• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

ГУ-ВШЭ: история успешного эксперимента

Русский журнал. 10 марта 2010

Идея создания принципиально нового учебного заведения для подготовки квалифицированных экономистов постсоветского формата возникла в конце 80-х годов. В СССР не существовало никаких высших учебных заведений, в которых систематически преподавали бы экономические теории, отличавшиеся от марксистско-ленинской политэкономии. Младореформаторов было мало, и они прекрасно понимали, что для успешного завершения начатого ими процесса потребуется когорта профессионалов, обученных новой экономике.

 

Новая школа для новых людей 

Решающую роль в процессе формирования новой школы сыграл Ярослав Кузьминов.

Ярослав Кузьминов был сыном экономиста Ивана Кузьминова, заведующего кафедрой политэкономии в АОН при ЦК КПСС. Как и Егор Гайдар, Кузьминов-младший отверг ортодоксальный коммунизм поколения отцов, и увлеченно занялся изучением «запрещенной науки», т.е. западных экономических учений.

В 1989 г. Кузьминов становится сотрудником, а затем зав. сектором комплексных историко-экономических исследований в Институте экономики АН СССР Леонида Абалкина. Параллельно он становится одним из директоров советско-американского фонда «Культурная инициатива», основанного в 1988 г. Джорджем Соросом. По-видимому, именно финансовая поддержка Сороса позволила Кузьминову (в фонде он отвечал за проекты поддержки образования) организовать сначала альтернативную кафедру экономической теории в МФТИ, а затем межфакультетскую кафедру на физфаке и истфаке МГУ. И в МФТИ, и в МГУ альтернативные кафедры просуществовали недолго и были закрыты после вмешательства ЦК КПСС.

По информации журнала «Итоги», проект создания «экономического колледжа» западного образца помогал пробивать Кузьминову его старший коллега Евгений Ясин, пришедший к младореформаторам из структур ЦЭМИ. Но даже с такой поддержкой «колледж» был создан не сразу. Лишь в 27 ноября 1992 г., за несколько недель до своей отставки с поста председателя правительства РФ, Егор Гайдар подписал постановление № 917 «О создании Высшей школы экономики». С этого момента начинается собственно история ВШЭ.

«Мы хотели создать в России школу, которая учила бы современной экономике, современной социальной теории на уровне мировых стандартов и мировой науки», - утверждает Ярослав Кузьминов, ставший бессменным ректором ВШЭ. Однако первоначально в планы основателей ВШЭ не входило создание именно университета. Речь шла о небольшой магистратуре, которая готовила бы прежде всего преподавателей новой экономики и социологии. Кузьминов признавался, что для него превращение ВШЭ в образовательного гиганта университетского масштаба было достаточно неожиданным - «мы задумывали что-то совсем маленькое, а получилось что-то совсем большое».

 

Российский Гарвард? 

Во второй половине 90-х годов ВШЭ стала головным вузом президентской программы по переподготовке кадров для народного хозяйства (обучение менеджеров в российских вузах на бюджетные деньги с последующей отправкой за рубеж на деньги иностранных фондов). Но сегодня созданная по западным образцам Школа в основном ориентирована на то, чтобы поставлять высококачественных специалистов для отечественного рынка труда. При этом, если в начале истории ВШЭ речь шла о подготовке экономистов и менеджеров для работы в бизнесе и на государственной службе, а также подготовке ученых и преподавателей для вузов страны, то в последнее время ГУ-ВШЭ все больше рассматривается как кузница кадров для структур государственного управления.

Еще в конце 90-х гг. ректор ВШЭ Кузьминов признавал, что его Школа – это «самый правительствоподневольный вуз». Связи с правительством у ВШЭ всегда были самыми тесными, причем не только на официальном уровне: так, было принято специальное решение ученого совета, согласно которому дети ответственных работников государственных органов, не добравшие баллы для поступления в Школу, могут по ходатайству министров зачисляться и обучаться бесплатно (за счет внебюджетных средств). Во ВШЭ обучались дети Анатолия Чубайса, Александра Жукова, Сергея Дубинина, Дмитрия Козака, Виктора Христенко и т.д.

В августе 2008 г. распоряжением премьер-министра РФ Владимира Путина ГУ-ВШЭ был передан в ведение правительства России. Согласно этому распоряжению, ВШЭ «наряду с проведением в установленном порядке подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров, фундаментальных и прикладных научных исследований осуществляет информационно-аналитическое и экспертное обеспечение деятельности Правительства Российской Федерации по вопросам экономической и социальной политики, государственного и муниципального управления».

Таким образом, с августа 2008 г. ВШЭ стала единственным университетом при Правительстве РФ. По словам Кузьминова, «это значит, что объем фундаментальных исследований, который мы осуществляем, значительно выше, чем у наших коллег. Это значит также, что ВШЭ будет специализироваться на подготовке магистров и аспирантов, а также повышению квалификации преподавателей общественных наук из числа наиболее способных выпускников всех вузов РФ и ближнего зарубежья. То есть мы превращаемся в первый в России магистерский университет, подобный Гарварду, MIT и Стэнфорду в США по соотношению бакалавр-магистр».

 

Цитадель либералов 

Основанная младореформаторами для подготовки либеральных экономистов, ВШЭ не могла не стать главным оплотом либерализма среди российских вузов. Какое-то время пальму первенства на этом поле удерживал РГГУ, однако более тесные связи с правительством и щедрое финансирование ГУ-ВШЭ предопределили исход этого соперничества.

Среди немногочисленного топ-менеджмента ГУ-ВШЭ – люди, прочно ассоциирующиеся с классическим российским либерализмом ранних 90-х. Президент Школы, завкафедрой теории и практики взаимодействия бизнеса и власти – Александр Шохин. Научный руководитель Школы – Евгений Ясин. Среди преподавательского состава выделяются Игорь Юргенс, председатель правления Института Современного развития (ИНСОР), Петр Авен, президент «Альфа-банка» и близкий сподвижник Анатолия Чубайса, Евгения Альбац, главный редактор оппозиционного журнала The New Times.

Сами руководители ГУ-ВШЭ считают, что говорить о чисто либеральной ориентации Школы не вполне корректно. «Мы специально заботимся о том, чтобы в университете среди профессоров были люди разных политических взглядов, - говорит, например, в интервью нашему изданию Лев Якобсон. На мой взгляд, ВШЭ сегодня в значительной степени стала «зеркалом» правых (либеральных) российских партий, вытесненных на периферию политической жизни. Дело не только в том, что бывший лидер «Яблока» Григорий Явлинский после ухода с партийного поста получил профессорский пост в ГУ-ВШЭ. Дело в том, что история как «Яблока», так и СПС и его наследницы «Правое дело» убедительно показывает – партийные структуры, собственно говоря, не нужны российским правым – они только затрудняют коммуникацию с властью. Сфера деятельности правых – аудитории университетов, конференц-залы и кабинеты экспертных центров, редакции журналов и советы директоров крупных корпораций, а не зал пленарных заседаний Государственной Думы. Не будучи консолидирована политически, ГУ-ВШЭ, безусловно, занимает вполне определенную идеологическую нишу («И мы этого нисколько не стесняемся, об этом не жалеем», -заявляет Якобсон). Противники ВШЭ на это указывают более определенно, чем преподаватели этого учебного заведения. «Ни для кого не секрет, что это высшее учебное заведение изначально было построено теми же либералами, но не на принципах деидеологизации и деполитизации, а, напротив, на базе четкой либерально-западнической политической и образовательной парадигмы», - говорит Владимир Добреньков. Его мысль продолжает директор Центра русских исследований, социолог Андрей Фурсов. «ситуация, когда некий университет заявляет свою идеологическую позицию, возможна только в посткоммунистической стране. Это отрыжка коммунизма, это манера поведения вчерашних коммунистов... Проблема наших либералов заключается в том, что это вчерашние коммунисты».

Тем не менее, задача ГУ-ВШЭ, о которой не раз говорил Кузьминов:– "синтез наук не просто в теории, а еще и в практической деятельности, в нашем взаимодействии с Правительством, крупными корпорациям, крупными экономическими игроками» — реализуется более чем успешно.