• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

На радость прокурорам Конституционный суд постановил, что оправдательные приговоры можно отменять

Новые известия. 2005. № 81. 12 мая

...А судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова вообще считает, что экстренной необходимости искоренять ст. 405 УПК не было. По ее словам, возможность исправлять судебные ошибки и без того имелась. Г-жа Морщакова пояснила, что таким механизмом "является возобновление производства в силу новых или вновь открывшихся обстоятельств". "Есть и такое основание для возобновления дела, как несоответствие вынесенных российскими судами решений нормам международного права", - добавила она. А международное право, по Конституции, должно ставиться выше российского законодательства.

Вчера Конституционный суд России признал противоречащей Основному закону страны статью 405 Уголовно-процессуального кодекса, не допускающую пересмотра оправдательных приговоров. Это означает, что после внесения соответствующих изменений в кодекс суды смогут пересматривать свои же вердикты в сторону ужесточения. В выигрыше остались представители гособвинения.

Статья 405 Уголовно-процессуального кодекса России налагала вето на любые попытки пересмотреть оправдательный приговор в суде в порядке надзора. То есть надзорные инстанции - председатели областных судов либо Президиум Верховного суда - не имели права ухудшать участь обвиняемого. Теперь, с искоренением этой статьи из кодекса, суды получат право на пересмотр своих же вердиктов как в сторону оправдания, так и в сторону обвинения. Решение внести изменения в УПК РФ Конституционный суд принял, рассмотрев жалобу более чем 60 человек, в числе которых был Уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин. Заявители считали, что эта статья в первую очередь нарушает права потерпевших, так как фактически запрещает пересматривать приговор даже при наличии существенных нарушений закона, повлиявших на исход дела. Подписанты обращения в суд особо подчеркивали, что ошибочное судебное решение, будь то обвинительный или оправдательный приговор, не может рассматриваться как справедливый акт правосудия. Г-н Лукин руководствовался при этом Протоколом N7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, который гласит: если в процессе предыдущего разбирательства были допущены существенные нарушения, повлиявшие на его исход, то для повторного рассмотрения дела не должно быть препятствий.
Между тем трагизм ситуации заключается в том, что, заботясь об интересах потерпевших и подсудимых, г-н Лукин фактически подыграл прокурорам, поддерживающим государственное обвинение в суде. Теперь судебное решение будет пересматриваться ровно столько раз, сколько необходимо для вынесения окончательного вердикта. Конституционный суд мотивировал свою позицию тем, что "сторона защиты подсудимого ставится в преимущественное положение по отношению к стороне обвинения - потерпевшему и прокурору, что не согласуется с конституционными требованиями об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон". Кроме того, судьи указали на то, что действовавшая до сегодняшнего дня норма "нарушала баланс конституционно защищаемых ценностей, в том числе прав и законных интересов осужденных, с одной стороны, и прав и законных интересов других лиц, в частности, потерпевших". Между тем представитель Госдумы в Конституционном суде Елена Мизулина раскритиковала решение Конституционного суда. Она считает, что это решение отбрасывает страну на 50 лет назад. "Восстановление пересмотра оправдательных приговоров не защитит потерпевших. Это решение лишь послужит интересам недобросовестных следователей, прокуроров и судей, что приведет к затягиванию уголовных процессов на годы", - заявила "НИ" г-жа Мизулина по итогам заседания КС. С ней согласился и судья в отставке Сергей Пашин, по мнению которого "делам, рассматриваемым в судах, будет дан карательный ход". "От решения КС выиграли прежде всего прокуроры, - заявил он "НИ". - Они смогут проводить в суде только ту линию, которая им нужна, не обращая внимания на интересы подсудимых и потерпевших".
А судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова вообще считает, что экстренной необходимости искоренять ст. 405 УПК не было. По ее словам, возможность исправлять судебные ошибки и без того имелась. Г-жа Морщакова пояснила, что таким механизмом "является возобновление производства в силу новых или вновь открывшихся обстоятельств". "Есть и такое основание для возобновления дела, как несоответствие вынесенных российскими судами решений нормам международного права", - добавила она. А международное право, по Конституции, должно ставиться выше российского законодательства.