• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
18
Январь

Современным студентам придется 3-4 раза кардинально менять профессию. Отрывок из книги «What’s next? Профессии будущего: Путеводитель по профессиям будущего»

Команда студентов программы «Трансмедийное производство в цифровых индустриях» на основе подкаста Forbes и X5 Group «Андроиды и электроовцы» создала книгу о перспективных профессиях будущего, готовиться к которым можно начинать уже сейчас. Публикуем отрывок из книги, где директор Центра научно-технологического прогнозирования Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Александр Чулок рассказывает: Что сближает метавселенную Цукерберга и освоение целины? Как наше восприятие старости влияет на рынок труда? И почему полезно начинать с нуля?

Современным студентам придется 3-4 раза кардинально менять профессию. Отрывок из книги «What’s next? Профессии будущего: Путеводитель по профессиям будущего»

Какие профессии, на ваш взгляд, будут актуальны в будущем?

На профессии зачастую смотрят достаточно линейно: «Давайте добавим к какой-либо специальности навыки по программированию и анализу данных, немного экологичности и эмоционального интеллекта – и получим профессионала будущего». Но этот вопрос гораздо более глубокий, чем принято считать. Профессия – это, по сути, брендированное название набора определенных компетенций, навыков. В первую очередь я бы спросил, для чего нам нужны навыки и компетенции? Кто на них будет предъявлять спрос? Каким компаниям вы будете их продавать: аграрным или технологическим, корпорациям или малому бизнесу, тем, кто колонизирует Марс или очищает океаны от мусора? Нужны ли нам будут компетенции для зарабатывания денег или свершения хороших дел, повышения своего социального рейтинга? Научных открытий или коммерциализации новых бизнес-моделей? Центральный вопрос в этой дискуссии – какие глобальные тренды будут актуальны и как они повлияют на облик нашего будущего?

Одним из важнейших навыков будущего станет умение работать с этим самым будущим, предвидеть его – то есть форсайт, визионерство. Также повысится спрос на компетенции в сфере экологии, психологии и этики, философии, включая взаимодействие с роботами. Будут цениться специалисты, которые умеют учиться и переучиваться. И, конечно, востребованными будут профессии, связанные с большими данными, дополненной цифровой реальностью, метавселенными. Если к 2030 году в метавселенной окажется миллиард человек, как обещал Цукерберг, кому-то придется ее обслуживать: программировать, формировать этические принципы, разрабатывать стандарты. Уже сейчас в виртуальной реальности можно купить модные вещи, но стоят они реальных денег. Эти процессы породят новый рынок труда.

С чем связан всплеск популярности концепта метавселенных?

Обществу нужны позитивные глобальные цели, идеи, которые помогают сплотить людей. В XX веке к таким ориентирам можно было отнести, например, освоение целины или полет в космос. Вокруг достижения, обсуждения, даже критики этих целей объединялись разные классы населения – политики, ученые, инженеры, преподаватели. Постановщики целей – это такие люди, как Марк Цукерберг или Илон Маск. На самом деле, не так уж важно, окажется ли в метавселенной миллиард человек или 900 миллионов, к 2030 году будут достигнуты задачи или к 2038. Многие российские эксперты сейчас критикуют Цукерберга, говорят о преждевременности его заявлений, о технической неподготовленности. Но ведь смысл в том, что это постановка – причем совершенно иного масштаба, нежели, например, «обеспечение импортозамещения по отдельным направлениям». Это указание на новую ступень в истории человечества. Нам таких визионерских задач не хватает, мы больше сосредоточены на решении сиюминутных проблем, которых, конечно, много: здесь и сейчас горит, нужно тушить пожар. Либо, наоборот, появляются совсем футурологические, часто научно не обоснованные инициативы на 100 лет вперед. Но ведь между текущими проблемами и прогнозами до 2121 года есть эти 100 лет!

Вы говорили о глобальных трендах – что будет влиять на развитие профессий в ближайшем будущем?

В первую очередь, это старение населения и восприятие старости как болезни, а не как неизбежности. В 80-90 лет в ряде стран люди сейчас активны, сохраняют когнитивные и физические способности – в том числе, благодаря технологиям. Мы пытаемся увеличить срок жизни, больше не ассоциируем старость только с увяданием. Рынки товаров для пожилых оцениваются в триллионы долларов.

Второй крупный тренд связан с климатом: раньше к нему относились по остаточному принципу, посмеивались над учеными, которые предупреждали о глобальном потеплении или похолодании. А сейчас меняются агроклиматические карты, перестраивается агропромышленный комплекс. Под угрозой затопления находятся нефтяные территории, которые вносят существенный вклад в наш ВВП. При этом специалисты по форсайту говорили об этом даже не вчера.

Наконец, это активное применение в экономике новых технологий, использование искусственного интеллекта, материалов с программируемыми свойствами, биотехнологий, обеспечивающих переход к новому технологическому укладу. Причем это не просто лабораторные образцы, это массовое распространение технологий, что влияет на экономику. В этой сфере огромный потенциал для исследований.

Стоит ли абитуриентам при выборе профессии ориентироваться на тренды? Или лучше получить базовое образование, а потом нарабатывать дополнительные компетенции?

Абитуриентам важно понять, что установка их родителей, бабушек и дедушек – «отучись хорошо один раз, получи красный диплом, и он всю жизнь будет тебя кормить» – уже не работает. Конечно, в СССР были курсы повышения квалификации, но и профессии так часто без внешних на то причин не менялись. А современным студентам, как отмечают специалисты, придется 3-4 раза за жизнь менять профессию. Причем, возможно, кардинально менять. Для человека это достаточно сильная встряска. Поэтому, когда меня спрашивают, что лучше сделать сначала – освоить Phyton, а потом институциональную экономику, Канта проштудировать, а после пойти на робототехнику, – я отвечаю, что все равно придется чему-то доучиваться. Рекомендовал бы начать с того, к чему лежит душа. Не стоит ломать голову, пытаясь решить, какой кирпичик добрать, поскольку придется и технологиям учиться, и этике, и философии. Надо быть готовым менять траекторию, факультет. Для родителей это, возможно, непривычно: «Как это так, ты окончил экономический, а теперь занялся психологией?». Но это, наоборот, хорошо, что ты и психолог, и экономист, а еще юрист и в технологиях разбираешься. Именно такие специалисты, своеобразные «переводчики» с одного языка будущего на другой, будут востребованы.

Какие еще профессиональные навыки кроме умения переучиваться пригодятся в будущем?

Недавно прошел форум «Будущее управленческих профессий», который мы организовали вместе с Ассоциацией менеджеров, где в ходе форсайт-исследования лучшие топ-менеджеры страны обсуждали, какие компетенции они для себя считают ключевыми. 72% руководителей центральным навыком назвали умение видеть возможности в сложной неопределенной среде. В каком-то смысле это наша русская смекалка. Кроме того, в приоритете комплексное многоуровневое решение проблем, эмоциональный интеллект, креативность в сочетании с критическим мышлением, умение взаимодействовать с роботами и искусственным интеллектом. Для абитуриентов мнение их будущих руководителей – хороший ориентир.

Стоит ли молодым перспективным специалистам развиваться в России? Или больше возможностей все же на зарубежном рынке труда?

Как показывает практика и наши исследования, ученые, которые поработали за рубежом и вернулись в Россию, куда эффективнее: у них шире кругозор, они лучше умеют работать в команде. При этом в нашей стране можно наработать очень много компетенций, есть колоссальные возможности для роста – в том числе благодаря поддержке со стороны государства, как, например, программа «Приоритет 2030» и многие другие. Рынки в России находятся в процессе становления, поэтому туда проще попасть – в отличие от иностранного рынка, где многое уже сформировано и поделено. С другой стороны, зарубежный подход, практика межкультурного взаимодействия обогащает наших студентов.

Я бы не ставил вопрос ребром – либо оставаться в России, либо уезжать. Моя рекомендация молодым людям – составлять форсайт-дорожную карту личностного развития и рационально выбирать, где можно пополнить свой портфель компетенций, используя и зарубежные, и российские возможности для роста.

Дарья Назарова

Прочитать книгу онлайн или купить бумажную версию можно на сайте платформы Rideró.