• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Работа становится волком Через 10 лет в России будет некому трудиться

Московские новости. 2007. № 7. 23 февраля

...Между тем кризис налицо даже в пределах благополучного Центра. Уже сейчас эксперты с тревогой говорят о перепроизводстве людей с высшим образованием. "В России выпускается огромное число педагогов, многие из которых ни одного дня не преподают после выхода из стен педагогического вуза, - говорит Ростислав Капелюшников, замдиректора Центра трудовых исследований Высшей школы экономики. - А тем временем в перспективе - сокращение численности молодежи школьного возраста". По мнению Капелюшникова, в этой связи надо сокращать педагогические вузы или делать обучение в них более качественным...

В ближайшие годы на российском рынке труда может возникнуть серьезный кризис. По подсчетам Минздравсоцразвития, к 2010 году численность занятого в экономике населения снизится почти на 9 млн. человек - с нынешних 74,5 млн. до 65,5 млн.

Звучит страшно, но факт: ежегодно страна теряет свыше 700 тысяч человек трудоспособного возраста. Причины - высокая преждевременная смертность и низкая рождаемость. К этому прибавляются несклонность граждан к перемене мест, слабая мотивированность к труду в отдельных регионах и кризис системы профессионального образования. Презентованная на прошлой неделе министром Михаилом Зурабовым концепция развития рынка труда на 2007-2010 годы, по идее, должна поправить ситуацию. Но пока ее можно назвать лишь декларацией, а рынок труда в России по-прежнему развивается стихийно.

Труд облагораживает не всех
"Радуюсь я - это мой труд вливается в труд моей республики", - воспевал величие работы поэт Маяковский. Спустя век труд российских граждан вливается отнюдь не во всю страну, а лишь в центральные ее части, создавая чудовищный дисбаланс. Если обозначить на карте России концентрацию рабочей силы, то отдельные регионы будут выглядеть настоящей пустыней, а другие - иллюстрацией к Вавилонскому столпотворению.
Лидеры в плане потерь трудовых ресурсов - Сибирь и Дальний Восток: по данным Минздравсоцразвития, в январе - сентябре 2006 года из этих регионов выехало более 371,8 тысячи граждан. При этом 75% выбывших - граждане трудоспособного возраста.
На один лишь Владивосток приходится почти 40% занятых в крае. В трудовом кризисе - почти вся сельская местность и удаленные от Владивостока малые города. Стоит заметить: при том, что Дальний Восток занимает 36,5% территории РФ, там проживает менее 5% всего населения России. К тому же именно здесь сосредоточен немалый объем природных ресурсов, которые могли бы стимулировать экономическую деятельность и занятость населения. Но инвесторы сюда не стремятся: занимать уже почти некого.
В Южном округе ситуация ровно противоположная. Там предложение рабочей силы в десятки раз превышает спрос, а без работы сидят почти 20% экономически активного населения. К примеру, в экономике Ингушетии, по данным Независимого института социальной политики (НИСП), занято лишь 36 тысяч человек, или 17% населения в трудоспособном возрасте (по России - 74%). При этом безработица имеет застойный характер: в Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии доля длительно безработных граждан превышает 65%, а в Ингушетии безработица среди молодежи почти тотальна (93%).
На этом фоне Центральный федеральный округ выглядит совершенным буржуем: по данным Минздравсоцразвития, доля инвестиций в основной капитал в округе составила в январе - сентябре 2006 года 23,7% от общего объема по стране. Численность работающего населения составляет здесь 27,7% от общего числа занятых в России. В Москву, Петербург и другие крупные города едут не только за работой: центр воспринимается гражданами как гарант лучшей жизни, и это убеждение, нося отчасти уже мифологический характер, играет в трудовой миграции далеко не последнюю роль.

Раздробленность вместо вертикали
Очевидно, что описанная ситуация сложилась не вчера. Процессы трудового "обмеления" и излишней концентрации начались как минимум 15 лет назад. Однако заметные "телодвижения" по этому поводу ведомство Михаила Зурабова продемонстрировало лишь в прошлом году, когда была разработана госпрограмма по добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих в странах СНГ. Участники этой программы получат единовременные пособия размером от 40 до 60 тысяч рублей, а члены семей соотечественников - от 15 до 20 тысяч рублей каждый. Причем сумма будет зависеть от региона, куда граждане решат переселиться.
Однако энтузиастов-переселенцев наблюдается крайне мало. В Иркутской области, где численность населения в 2006 году уменьшилась на 18 тысяч человек, власти ждут не дождутся претендентов на 15 тысяч вакансий. Но пока, по данным местной миграционной службы, в нее обратились лишь полсотни человек, желающих переселиться. Основная причина такой пассивности - жилищный вопрос, который переселенцам придется решать самим. И хотя на первое время их должны обеспечить гостиницами и общежитиями, в перспективе у них - лишь ипотека, которая, как известно, из-за своей дороговизны доступна пока единицам.
В некоторых случаях переселение может обернуться еще большей проблемой для рынка труда. Например, на Дальнем Востоке. По мнению специалистов НИСП, стимулируя переселение в Приморье, власти не подумали о том, что сначала нужно обеспечить предложение рабочих мест, иначе программа может дать лишь дальнейший рост и без того высокой безработицы в регионе.
Сомнительно и другое нововведение Минздравсоцразвития: с этого года все российские центры занятости, которые ранее подчинялись Федеральной службе по труду и занятости, отданы в подчинение регионам. "Теперь инструментов для проведения федеральной политики в области труда у нас нет, - прокомментировал новость для "МН" глава Центра социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер. - Если раньше вся служба занятости была вертикалью, что правильно, то теперь будет 88 политик в области занятости и 88 рынков труда - по числу субъектов Федерации". По мнению Гонтмахера, сами регионы не в силах в одиночку справиться с проблемами: "Представьте, что маленькая Ингушетия займется собственным рынком труда. Это же смешно! Должна быть федеральная политика, которая тех же дагестанцев, чеченцев, ингушей стимулировала бы к трудовой миграции. Помните, как было раньше: они мигрировали по территории страны, строили объекты по всему Союзу - и возвращались домой. Этот опыт надо изучать. Но кто теперь этим займется?"

Специалисты в розлив и навынос
Между тем кризис налицо даже в пределах благополучного Центра. Уже сейчас эксперты с тревогой говорят о перепроизводстве людей с высшим образованием. "В России выпускается огромное число педагогов, многие из которых ни одного дня не преподают после выхода из стен педагогического вуза, - говорит Ростислав Капелюшников, замдиректора Центра трудовых исследований Высшей школы экономики. - А тем временем в перспективе - сокращение численности молодежи школьного возраста". По мнению Капелюшникова, в этой связи надо сокращать педагогические вузы или делать обучение в них более качественным.
Для молодежи есть и более печальная новость: в число невостребованных с недавних пор входят специалисты так называемых модных профессий - менеджеры, юристы, экономисты. Сам Михаил Зурабов признал: высшее образование уже не является гарантией дальнейшего трудоустройства на высокооплачиваемые рабочие места. Доказательство тому - 16% (свыше 100 тысяч человек) безработной молодежи 25-29 лет с высшим образованием. Удивительного мало: с начала 90-х годов число вузов в России выросло в 2 раза, а численность студентов - в 2,3 раза. Евгений Гонтмахер видит единственный выход в проведении серьезной аттестации расплодившихся частных учебных заведений: "Государство должно оплачивать только те места в вузах, которые нужны ему самому, - говорит эксперт. - Остальное - пожалуйста, за плату. Не надо дурить людей за их же деньги. Разве это нормально, когда открывается вуз, где нет ни подходящей базы, ни преподавателей, а есть только диплом, который можно купить в переходе?"
Давний кризис и в системе профессионального образования: квалифицированных рабочих в общем составе рабочей силы в России сегодня всего 10% (в Европе - 50%). Непрестижные рабочие места заполняют мигранты: по разным оценкам, их численность в России доходит до 10 млн. человек. И возмущаться здесь нечему: если бы не гастарбайтеры, кто бы сегодня в России строил дома, водил автобусы, чистил улицы и укладывал асфальт? В этой ситуации правительство противоречит само себе: одной рукой привлекая мигрантов, другой оно лишает их возможности трудиться (вспомним недавнее постановление об ограничении занятости мигрантов в розничной торговле).
Вместо этого власть могла бы сделать полезное здесь и сейчас: по словам председателя Комитета Госдумы РФ по труду и социальной политике Андрея Исаева, чтобы улучшить ситуацию на рынке труда, крайне важно установить нормальный минимальный размер оплаты труда, чтобы он стал реальным, а не номинальным показателем в экономике. А таковым он станет в тот момент, когда приблизится к величине прожиточного минимума. Только тогда можно будет говорить об осознанной политике на рынке труда. И никакого открытия тут нет: ведь люди, как известно, трудятся за деньги.