• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Малая Ордынка, 17

Вышка.Фундамент


В 1950-е годы в вентиляции одной из комнат в этом здании нашли золотой подсвечник — напоминание о том, что изначально здесь была ювелирная фабрика. В советские годы в этом доме располагался кожевенно-обувной техникум, общежитие и институт повышения квалификации инженерно-технических работников.

Фабрика золотых и серебряных изделий

Краснокирпичный дом на улице Малая Ордынка является характерным примером эклектики конца XIX века. Построенный как фабричное здание для ювелирного производства, после 1917 года он имел совершенно иную судьбу.

Появлению этого нарядного дома в Замоскворечье город обязан двум людям — Немирову и Колодкину. Оба умерли задолго до его строительства, но без них не было бы ни фабрики, ни замечательной ювелирной фирмы, внесшей большой вклад в русское ювелирное искусство.

Николай Васильевич Немиров был вологжанином. Он приехал в Москву в юности, уже обучившись мастерству серебряного дела. Иван Иванович Колодкин, московский купец, имел небольшое ювелирное дело и торговую лавку. Он взял Немирова к себе приказчиком. У Колодкиных не было своих детей, и молодой, дельный, честный Николай Немиров, много лет проработавший на фирме, стал наследником купца, получив к тому же двойную фамилию. В 1868 году Московским магистратом было одобрено прошение Николая Васильевича отныне именоваться Немировым-Колодкиным. С этого времени начинается становление и развитие ювелирной фирмы Торговый дом «Н.В. Немиров-Колодкин», получившей известность не только в России, но и в Европе. Ее изделия находятся ныне во многих музеях страны и в частных коллекциях.

Н.В. Немиров-Колодкин
Фото конца XIX в.

Еще в 1850-х годах Николай Васильевич женился на купеческой дочери Дарье Артемьевне, за которой получил большое приданое. Присовокупив к своим сбережениям средства жены, он в 1872 году открыл свою первую небольшую фабрику. Немиров-Колодкин с женой жили в собственном доме на Б. Ордынке, фабрика была неподалеку. Для ее управления нужны были люди, и супруги (у них тоже не было детей) решили пригласить племянников Николая Васильевича из Вологды. Это были Александр и Николай Николаевичи Дружинины, Иван Александрович Лапин и Алексей Николаевич Давыдов. Все они поселились в доме дяди и стали приказчиками.

Высокий художественный и технический уровень изделий, производимых Немировым-Колодкиным, был замечен Московской дворцовой конторой. С 1876 года она стала регулярно делать на фирме заказы на серебряную посуду для Московских императорских дворцов. Дела шли успешно, и к 1880-м годам торговый дом владел не только фабрикой, но и магазином на Ильинке, несколькими лавками в Москве и Нижнем Новгороде.

Николай Васильевич не забывал и о благотворительности: жертвовал на образовательные учреждения, на богадельню для слепых бедных женщин, которую завещал устроить в своем доме после смерти. Богадельня имени Николая Васильевича и Дарьи Артемьевны Немировых-Колодкиных просуществовала на Б. Ордынке до 1917 года.

Немиров-Колодкин умер в 1886 году, оставив миллионную фирму своим племянникам, двум семьям — Давыдовым и Дружининым. В 1892 году они учредили Фабрично-торговое товарищество преемников Н.В. Немирова-Колодкина. Наследники не только сохранили, но и увеличили масштаб предприятия.  

Прейскурант Фабрично-торгового товарищества преемников Н.В. Немирова-Колодкина. 1905 г. Вверху изображение фабрики — дом 17 на М. Ордынке

В рекламном проспекте Товарищества преемников можно прочитать: «Увеличивающееся поступление заказов, особенно же по исполнению разных предметов церковной утвари, заставило Товарищество открыть собственную фабрику для производства золотых, серебряных и ювелирных изделий и церковной утвари из разных металлов. В настоящее время фабрика эта помещается на Малой Ордынке, в собственном здании Товарищества».

В 1891 году преемники Немирова-Колодкина купили у крестьянина Сергея Уварова владение на М. Ордынке, где сейчас стоит дом № 17. Согласно обследованию территории на 1887 год во владении было четыре одноэтажных деревянных строения. Два из них выходили торцом на улицу, остальные стояли в глубине двора. В архивной описи сказано: «Строения находятся в прочном состоянии, при исправном содержании могут простоять определенный уставом Общества срок». Но простояли они недолго: все деревянные дома были снесены, чтобы на их месте построить двухэтажное кирпичное здание фабрики по производству золотых и серебряных изделий и церковной утвари.

Архитектором был приглашен уже состоявшийся к тому времени Иван Иванович Мочалов. Почти все его постройки в Москве утрачены или перестроены. Здание фабрики на М. Ордынке является одним из лучших по сохранности творений Мочалова. Строительство было завершено в 1895 году.

В настоящий момент дом имеет П-образную форму. На улицу выходит одна из вертикальных перекладин буквы «П». Но первоначально были построены только две параллельные перекладины — уличная и в глубине двора. В начале XX века они были соединены еще одним объемом. Внутри здания при переходе из одного корпуса в другой до сих пор ощущается повышение-понижение пола в той части, где стыкуются более ранние и более поздние постройки.

Мочалов выстроил двухэтажный краснокирпичный дом с богато украшенным фасадом. В конце века эстетика краснокирпичных зданий заняла прочное место в архитектурных вкусах России. Подчеркнутую симметрию верхней части дома нарушают проездная арка ворот и рядом с ней — входной проем (в настоящее время заложен). Они сильно сдвинуты к правому краю.

Образцы изделий фирмы Немирова-Колодкина. Из Прейскуранта церковной утвари и образов Фабрично-торгового товарищества преемников Н.В. Немирова-Колодкина в Москве
1905 г.

Фасад обильно покрыт нарядными, тщательно выполненными из кирпича элементами, повторяющими декоративные мотивы древнерусской архитектуры. Это и сама проездная арка, пропорциями и расположением сопоставимая с арками русских храмов XIII-XVII веков, и пилястры со сложным рисунком. Он также состоит из элементов декора, типичных для древнерусских церквей: чередующихся ширинок, треугольников, сухариков, поребриков и пр. Живописность композиции фасада достигается сочетанием сложных карнизов, поясков, пилястр. К ним архитектор добавил несколько красиво оформленных аттиков и фронтонов (ныне утрачены). Окна второго этажа имеют полуциркульное завершение, что вкупе с кирпичным декором делает дом нарядным теремом. Первый этаж с прямоугольными окнами более строг, его фасад расчленен межоконными гладкими пилястрами.

Фасады, обращенные во внутренний двор и проулки, лаконичнее и строже. Их украшением служат лишь полуциркульные окна второго этажа. Стены первых двух этажей имеют большую толщину. Над зданием возвышалась труба — необходимая функциональная принадлежность фабрики, где выполняется литье и другие операции, связанные с высокой температурой.

С первых лет существования фабрики на М. Ордынке это было прекрасно оборудованное производство, оснащенное новейшей техникой, снабженное паровыми и электрическими двигателями. Работы выполняли талантливые мастера — рисовальщики, художники, ювелиры. Здесь изготавливалась серебряная и золотая посуда, с чеканкой и гладкая, украшения с бриллиантами и другими драгоценными камнями — колье, броши, кольца, браслеты, серьги, медальоны и др.

Особый отдел фабрики занимался изготовлением церковной утвари «по поручению Святейшего Синода, синодальных и епархиальных монастырей, церковных братств и множества частных лиц» (из рекламы фирмы). Спектр этих изделий огромен: металлические иконостасы, царские врата, паникадила, одежды на святые престолы и жертвенники, реликварии для святых мощей, хоругви, ризы, подсвечники, кресты и многое другое. Все это высочайшего качества и исполнения. Не случайно в начале XX века Фабрично-торговое товарищество преемников Н.В. Немирова-Колодкина было поставщиком Двора Ее Императорского Высочества Великой княгини Елизаветы Федоровны.

До самого конца существования товарищества наследники — Дружинины и Давыдовы — сохраняли высокую марку фирмы Немирова-Колодкина, а их производство было одним из первых по уровню и значимости в России.

Учебное заведение

События осени 1917 года были встречены хозяевами фабрики спокойно, все были уверены, что беспорядки долго не продлятся. Фабрика продолжала работать вплоть до августа 1918 года, после чего была национализирована и в 1920 году передана в «Главзолото», как и все остальные ювелирные производства Москвы.

В освободившемся здании разместили фабрику № 1 Электротехнического треста по производству арматуры для электричества. Она проработала здесь до войны.

В 1948 году изменилось название улицы, она стала носить имя драматурга А.Н. Островского, дом-музей которого находится в начале улицы (№ 9). Приблизительно в это же время бывшая фабрика тоже претерпела изменения. Ее здание занял кожевенно-обувной техникум, здесь же располагалось его общежитие.

Новые владельцы осуществили крупную перестройку, вернее, надстройку. В 1948-1952 годах дом был надстроен еще двумя этажами, став четырехэтажным. При этом максимально был сохранен и перенесен на новые этажи декор уличного фасада, расположение и размер окон, внутренняя планировка. Только толщина стен стала значительно меньше. Все работы выполняли пленные немцы.

 

М. Ордынка. Справа дом № 17
Фото: В.К. Сергеева, 1962 г. Личный архив

Парадный вид приобрели дворовые фасады. Их стены были оштукатурены и покрашены. Центральная часть с главным входом была оформлена в духе сталинского неоклассицизма. Центр акцентирован группой плоских пилястр с замысловатыми капителями в завершении, над ними — треугольный фронтон с круглым окошком. Верхние этажи утяжелены балконами шириной в три окна. По паре балконов меньшего размера получили и остальные дворовые фасады. В 1990-е годы два балкона, располагавшихся над проездной аркой, были снесены из-за аварийного состояния. Сейчас можно разглядеть лишь следы, указывающие их бывшее местонахождение.

В здании сохранилась планировка помещений послевоенных времен — узкие коридоры, расположение кабинетов, три лестницы. Парадная широкая лестница начинается из просторного холла у главного входа. Остальные лестницы устроены гораздо скромнее.

На втором этаже можно найти фрагменты первоначального кирпичного пола и проследить последующие наслоения. В доме сохранилось несколько дверей полувековой давности. Одна из них, обитая дерматином, в кабинете директора здания.

Долгие годы дом представлял собой симбиоз учебных и жилых помещений. Учебный корпус техникума выходил на улицу, остальные помещения были отданы под жилье. Сырой подвал дома тоже был жилым, его занимали уборщицы, комендант, рабочие. Такая ситуация продолжалась вплоть до 1960-х годов. В 1950-е там же было устроено бомбоубежище с тяжелыми металлическими дверями.

Кожевенно-обувной техникум сменил Институт повышения квалификации инженерно-технических работников. Его директора, как и администрация бывшего техникума, проживали здесь же, на первых этажах. Студенты института обучались два месяца и жили в общежитии, которое находилось в дальнем дворовом корпусе и на четвертом и третьем этажах центрального корпуса. Но третий этаж был также и учебным. 

Бытовые условия в доме были не из простых. На первом этаже, где сейчас находится буфет, была устроена общественная кухня с большими плитами. В жилых комнатах плиты, как и ванны, отсутствовали. Позже, в 1960-е годы, стали обустраивать квартиры всем необходимым, в том числе и ваннами. Но коммуникации работали очень плохо.

В 1950-е годы в одной из жилых комнат в вентиляции нашли золотой подсвечник — последняя вещь, вышедшая с фабрики Немирова-Колодкина. Золото сдали государству. В 1964 году дом тоже напомнил о прошедших временах: на мостовой возле стены здания была обнаружена неразорвавшаяся бомба времен войны. Студентов и жителей спешно эвакуировали, бомбу обезвредили. Это произошло уже при следующих хозяевах дома — Институте повышения квалификации руководящих работников и специалистов легкой промышленности.

Принцип совмещения жилых и учебных помещений оставался прежним. Но появились новые кабинеты. На втором этаже был устроен кинозал для показа учебных фильмов. Чтобы обеспечить звукоизоляцию, стены кинозала были обиты дерматиновыми панелями, поглощающими звук. Этот зал сохранился до сих пор.

В 1992 году улице вернули прежнее название — Малая Ордынка. В 1997 году ликвидировали Институт повышения квалификации вместе с общежитием, а через год был издан приказ министерства о передаче функций ликвидированных образовательных учреждений другим высшим учебным заведениям, и здание было передано Высшей школе экономики.

Здание находится в оперативном управлении Высшей школы экономики с 2005 года.