• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Слышать речь пациента во множестве смыслов…»

На нашей магистерской программе «Психоанализ и психоаналитическая психотерапия» состоялся совместный семинар известных французских психоаналитиков – Эмманюэль и Бернара Шерве.

«Слышать речь пациента во множестве смыслов…»

«Важно не спешить, чтобы не истощить глубинные процессы из-за раннего интерпретирования»
Эмманюэль Шерве

Оба таких разных по стилю, содержанию, но одновременно прекрасных и глубоких докладов, что мы решили рассказать и поделиться послевкусием о каждом в отдельных репортажах.

Семинар открылся выступлением психиатра, психоаналитика, титулярного члена Парижского психоаналитического общества Эмманюэль Шерве на тему «Интерпретация - многоэтапный процесс». Этот доклад произвёл фурор на 77 Конгрессе франкофонных психоаналитиков, посвящённый интерпретациям. Э. Шерве поделилась своими подходами к теме интерпретаций со слушателями нашей программы, участниками семинара.

Говоря о психической деятельности как о многоплановом «пейзаже», процессе с множеством плоскостей, мадам Шерве предлагает рассматривать интерпретации как нечто, связывающее эти плоскости.

«Интерпретация предоставляет возможность аналитику слушать и слышать речь пациента во множестве смыслов, - говорит она. – При этом многие из этих смыслов могут быть недостижимы и скрыты от самого пациента».

Для пациента с невротическим функционированием его психическая жизнь доступна, он может отдаваться потоку свободных ассоциаций, принимает противоречивость своей речи и интересуется этим. Однако с такими пациентами аналитик редко сталкивается в реальности.

Используя яркие образы, мадам Шерве говорила о тех случаях, когда пациент «как бабочка приколот булавкой к своей тревоге». Для такого человека рассказ о собственной жизни будет историей о том, как он измотан и бессилен что-либо изменить. Противоречия для него невыносимы, от них надо избавиться, получить подтверждение того, что он в безопасности. И здесь возникает парадокс: с одной стороны, такие пациенты нетерпеливы в желании получить интерпретацию, а с другой – их речь сложно поддается интерпретированию.

«Интерпретация воспринимается как ложная, пациент отказывается ее принимать, избегает ее, - поясняет Э. Шерве. – Она также воспринимается как внедряющаяся, как если бы аналитик «видел», что происходит у пациента внутри».

Поэтому не следует рассматривать интерпретацию как единственный способ коммуникации с пациентом. Иногда более богатыми и переносимыми будут интервенции и слова, связывающие опыт и травматические переживания пациента. А интерпретации аналитик пока оставляет внутри себя, выстраивая пути, по которым их со временем можно будет донести до пациента.

Мадам Шерве говорит об интересе аналитика к тому, что же в речи пациента отзывается сейчас, что пациент имеет в виду, какой материал еще не доступен и не осознаваем для самого пациента: «Свобода в использовании инструментов, а не только интерпретации, дает возможность возникнуть свободным ассоциациям аналитика. А они не равны свободным ассоциациям пациента». Поэтому аналитик должен быть очень внимателен к образам и мыслям, которые проявляются внутри него.

Это отчасти и есть тот увлекательный и интересный процесс психоанализа, в который вовлечены оба – и пациент, и аналитик. То, что недоступно пациенту и то, что аналитик также не понимает сразу (что за образы в нем разворачиваются), он должен вынести, проанализировать, вербализовать и связать с опытом из личной истории пациента, рассказанной в процессе терапии.
И если в работе с пациентами невротического регистра, когда психическая деятельность разворачивается вокруг желания, терапия позволяет сделать вытесненное доступным для осознания, то в работе с пациентами, психическая деятельность которых разворачивается вокруг травмы, терапевт должен создать вытеснение, опыт прошлого реконструируется и вписывается в реальность.

Богатая смыслами клиническая виньетка Э. Шерве проиллюстрировала то, как травматический опыт проявляется в реальности, как можно с этим работать в терапии. В рассказанной истории – и реактуализация опыта, который не был интегрирован, и свободно плавающее внимание аналитика, и создание пространства для «общего опыта» аналитика и пациента…

Подобно тому, как Эмманюэль Шерве говорит о многоплановости психической деятельности человека, многоплановым стал и ее семинар. Семинар с множеством смыслов, идей, направлений для осмысления. Семинар, позволяющий отдаться процессу свободных ассоциаций и поиску своего собственного стиля, собственной адаптации тех удивительных инструментов, которые предлагает психоанализ.

*** *** ***
Рады поделиться размышлениями и отзывами участников семинара.

«Спасибо за великолепный семинар! Эмманюэль Шерве говорит, что, если аналитик в своих интерпретациях догадлив, это воспринимается пациентом как внедрение, от которого он будет вынужден защищаться. Такие интерпретации приводят лишь к усилению защит.Она указывает на важность использования слов и фраз пациента при интерпретации, о важности стабильного (!) кадра»
Лариса Ивановна Фусу

«… я сначала не могла оторвать глаз от зрелой, удивительно глубокой и совершенной красоты мадам Шерве, царственной посадки ее головы, изящного поворота длинной шеи, разливающегося ореола мудрого спокойствия и духа какого-то наследственного, впитанного достоинства, мне казалось, я ощущаю аромат ее духов, я изучала узор на ее шали, так нежно лежащей на плечах... Но вот объявлена виньетка, и я очнулась. Невозможно отвлекаться, когда перед глазами встают живые картины интуитивно нащупываемых открытий в пока неведомом, как важно доверять себе, охваченному пока непонятным и неназванным, как невероятно важно выдерживать паузы, давать вызревать этим собственным чувствам в химере бессознательного, чтобы интерпретации становились лакмусовой, проявляющей истинное чувство и воспоминание бумагой, а не наждачной, грубо затирающей едва проступившие верхние слои, как это порой бывает в моей собственной практике. И, главное - надлежит оформить свою интерпретацию словами клиента, это - про умение слышать язык другого, воспринимать его, искать и находить способ прямого общения с невыразимым».
Екатерина Лынник

«Интерпретация сначала появляется во внутреннем психическом пространстве аналитика и ей нужно дать время и подождать правильного момента рождения вовне, во время когда это будет воспринято клиентом. Интерпретацию лучше облачать словами клиента через образы аналитика»
Вера Сибирцева
*** *** ***

В следующем репортаже мы поделимся рефлексией и ключевыми мыслями доклада Бернара Шерве на тему кадра в психоанализе.