• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Работе милиции мешает уголовное законодательство

Столичная вечерняя газета. 2004. № 30. 20 февраля

...Им все мешает. Прежде всего, собственный непрофессионализм. Надо добывать доказательства и расследовать дела. А когда доказательства добываются исключительно незаконным путем, конечно, судебный контроль этому мешает, - считает бывший заместитель председателя Конституционного суда Тамара Морщакова. - Но милицейская попытка отменить судебный порядок ареста обречена на провал. Обязательства о судебном порядке ареста даны Россией при вступлении в Совет Европы. Кроме того, он закреплен решением КС от 27 марта 2002 года"...

Милицейское руководство предприняло атаку на важные результаты судебной реформы - судебный порядок ареста и контроль прокуратуры за возбуждением уголовных дел. Эти нормы Уголовно-процессуального кодекса, с трудом пробитые несколько лет назад через Думу и силовое лобби усилиями замглавы администрации президента Дмитрия Козака, теперь не устраивают начальника Главного управления уголовного розыска (ГУУР) генерал-лейтенанта Владимира Гордиенко.
Вчера на конференции посвященной проблемам соблюдения прав граждан Владимир Гордиенко заявил:
- Первоначальное применение норм УПК выявило ряд правовых коллизий и просчетов законодателей, которые существенно понизили защищенность россиян от преступных посягательств и в отдельных случаях делают обвиняемых недосягаемыми для привлечения к уголовной ответственности.
Особое недовольство милицейского руководства вызывает 146-я статья УПК, которая предусматривает обязательное согласие прокурора на возбуждение уголовного дела. Применение этой статьи, считает генерал, "привело к снижению раскрываемости преступлений по горячим следам". В 2001 году при "старом" УПК милиционеры раскрыли сразу же после совершения 865 тысяч преступлений, а в 2003-м, когда в действие вступил уже новый УПК, только 220 тысяч.
Экс-министр юстиции и глава думского Комитета по законодательству Павел Крашенинников не согласен с генералом:
- Мы знаем позицию милицейских руководителей по этому поводу. Но надо учиться работать в новых условиях. Мне кажется, что органы не должны устанавливать правила сами для себя. Мы на комитете в прошлый раз уже рассматривали такое предложение и отклонили его. Считаю, что предусмотренный нынешним УПК порядок возбуждения уголовного дела, когда прокуратура проверяет его законность, соответствует интересам граждан. Он снизил количество необоснованно возбужденных уголовных дел, - сказал "Столичной" господин Крашенинников.С коллегой согласился председатель Комитета по конституционному законодательству Совета Федерации Юрий Шарандин:
- Отключить прокуратуру от надзора за следствием - это лишить прокуратуру одной из главных ее функций. Для этого надо вносить изменения не только в УПК, но и в закон о прокуратуре, - заявил господин Шарандин "Столичной".
Владимир Гордиенко предложил также отменить 148-ю статью УПК, определяющую порядок отказа в возбуждении уголовного дела. Он полагает, что дело надо возбуждать по каждому заявлению. Затем, считает генерал, его можно закрыть в ходе следствия, если в действиях подозреваемого нет состава преступления.
Оперативной работе мешает также 108-я статья УПК, которая предусматривает заключение подозреваемых и обвиняемых под стражу только по суду. "Нынешняя редакция статьи является серьезным препятствием в пресечении преступной деятельности", - заявил Гордиенко.
Наконец, начальник ГУУР представил общественности еще одну инициативу - предварительный арест на срок до 14 суток.
К примеру, недавно на северо-востоке Москвы милиция задержала по подозрению в торговле наркотиками Олега К. Через положенные по закону двое суток следствие не смогло собрать достаточных доказательств его вины, и суд освободил Олега под подписку о невыезде. "Прессовали здорово. Если бы меня продержали в милиции две недели, я наверняка сломался бы", - рассказал он нашему корреспонденту.
- Им все мешает. Прежде всего, собственный непрофессионализм. Надо добывать доказательства и расследовать дела. А когда доказательства добываются исключительно незаконным путем, конечно, судебный контроль этому мешает, - считает бывший заместитель председателя Конституционного суда Тамара Морщакова. - Но милицейская попытка отменить судебный порядок ареста обречена на провал. Обязательства о судебном порядке ареста даны Россией при вступлении в Совет Европы. Кроме того, он закреплен решением КС от 27 марта 2002 года".
- Это нормальное движение души милицейского чиновника, который не хочет работать так, как положено, а хочет, чтобы все строились под него. Но отказаться от судебного механизма ареста - значит сделать серьезный шаг назад и исключить Россию из европейского правового поля, - считает Юрий Шарандин. - А предварительный арест - для меня это из разряда сумасшествия. Это лишение свободы. Как оно может быть предварительным? Пусть он попробует предварительно позавтракать на неделю вперед, а потом потерпеть до обеда,
- резюмировал сенатор. Адвокат Борис Кузнецов, сам бывший оперативник, в беседе с корреспондентом "Столичной" был бескомпромиссен:
- Плохому танцору всегда что-то мешает. У сотрудников МВД есть сейчас столько прав и оперативных возможностей, которыми раньше располагали только работники КГБ, - прослушивание телефонов, наблюдение за перепиской. Поэтому для сбора доказательств совсем необязательно тащить человека за решетку. Вспомним, что во времена Ельцина был указ, позволявший задерживать людей до 30 суток. Он породил массу злоупотреблений. Я хочу пожелать начальнику уголовного розыска хорошей агентуры и умных оперативников. Тогда все эти проблемы решатся сами собой.