• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Не двигатель

Ведомости. 21 января 2011

Уровень предпринимательской активности в России остается низким, показывают данные Глобального мониторинга предпринимательства (Global Entrepreneurship Monitor, GEM)

Долгосрочные последствия кризиса оказались тяжелы для начинающих российских предпринимателей и не закончились с выходом из его острой фазы, утверждает Александр Чепуренко, руководитель группы Лаборатории исследований предпринимательства Высшей школы экономики и один из участников российской команды GEM. Показатель общей предпринимательской активности, рассчитанный по методологии GEM, за прошедший год не изменился (и составляет 3,9%). Но среди бизнесменов, которые решили выйти из игры в 2010 г., больше, чем годом ранее, людей, которые в качестве причин закрытия бизнеса назвали кризис, утверждает он.

Если за период 2006-2009 гг. примерно 80% предпринимателей, закрывших дело, не порывали с предпринимательством навсегда, то в 2010 г. из бизнеса стали гораздо чаще выходить окончательно, пишут авторы исследования. О таком решении заявил каждый второй респондент.

Одна из немногих хороших новостей, по словам Чепуренко, - в том, что индекс расширения предпринимательского потенциала в 2010 г. в России превысил 1. Этот индекс рассчитывается как отношение числа россиян, пополнивших ряды предпринимателей, к числу покинувших эти ряды. В 2009 г. показатель был меньше 1 - значит, круг российских предпринимателей сужался, а в 2010 г. стал чуть больше 1, говорит Чепуренко.

Правда, продолжает расти и доля вынужденных предпринимателей, т. е. тех, кто не может найти себе лучшего применения (в 2008 г. таких было 0,7% трудоспособного населения, в 2009 г. - 1,1%, а в 2010 г. - уже 1,3%), а среди них число женщин растет быстрее, чем число мужчин. Если в период экономического роста доля мужчин-предпринимателей превышает долю женщин (61% мужчин, 39% женщин в 2007-2008 гг.), то во время кризиса восстановился паритет. Возможно, предполагает Чепуренко, это указывает на скрытую дискриминацию: в кризис именно женщины чаще теряли работу и были вынуждены заниматься бизнесом.

Малый бизнес в таких условиях едва ли может стать в России двигателем экономического роста, заключает Чепуренко: как только в экономике начнется подъем, большинство вынужденных предпринимателей, скорее всего, вернутся к работе по найму, а те, кто закрыл бизнес, едва ли займутся им опять.Но отношение к предпринимательству остается позитивным, отмечает Ольга Верховская, доцент Высшей школы менеджмента СПГУ. 65% опрошенных считают предпринимательство удачным карьерным выбором. Но заниматься им готовы лишь 2,5% людей