• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Евгений Водолазкин: «От читателя надо бежать»

В рамках проекта «Литературные среды» Евгений Водолазкин рассказал о новом романе  «Брисбен», поиске себя, выдуманных сносках в книгах, а также почему он не стал католиком.

Евгений Водолзкин
Фото: Татьяна Филиппова

Ещё за пятнадцать минут до начала встречи в 501 аудитории не осталось мест. Гости «Литературных сред на Старой Басманной» приносили стулья из соседних кабинетов и просили друг друга потесниться за партами, на столах у многих лежали приготовленные для автографов стопки книг: у кого-то «Лавр», у кого-то «Брисбен».

Героя вечера представила студентка 2 курса программы «Литературное мастерство» Наталья Калинникова. На экране сменялись цифры: «12 премий, 25-е место в рейтинге лучших русских писателей издания Russia Beyond the Headlines, 29 прозаических произведений». «Вы все уже, наверное, осознали, что мы сегодня общаемся с живым классиком», – подчеркнула Майя Кучерская.  В форме импровизированного интервью они с Евгением Водолазкиным обсудили  автобиографичность романа,  его композиционную форму и образ главного героя. 

На вопросы о сходстве  истории  главного героя «Брисбена» и его собственной (киевское детство, занятия музыкой, филфак в Санкт-Петербургском университете), Евгений Германович ответил: «У меня с фантазией с каждым годом все хуже. Даже врать стало трудно. Я решил брать что-то из собственных воспоминаний. Но это не значит, что речь в романе идет обо мне». По словам писателя, ему нужна была «цельная судьба», для этого он решил описать свою жизнь, но при этом дополнить ее выдуманными деталями.

«Брисбен» соединяет два типа повествования: от первого лица, в форме дневника главного героя, знаменитого гитариста Глеба Яновского, и «объективный» рассказ о его жизни, который, который ведет писатель под псевдонимом Нестор, сочиняющий документальную книгу о Глебе Яновском. Совмещение этих разных временных и стилистических пластов текста Евгений Германович прокомментировал так: «Первый тип текста: современный, это что-то вроде Present Continuous. Заметно, что эти отрывки создает человек живой, свободный. Нестор – это Perfect. Он – автор честный, но скучноватый, который основательно подошел к созданию ЖЗЛ. Во втором случае я сознательноподсушил стиль».

Чтобы лучше понять, как «звучит» роман о музыканте, Евгений Германович прочитал небольшой отрывок из «Брисбена» – воспоминание о первой любви главного героя, преподавательнице сольфеджио в музыкальной школе.

После беседы с Майей Кучерской Евгений Водолазкин ответил на вопросы аудитории. Они были посвящены не только книжной премьере, но и другим произведениям автора, «Соловьеву и Ларионову», «Лавру», и возможным экранизациям романов автора. Евгений Германович также поделился размышлениями по поводу своих взаимоотношений с читателями: «Я иду навстречу читателю, прежде всего, в том смысле, что стараюсь писать не так, как он ожидает. Это как в футболе: если хочешь помочь партнеру, беги от него, чтобы он мог передать тебе мяч. Если хочешь нравиться читателю  –  не выполняй его заказов».

В финале вечера писатель сказал о том, что книга, как продолжение человека, способна изменить мир: «Не стыдно стремиться к успеху у читателя. Первоначально он нужен любому. Потом если ты человек глубокий, осознанный, ты пересматриваешь свой успех. Начинаешь писать не для денег и популярности, а чтобы кому-то помочь, расширять сумму добра в мире».
Полина Новомлинова