• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Работа с травмой в психоаналитическом подходе

Как рассматривать травму с позиций психоанализа? Как перерабатывать и присваивать травматический опыт? Как травма передается из поколения в поколение? Об этом рассказала на двухдневном семинаре известный французский психоаналитик Ева Вейл.

Работа с травмой в психоаналитическом подходе

Термин «травма» давно вошел в наш повседневный язык. Мы сталкиваемся со множеством травматических ситуаций и даже сейчас находимся в центре коллективной травмы – пандемии COVID. Сфера научных интересов Евы Вейл - коллективная травма и ее последствия. По её мнению, исторический травматизм вписывается в коллективную и индивидуальную память.

На семинаре были рассмотрены психоаналитические концепции травмы. Обращаясь к работам З. Фрейда, Д. Винникота, Ш. Ференци, Р. Руссийона, Ева Вейл обозначила богатейшую теоретическую базу в исследованиях этой темы. Пользуясь ее рекомендациями, заинтересованный слушатель может пойти дальше и погрузиться в тему, изучая имеющийся опыт.

Ссылаясь на работу Фрейда 1920 года «По ту сторону принципа удовольствия», мадам Вейл говорит о появлении травматизма в случае, когда субъект сталкивается с переполняющим его возбуждением, перестает символизировать и связывать его.

«Возбуждение приводит к «взлому» психики и лежит в основе психической боли, - поясняет Е. Вейл. - Этот «взлом» и является характеристикой травмы. Нарушается темпоральность, травматический опыт кажется вечным. Травма болезненна, без репрезентаций, этот опыт невозможно вынести, связать и присвоить». Для психики такое состояние – эквивалент смерти, возникает угроза распада идентичности.

Используя образ Медузы Горгоны, один взгляд которой превращал человека в камень, Е. Вейл говорит о том, что при столкновении с травмой, субъект как будто «каменеет», теряет способность справиться с переполняющим возбуждением. Он может лишь мобилизовать защиты, чтобы убрать травматический опыт с психической сцены.

Психология помогает нам понять, из чего состоит травма, как мы можем организовать лечение, какие последствия травмы можем предположить. А психоанализ помогает понять, что же происходит внутри пациента, как он организован психически. В описанном Фрейдом случае Катарины, негативный опыт вытесняется или отщепляется и потом приобретает травматический смысл.

Продолжая обзор теоретических концепций травмы, Ева Вейл переходит к Ш. Ференци, ученику и последователю Фрейда, в 1920-е годы развивавшему концепцию сексуальной травмы. В его работе «Путаница языков…» сделано важное наблюдение: отрицание травмы (отказ принимать и прорабатывать реальность) усиливает травматическое воздействие. И здесь мы думаем о том, что к разрыву идентичности добавляется нарциссический элемент: вина, стыд, обвинение себя в том травматическом опыте, который субъект пережил… Возникает тема важности другого субъекта для принятия травматического опыта. Например, для ребенка важна фигура родителя, принимающего его травматический опыт, способного вынести его и связать.

Психоаналитик часто встречается в своей работе с пациентами, в истории которых присутствует травматический опыт и уже сформированы защиты. Какую стратегию выбрать в таком случае? На что опираться?

Мадам Вейл рассказала о концепции Рене Руссийона, когда объект - «гибкий медиум»: «Терапевт - как сочувствующий свидетель, дающий пациенту возможность разделить с ним травматический опыт, выдержать его разрушительные импульсы и запустить процесс символизации». Это отсылает нас к первичной материнской озабоченности, о которой говорил Д. Винникот.

Возвращаясь к сфере своих интересов, Ева Вейл говорит о коллективной травме как о катастрофе, выходящей за рамки травмы, как о чем-то более глобальном. Приводя в пример работы современных французских психоаналитиков по теме коллективной травмы, она рассказывает о том, что коллективный травматизм часто связан с государством, с нарушением прав субъекта, эта тема уже переходит в политическую и идеологическую плоскость. И вместе с тем, такой исторический травматизм выписывается и в коллективную, и индивидуальную память.

«Для определения коллективной травмы сейчас используется понятие «травматическое», - поясняет Е. Вейл. – Оно появляется в жизни как субъекта, так и его последователей. И об этом можно говорить в контексте трансгенерационной передачи травмы».

Приводя примеры таких травм (геноцид в Армении, Руанде, Камбодже), мадам Вейл говорит о том, что подобные массовые убийства приводят к нарушению культурного «кадра». Когда, при возникновение травмирующей ситуации, барьер противовозбуждения прорывается, теряется базовое доверие к миру. Возникает тотальное одиночество, связанное с потерей внутреннего объекта. И это происходит в масштабах целого государства. По словам Е. Вейл, базовое доверие теряется не только у тех, кто столкнулся с травмой, но и у их потомков.

Но если в коллективной травме никто не выжил, то кто может рассказать об этом опыте? Удивительно, что передача происходит на бессознательном уровне – через язык, культуру и т.д. И здесь Ева Вейл возвращает нас к работе Фрейда «Тотем и табу», где он выдвигает гипотезу о том, что чувство вины за убийство первобытного отца передается потомкам, которые этого убийства не совершали…

Глубокий, основательный, структурированный семинар Евы Вейл стал своеобразной «систематизацией» того опыта исследования травмы, который был накоплен со времен З. Фрейда. Концепции, представленные в порядке их возникновения, формируют целостную картину и позволяют психоаналитику широко и многогранно подходить к работе с травматическим опытом пациентов.

Снова поднимая актуальные вопросы психоанализа о природе травмы: реальная она или фантазматическая, о важности другого в жизни субъекта, о возможности бессознательной передачи не только индивидуального, но и коллективного травматического опыта, Ева Вейл как бы призывает к постоянному исследованию, рефлексии, оставляя пространство для разворачивания психического в каждом из нас.

Ева Вейл - психоаналитик, член Парижского психоаналитического общества (SPP), член Международной психоаналитической ассоциации (IPA), научный сотрудник Центра исследования психоанализа и медицины Сорбонны (Paris I, Paris VI), организатор и ведущая обучающих семинаров Парижского психоаналитического общества, посвящённых исследованию коллективных травм, в частности последствий военных травм и конфликтов.

*** *** ***
Репортаж подготовила слушательница первого курса нашей магистерской программы - Мария Яцкова.