• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Выступление не покрылось былью Речи наших госменеджеров в кругу мировых партнеров имеют мало общего с реальностью

Новая газета. 2007. № 7. 1 февраля

...Вопреки экспортной рекламной картинке, не только высокотехнологичные производства не развиваются, но рост в традиционной промышленности постепенно сходит на нет. В прошлом году даже такой системный политик, как президент РСПП Александр Шохин, был вынужден признать: если дела пойдут так и дальше, то стране грозит деиндустриализация...

Все упреки в адрес российской власти, что она не заботится о будущем страны, что она вполне довольна выгодами, которые дает нынешняя нефтегазовая экономика, не более чем сказка, сочиненная злобствующими оппозиционными политиками и комментаторами. К такому мнению можно прийти, знакомясь с публичными выступлениями российских лидеров.
В них говорится и о необходимости диверсификации экономики, и о развитии высокотехнологичных отраслей, и о приоритетных вложениях в человеческий капитал, и о повышении качества жизни. А на прошлой неделе первый вице-премьер правительства Дмитрий Медведев, выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе - своих международных смотринах, и вовсе пообещал, что Россия может создать новый технологический уклад, и фактически изложил стратегию экономического и социального рывка к высотам постиндустриального общества.
Однако российская практика выглядит иначе. Вопреки экспортной рекламной картинке, не только высокотехнологичные производства не развиваются, но рост в традиционной промышленности постепенно сходит на нет. В прошлом году даже такой системный политик, как президент РСПП Александр Шохин, был вынужден признать: если дела пойдут так и дальше, то стране грозит деиндустриализация.
То есть получается наоборот.
Да и с диверсификацией экономики прогресс не заметен: она по-прежнему всецело зависит от экспорта "черного" и "голубого золота". Что же касается повышения "качества человеческого капитала", то пока не похоже, что реформы здравоохранения и образования расширяют доступ к получению качественных услуг в этих отраслях для большинства населения. А пессимисты и вовсе полагают, что в случае продолжения реформ здравоохранения и образования по нынешним лекалам этим важнейшим социальным сферам будет грозить дальнейшая деградация. Да и средний класс - социальный слой, который в современном мире выступает главной движущей силой постиндустриальных перемен, как показало недавно проведенное исследование ученых Института социологии РАН, стал в нашей стране сокращаться. Что и немудрено в условиях государственного капитализма, существующего за счет топливно-экспортной модели экономики.
В этом разрыве между правильными словами и действительностью есть что-то сильно напоминающее эпоху позднего социализма в СССР.
Тогда тоже на фоне многочисленных решений партийных съездов о превращении "науки в непосредственную производительную силу", о "внедрении достижений научно-технического прогресса в производство" экономика становилась все более зависимой от нефтяной иглы.
Когда поток нефтедолларов иссяк, социализм закончился.
Сходство между столь разными эпохами носит отнюдь не случайный характер. Тогда, 25-30 лет назад, лидеры Советского Союза были убеждены, что социалистическая система самая мощная и эффективная. И поэтому нужно только выбрать правильный приоритет, своевременно принять нужные решения о движении к новым горизонтам. А дальше все пойдет чуть ли не в автоматическом режиме, и поставленные целив указанные сроки будут непременно выполнены.
Нынешние обитатели высоких кабинетов уже не считают, что российская общественная система лучше других, но при этом убеждены, что точно не хуже. Мол, такая же демократия, как в Западной Европе, США или Австралии, конечно, со своим национальным лицом, но в основных параметрах не отличимая от зарубежных аналогов.
В подобных утверждениях, похоже, нет намерения кого-то обмануть. Просто люди искренне считают, что демократические принципы и процедуры, будь то в Америке или Европе, - это фасад, этакие парадные ценности. А на самом деле все то же, что и у нас: манипулирование общественным мнением, повсеместное использование административного ресурса, срастание правительственных структур с крупным бизнесом, сдерживание активности оппозиции. Поэтому если у них там на основе такой вот демократии получается реализация целей постиндустриального развития, то почему у нас не получится? Ведь исходные стартовые условия примерно равны, и мы не хуже их. Нужно только правильно поставить задачу, спустить ее вниз по властной вертикали.
В таком понимании действительности на самом деле и кроются причины технократического подхода к проведению модернизации страны, который преобладает в российских верхах. Конечно, можно создать себе миф и даже поверить в него. Проблема только в том, что, как любили говаривать преподаватели марксизма в Советском Союзе (и в этом они были совершенно правы), критерием истины является практика. Пока же эта практика свидетельствует: без реальной соревновательности в обществе, в политике и экономике, без избавления от плотной бюрократической опеки и при реальном стремлении государства сбросить основные социальные расходы на население даже правильные слова и установки остаются лишь декларациями о намерениях.