• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Приятно, что все больше выпускников Вышки "просачивается" в Лондон»

Владимир Здоровенин — выпускник 2007 года магистерской программы ГУ-ВШЭ «Финансовые рынки и финансовые институты» (специализация «Управление рисками и актуарные методы»). Сейчас учится в аспирантуре Университета Рединга (University of Reading), Великобритания.

Владимир Здоровенин — выпускник 2007 года магистерской программы ГУ-ВШЭ «Финансовые рынки и финансовые институты» (специализация «Управление рисками и актуарные методы»). Сейчас учится в аспирантуре Университета Рединга (University of Reading), Великобритания.

— Назовите три причины, по которым, на ваш взгляд, стоит поступать на магистерскую программу, которую вы окончили.

— Главным фактором для меня стало качество преподавания и актуальность программы: я не знаю о другой подобной программе в России, совмещающей прикладные курсы преподавателей-практиков с фундаментальными курсами по финансовой теории и экономике. Во-вторых, наша магистратура действительно расширяет горизонты для дальнейшего обучения и профессионального развития. В этом я убедился на своем опыте, когда поступил потом в достаточно популярную аспирантуру в Университете Рединга (University of Reading). Думаю, что мои однокурсники по магистратуре, которые выбрали работу в индустрии, тоже не жалеют о времени, потраченном на учебу. И третье — меня как платного студента бакалавриата привлекла возможность сдать вступительные экзамены и поучиться наконец-то бесплатно.

— Был ли какой-то момент в вашем обучении, когда преподаватель «открыл вам мир», может быть, изменил ваше представление о профессии или о жизни?

— Честно говоря, я затрудняюсь выделить какой-то конкретный момент, перевернувший или пошатнувший мои представления о мире и о специальности. Скорее, можно сказать, что в процессе учебы и исследовательской деятельности на кафедре количество полученных знаний перешло в качество. У меня составилось более полное представление о том, чем мне хотелось бы заниматься после университета, понимание того, в каких профессиональных областях я могу быть эффективен и успешен, а в какие лучше не углубляться. Ну и, конечно, я обрел большую уверенность в собственных силах и адекватности своих знаний и навыков.

Что касается конкретных преподавателей, то мои представления о жизни изменил ординарный профессор ВШЭ Марк Иосифович Левин, когда чуть было не отчислил треть студентов курса, которые так и не смогли сдать экзамен по «микроэкономике-3».

— Расскажите, где вы сейчас работаете? Без каких знаний-умений, полученных в Вышке, вам работать было бы невозможно или очень тяжело?

— Я, наверное, не вполне подхожу для этого вопроса: я учусь в аспирантуре. Как это ни парадоксально, в моей исследовательской работе мне помогают курсы, которые в магистратуре мне казались бесконечно далекими от реальности и от моих потребностей: эконометрика, теория финансов, финансовая экономика. По-моему, широкая подготовка — это то, что выгодно отличает выпускников Вышки от моих коллег-аспирантов, учившихся, например, в Великобритании или в странах континентальной Европы. Кроме того, для меня огромным преимуществом стал опыт самостоятельной исследовательской работы, который я получил благодаря участию в исследовательских проектах заведующего кафедрой управления рисками и страхования Сергея Николаевича Смирнова. Очень тяжело мне бы пришлось без помощи моих вышкинских одногруппников, работающих сейчас в Лаборатории по финансовой инженерии, которых я время от времени отвлекаю от работы своими вопросами.

— В связи с этим еще один вопрос. Как вам видится, есть ли в вашем профессиональном багаже и в багаже ваших однокашников по Вышке что-то уникально особенное, про что вы можете сказать: мы это знаем и умеем, а моим коллегам по профессии это неизвестно?

— Честно говоря, я не думаю, что в университете можно получить какие-то исключительно уникальные познания. Другое дело, что, по моим ощущениям, средний выпускник Вышки обладает большим багажом современных знаний, большей работоспособностью и способностью самостоятельно чему-то учиться, чем выпускники большинства российских вузов. Судя по всему, международные работодатели разделяют это мнение. Мой, пусть и ограниченный, опыт преподавания в магистратуре в Рединге позволяет говорить, что наша вышкинская программа вполне «на уровне» лучших британских программ в том, что касается требований к студентам и фундаментальной подготовки. А во многом и превосходит их.

Уникальное и особенное для меня — это возможности, которые дает связь с Вышкой: общение с однокурсниками, нахождение в профессиональных сообществах (например, участие в научно-практических семинарах кафедры), благожелательная реакция потенциальных работодателей в России. Окончив магистратуру и задумавшись о трудоустройстве в России, я обнаружил, что во многих крупных коммерческих банках управлением рисками занимаются люди, которые преподавали на моей программе, с которыми я встречался на исследовательских семинарах или где-то еще общался. Приятно, что все больше выпускников Вышки «просачивается» в Лондон, преимущественно в M&A в инвестбанках, имеющих большую франшизу в России.

— Можете ли вы сказать о себе: я — профессионал? Что для вас означает быть профессионалом в вашей области? К каким горизонтам вы стремитесь?

— По-моему, профессионализм — это такое идеальное понятие: чем больших результатов мы добиваемся, чем более искушенными становимся, тем выше подымается планка требований к самому себе. Мне кажется, уверенность в собственном полном и безоговорочном профессионализме — сигнал ограниченности. Про себя я знаю, что есть какие-то вещи, которые я могу сделать достаточно качественно (к сожалению, их меньше, чем хотелось бы), есть такие области, где я могу достаточно быстро чему-то научиться, а есть такие, где я могу посоветовать более компетентных специалистов — и это нормально.

Самый очевидный горизонт для меня сейчас — это защита диссертации. В долгосрочной перспективе хотелось бы стать партнером в небольшом независимом фонде, но мне до этого еще расти и расти. До недавнего времени финансовая индустрия давала такую возможность, но загадывать на много лет вперед я бы не стал.