно большие окна, чуть уменьшенные на третьем этаже, обрамлены простыми наличниками. Окна второго этажа со слегка выступающими карнизами, так же как и оформление рустом, сохранились только на торцевом фасаде. Неброское оформление главного фасада нарушает лишь невысокий аттик по центру. Вход в здание осуществляется со двора. Интерьер и первоначальная планировка не сохранились. Арочные перекрытия двух довольно узких лестниц в торцах строения дают некоторое представление о характере первоначальной архитектуры.

К 1870-м годам строения на старом Демидовом дворе сильно обветшали. Летом 1872 года в Москве ожидалось торжественное событие — визит царской семьи, и московский генерал-губернатор потребовал от почт-директора принятия безотлагательных мер по обеспечению безопасности высочайших гостей. Меры были незамедлительно приняты, и здания старого Почтамта (как стал называться Демидов двор) укрепили упорами из бревен.

Жизнь и служба почтовых работников в XIX веке были довольно тяжелыми. В 1828 году жалованье было настолько мало, что чиновники и служители не имели возможности себя содержать. В одном из документов этого года говорилось: «…Служба почтовая, особенно в некоторых местах, есть, может быть, тягостнейшая из всех гражданских частей, ибо занятия чиновников сих не имеют определенного времени, а зависят от движения почты, приходящей во всякое время, и рано утром, и в праздники; отлагательство же в деле почтовой службы нетерпимо, ибо за малейшее промедление публика ропщет, а начальство взыскивает».

Практически все почтовое начальство состояло из бывших военных, и жизнь почтовых учреждений была также сродни военной. Одежда почтальонов в 1830-х годах была близка к обмундированию солдат и офицеров армии: темно-зеленый мундир с черным бархатным воротником и обшлагами, белый камзол, шпага и треугольная шляпа с серебряной кисточкой и золотой петлицей. Служащие московской почты давали присягу о непринадлежности к масонским ложам и другим тайным организациям, о неучастии в забастовках. До начала Первой мировой войны женщины не допускались на работу в Московский почтамт.

Даже к концу XIX века рабочий день почтового чиновника составлял 14-18 часов. Праздничные дни отсутствовали, так как объем корреспонденции в эти дни возрастал, а служащий не имел права уйти с работы, не обработав всей поступившей почты. Перерывов на завтрак и обед не существовало.

Весьма трудоемкой была доставка посылок и почты из здания Почтамта в почтовые отделения, к вокзалам и обратно. Перевозка с одного вокзала на другой осуществлялась в специальных вагонах городской конно-железной дороги лошадьми Почтамта. Этим же способом доставлялась почта и посылки в городские почтовые отделения. Поэтому на старом Демидовом почтовом дворе в 1909 году для этих целей содержалось 134 лошади, в том числе 32 для перевозки посылок, остальные для перевозки почты. Лошади поставлялись Почтамту их владельцами по контракту. Их обслуживали 138 человек — конюхи, кучера, ямщики, которые чаще всего жили тут же, при конюшнях.

Первые попытки использовать трамвай для перевозки почты были предприняты почтовым ведомством еще в 1909 году. К 1911 году трамвайные маршруты связали московские предместья с центром города. С 1913 года перевозить тяжелые почтовые грузы от Почтамта между шестью вокзалами стали только грузовым трамваем.

С 1910 года Почтамт стал активно использовать автомобили. С частными предпринимателями заключили контракт на поставку 25 машин. Но для доставки посылок на дом, перевозки денег и служебных разъездов использовались оставшиеся 70 лошадей, которые по-прежнему размещались на Демидовом дворе. Там же (в строении 5) открылся и гараж почтового ведомства.

Еще одно строение старого Демидова двора — строение 2а, с 2013 года принадлежащее НИУ ВШЭ, — это обширный подземный гараж постройки 1930-х годов.

У местных жителей существует легенда, что этот гараж построил для своих личных нужд кровавый сподвижник Сталина, на котором во многом лежит ответственность за репрессии этого времени, — Л.П. Берия. Скорее всего, подземный гараж использовался Почтамтом, так как с середины XIX века и до середины XX века эта территория была занята жилыми и, главное, транспортными службами Московского почтамта. А современный гаражный двор находится непосредственно рядом со старым конюшенным корпусом. Гараж занимает весь большой двор, его крыша на несколько метров возвышается над землей и обрамлена оградой из кирпичных столбов с кованой решеткой, в основном прекрасно сохранившейся. В настоящее время помещения не используются.

В 1905 году на этом еще свободном от гаража дворе состоялся митинг служащих Почтамта и Телеграфа с обсуждением экономических требований к начальству почтовой службы. Революционные настроения, как и по всей стране, вылились в забастовку. 11 октября (по старому стилю) здесь произошла стычка забастовщиков с полицией. Многие пострадали. Об этом событии повествует памятная доска на доме 40, стр. 1, со стороны Мясницкой улицы: «Место массовых собраний почтово-телеграфных работников в ноябре 1905 г.».

Следующий всплеск активности на территории Демидова двора был в 1916 году, когда здесь проходили многочисленные митинги и демонстрации почтовиков, студентов и рабочих с лозунгами «Да здравствует революция!». Демонстрации переросли в военные столкновения осенью 1917 года, когда вся Мясницкая представляла собой поле боя. Несколько дней, с 26 октября по 2 ноября, в Москве не работали ни телефон, ни почта.

Первомайская демонстрация на Мясницкой улице возле дома № 40 (справа)
Фото 1952 г. Oldmos.ru

В советские годы рядом с домом на Мясницкой также проходили многочисленные, но уже праздничные демонстрации.

С восстановлением мирной жизни дом № 40, стр. 1, на Мясницкой улице остался жилым, 14 квартир были заняты служащими Почтамта. В 1948 году рядом с ним по красной линии улицы построили новый жилой дом (№ 40а) по проекту А.Т. Капустина для сотрудников Центрального аэрогидродинамического института. Два соседних дома стала соединять проездная арка во двор.

Почтовые служащие оставались жильцами дома бывшего Демидова двора до 1968 года, когда на смену жилым пришли конторские помещения. В настоящее время площади сдаются в аренду, в том числе и факультетам Высшей школы экономики.

Высшая школа экономики арендовала здание с 2012 до 2016 года.