• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Основы artlawчасть 2: регулирование свободы творчества в зарубежной доктрине и практике.

9 ноября в рамках научно-исследовательского семинара состоялась вторая встреча 1 курса магистратуры «Право информационных технологий и интеллектуальной собственности» с вице-президентом, руководителем юридического департамента «Уолт Дисней Компани СНГ»* Ольгой Корнеевой на которой обсуждались вопросы: правовых пределов свободы творчества, соотношение свободы творчества и права на частную жизнь, случаи плагиата и добросовестного использования, отношения владельцев общеизвестных товарных знаков и художников.

Основы artlawчасть 2: регулирование свободы творчества в зарубежной доктрине и практике.

На примере дел Foster v. Svenson (2015), «Tate modern art gallery v apartment owners case» (2018) были разобраны способы нахождения баланса при конфликтах privacy и freedom of expression. Последнее дело стало поводом для дискуссии: в группе выделились истцы и ответчики. Магистранты на стороне ответчика заявляли, что, во-первых, посетители музея фотографировали не самих владельцев квартир, а интерьеры их квартир, во-вторых, собственники знали, какие квартиры они покупают и могли бы повесить занавески, в-третьих, не ясно, почему иск предъявлен к музею, когда право на частную жизнь нарушалось его посетителями. Магистранты на стороне истца заявили, что, во-первых, в ходе фотографирования интерьера на фотографии попадали и сами владельцы квартир, во-вторых, в данном деле применима «chilling effect doctrine», в-третьих, музей фактически содействовал нарушению, не устранив возможности для такового путем ограничения доступа к 1 кв. м. своей площади.

            Анализ дела  Nussenzweig v. diCorcia (2007) был проведен группой под углом конфликта защиты чувств верующих и свободы творчества. Проанализированное дело Masterpiece Cakeshop v. Colorado Civil Rights Commission (2018) является ярким примером конфликта императивных норм гражданского права (правила заключения публичных договоров) и свободы творчества (сопряженной с позицией художника, не принимающего гомосексуализма).

            Магистранты совместно с гостьей также обратили внимание на используемые в спорах доктрины, провели сравнение американской доктрины fair use и свободным использованием произведений по ГК РФ. При этом магистранты привели довольно убедительные контраргументы на предложение о внедрении подобной доктрины в РФ. Со ссылкой на к.ю.н. В.О. Калятина было отмечено: введение подобной доктрины в РФ снизит количество случаев свободного использования, так как она не действует за пределами рыночного механизма, а, следовательно, игнорирует учебные и научные цели использования. К тому же вышеуказанная доктрина предполагает широкое усмотрение судов в части применения её критериев, к чему, думается, судейские кадры в России не готовы.   

            О. Корнеева также отметила, что современные бизнес модели крупных компаний, владельцев общеизвестных товарных знаков предполагают не судебное решение споров с художниками, использующими их объекты исключительных прав (см. например «Nadia Plesner v Louis Vuitton case» (2011)), а модель коллаборации (например, как в случае с Gucci ghost и Gucci).

 

*Уолт Дисней Компани СНГ занимается развитием бизнеса на территории России, стран СНГ, Грузии и Монголии. В России, странах СНГ, Грузии и Монголии компания развивает производство и прокат кинофильмов, сценические постановки, производство и дистрибуцию телевизионного контента, Канал Disney, лицензирование потребительских товаров (одежды, игрушек, товаров для детей, канцелярских принадлежностей, продуктов питания, косметических товаров и другой продукции), лицензирование издательской деятельности (книг и журналов для детей), производство и дистрибуцию цифрового видео, игр для консолей, мобильных и онлайн-игр, а также развивает направление тематических парков и круизных путешествий Disney. (Источник информации: https://about.disney.ru/ )