• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Повышение рождаемости - явление конъюнктурное

Вести FM. 28 февраля 2011

Премьер-министр Владимир Путин напомнил, что к 2015 году численность населения России должна стабилизироваться на уровне 143 миллиона человек. Насколько реализуемы эти цели и каким образом они могут быть достигнуты, рассказывает директор Института демографии Высшей школы экономики Анатолий Вишневский.

На этой неделе премьер-министр Владимир Путин напомнил, что к 2015 году численность населения России должна стабилизироваться на уровне 143 миллиона человек. Средняя продолжительность жизни увеличится с нынешних 69 лет до 71 года, а уровень рождаемости по сравнению с 2006 годом (то есть за 10 лет) должен вырасти на 25-30 %. Насколько реализуемы эти цели и каким образом они могут быть достигнуты, Елена Щедрунова выясняла у директора Института демографии Высшей школы экономики Анатолия Вишневского в студии радио "Вести ФМ".

Щедрунова: Здравствуйте. У микрофона Елена Щедрунова. На этой неделе премьер-министр Владимир Путин напомнил, что согласно разработанной правительством концепцией демографической политики страны к 2015 году численность населения России должна стабилизироваться на уровне 143 миллиона человек, средняя продолжительность жизни должна увеличиться с нынешних 69 лет до 71 года. А уровень рождаемости по сравнению с 2006 годом, то есть за 10 лет, должен вырасти на 25-30 процентов. Насколько реализуемы эти цели, каким образом они могут быть достигнуты, выясним с помощью нашего гостя. Это директор Института демографии высшей школы экономикиАнатолий Вишневский. Анатолий Григорьевич, здравствуйте.

Вишневский: Добрый день.

Щедрунова: В последние годы государство всеми силами, и прежде всего материальной поддержкой, пытается повысить рождаемость в стране. Насколько эффективны, вот по вашим оценкам, эти попытки? Тут и материнский капитал, тут и ставки по ипотеке, которые компенсируются государством в некоторых случаях для многодетных семей, предлагаются еще другие формы материальной поддержки.

Вишневский: Я бы сказал так осторожно, что они среднеэффективны. Дело в том, что действительно с 2007 года, когда были введены эти меры, произошло некоторое повышение рождаемости, но не такое большое, как об этом часто говорят, и не так тесно привязанное к этим мерам. Дело в том, что число родившихся в стране увеличивается начиная с 2000 года. А в 2007 году действительно произошел скачок, который, видимо и, очевидно, был ответом вот на эти меры. И в 2008 году этот успех сохранялся, немножко меньше был прирост. Но постепенно это шло на спад, и в 2010 году прирост числа родившихся был самым маленьким за последние 11 лет (ну если не считать 2005 год, когда был провал). То есть, уже он был меньше, чем, допустим, до этих мер, чем и в 2002 или в 2003 году. Так что такое впечатление, что их влияние уже сошло на нет, и подтвердились некоторые опасения демографов, которые высказывались, когда были меры введены, о том, что они могут привести к некоторой дестабилизации динамики. То есть вместо того, чтобы плавно меняться, число родившихся под влиянием этих мер как бы дернется, но потом это создаст разные проблемы, потому что в какие-то годы было вдруг число детей больше, и потом это поколение... Ну, это нельзя назвать бэби-бумом, но все-таки такой маленький бэби-бум, и потом этим детям будет много проблем:на них не будет хватать ни детских садов, ни школ.

Щедрунова: Детских садов, школ и так далее.

Вишневский: И потом рабочих мест и так далее. А в итоге никакого выигрыша не будет. То есть это выигрыш такой конъюнктурный. Но все равно мы всегда приветствуем любые меры, направленные на поддержку семьи, на поддержку матерей с детьми. Только, конечно, их надо как-то лучше планировать и обсуждать. Так ли эффективна такая мера, как материнский капитал, это вопрос. Потому что, знаете, есть такие парадоксальные наблюдения, вот были проведены исследования мнений людей, и опрошенные очень все хорошо отнеслись к этой мере, все оценили ее высоко. Но когда тех же самых людей спросили, готовы ли они, собираются ли они в ответ на это родить еще одного ребенка, то какой-то ничтожный процент сказал, что да. Поэтому вот одно дело слова, а другое дело - дела. И это касается всех: и людей, и властей.

Щедрунова: Я знаю, что в своих выступлениях вы, например, часто приводите опыт других стран с гораздо более высоким уровнем жизни и говорите о том, что когда там было то же самое - материальное стимулирование и повышение рождаемости, что действительно был вот ровно такой же кратковременный бэби-бум, и что на самом деле женщины рожали потому, что они собирались родить в любом случае. Они просто в связи с этими материальными стимулами родили раньше, чем они бы могли родить. Это правильно? Это то же самое у нас происходит сейчас?

Вишневский: Я думаю, что то же самое. Потому что везде, в общем-то, понимаете, когда пользуются текущими конъюнктурными такими показателями рождаемости, они показывают только события, которые произошли в этом году или в этом пятилетии. А демографы изучают еще рождаемость так называемых реальных поколений: сколько детей родила женщина в среднем такого-то поколения за всю свою жизнь. И получается, что, несмотря на все эти колебания, число для реальных поколений все время сокращается, несмотря на то, что женщины этого поколения в каком-то году как раз и дали взлет рождений.