• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Детки в сетке Комплексы из школы, библиотеки, музея станут центрами для многих российских сел

Учительская газета. 2005. № 51. 20 декабря

...Заместитель директора Института развития образования Государственного университета — Высшей школы экономики Ирина Абанкина в свое время была поражена результатами переписи 2002 года. Они оказали существенное влияние на эксперимент по реструктуризации сельских школ, дали ему огромный толчок. Поразитесь и вы такой, например, цифре. Оказывается, с 1989 года доля сельского населения в нашей стране не меняется, держится на уровне 27%...

Эксперимент по реструктуризации сельских школ закончился, в прошлом году были подведены его итоги. Что дальше? Необходимо создавать сети социально-культурного обслуживания населения, уверены организаторы масштабного проекта и многие регионы — участники эксперимента.

Доступность и качество
Напомню кратко, в чем заключался эксперимент. Итоги проекта широко освещались в прессе, обсуждались на конференциях и съездах. А недавно на Межведомственном совете по образованию их еще раз озвучил заместитель директора Департамента государственной политики в образовании Минобрнауки России Игорь Реморенко.
12 декабря 2001 года Правительство РФ выпустило постановление «О реструктуризации сети общеобразовательных учреждений, расположенных в сельской местности». Глобальная цель эксперимента — повышение качества и доступности образования для сельских ребятишек. Конкретная — выявление эффективных региональных моделей, оптимальных моделей организации общего образования в каждом сельском муниципальном образовании.
Участники эксперимента: 18 субъектов Российской Федерации, 156 сельских школ и более 40 тысяч учащихся, более 7,5 тысяч педагогов.
«В ходе эксперимента разработаны и апробированы региональные и муниципальные программы реструктуризации сети образовательных учреждений, региональная программа «Школьный автобус», обеспечивалось научно-методическое и нормативно-правовое сопровождение работ, проводился мониторинг эксперимента. За счет Федеральной программы развития образования были оснащены и оборудованы федеральный и шесть региональных ресурсных центров, учебные кабинеты физики, химии, биологии, иностранного языка, библиотеки и спортивные залы в экспериментальных школах», — рассказал Игорь Михайлович.
Основные модели реструктуризации сельских школ — опорная (базовая) школа, школьная передвижная лаборатория, сельский социокультурный комплекс (полный список и определения моделей можно найти на сайте http://www.rural-school.ru/).

Недовольных — один процент
Один из активных участников эксперимента по реструктуризации сети сельских школ — Чувашская Республика. Первая целевая программа «Сельская школа» здесь была принята еще в 1998 году. Но, естественно, особенно активно она стала реализовываться с 2001 года, когда благодаря многоканальному финансированию удалось увеличить инвестиции в образование. С 2001 по 2004 годы в Чувашии было реструктурировано 144 школы, более чем в два раза сократилось количество малочисленных сельских школ. Сейчас в республике работают 178 кустовых базовых школ, из них 51 — ресурсные центры.
Несмотря на то, что сначала население приняло идею реструктуризации «в штыки», результаты эксперимента превзошли все ожидания и оптимистов, и пессимистов.
Первый значимый эффект — рост среднего балла ЕГЭ в сельской базовой школе. Практически он стал равен этому показателю в городской школе.
Еще один эффект: реструктуризация, принцип сетевого взаимодействия, программа «Школьный автобус», программа «Дорога к школе», благодаря которой были отремонтированы и построены новые дороги, стали стимулом развития инфраструктуры села, малого бизнеса, позволили увеличить мобильность жителей.
Наконец, реструктуризация увеличила мобильность сельских выпускников. Процент сельских ребят, поступивших в вузы республики, вырос с 33% в 2001 году до 43% в 2005 году, а в высшие учебные заведения за пределами Чувашии поступили 13,7%, в то время как в 90-х годах таких ребят были единицы.
Конечно, организаторы эксперимента в регионе волновались, как сами ребята примут нововведения. Однако социологические исследования аналитического центра Юрия Левады показали, что 24% старшеклассников считают, что качество подготовки в школе после реструктуризации стало «намного лучше». Только один процент учеников, опрошенных после слияния школ, определили отношения в новом коллективе как «плохие» и «очень плохие».
Основная схема, на которую ориентировалась Чувашия в эксперименте, — большие школы, ресурсные центры, куда привозят учеников из мелких сел. «Еще одной достаточно эффективной моделью реструктуризации стал социокультурно-образовательный центр (комплекс), — считает министр образования и молодежной политики Чувашской Республики Галина ЧЕРНОВА. — Впервые такая модель была апробирована в 1997 году. Первоначально это был образовательно-культурный центр, который объединял в себе учреждение культуры и школу. К зданию Дома культуры, которое находилось в хорошем состоянии и большее время пустовало, пристраивали классы, таким образом объединяя два социально значимых объекта. В результате дети учились в хороших условиях, а родители получали действующий Дом культуры. Позднее такой комплекс стал включать в себя учреждения здравоохранения, библиотеку, музей, детский сад, школу искусств, ну и, конечно, общеобразовательную школу. Сейчас в республике 124 центра. И вариантов их создания множество. Главное — дать возможность сельским жителям получать услуги не хуже, чем в городе. А школа как интеллектуальное ядро, как обязательный объект села, а часто и как материально-техническая основа является прекрасной для этого базой».

Интегрированное будущее
Заместитель директора Института развития образования Государственного университета — Высшей школы экономики Ирина Абанкина в свое время была поражена результатами переписи 2002 года. Они оказали существенное влияние на эксперимент по реструктуризации сельских школ, дали ему огромный толчок. Поразитесь и вы такой, например, цифре. Оказывается, с 1989 года доля сельского населения в нашей стране не меняется, держится на уровне 27%. Мы теряем население в городах и в селе одинаковыми темпами. Так что село, несмотря на все мрачные прогнозы, живет. Сельских школ сегодня 70% от общего количества образовательных учреждений. Детей — 30%, учителей — 40%. За последние десять лет наметилась тенденция к сокращению общеобразовательных учреждений, расположенных в сельской местности, перестали работать две тысячи школ. Однако специалисты считают, что этого естественного сокращения мало. Необходимо серьезно сокращать гигантскую сеть учреждений социально-культурного обслуживания не только образования, но и культуры, потому что их количество давно не соответствует реалиям расселения и возможностям организации культурной деятельности в сегодняшней России. Ирина Абанкина приводит в качестве примера Тверскую область: «С ней судьба сыграла злую шутку. В советские времена здесь были высокими показатели инфраструктурной обеспеченности. А сегодня население разъехалось в Москву и Петербург, она страшно обезлюдела. Из 9,5 тысяч сельских населенных пунктов 1411 — абсолютно заброшенные деревни. Из оставшихся 8100 всего сто — населенные пункты, в которых больше 500 жителей. 3,5 тысячи сел со средней численностью 5 человек. В 4 тысячах деревень живет в среднем 42 человека. В Тверской области сейчас 797 сельских библиотек. А им по нормативу в условиях такого обезлюдивания полагается всего 108 библиотек. 689 библиотек избыточны! В результате каждая библиотека финансируется на 103 тысячи рублей в год, 8 тысяч рублей в месяц. Что можно сделать на эти деньги? Конечно, нужно думать, как эти ресурсы кооперировать, как сделать те библиотеки, которые останутся, сильными, как запустить передвижное обслуживание».
И еще несколько цифр. В 1959 году в России была 41 тысяча мельчайших сельских поселений, сейчас — 47 тысяч. Сегодня 30% населенных пунктов в нашей стране — это деревни, в которых живет до десяти человек. Причем десять — статистическая граница, чаще всего это 3-5 человек в двух домах.
— Ирина Всеволодовна, в этой ситуации модель социокультурного сельского комплекса кажется не только лучшей, но жизненно необходимой. А что показали результаты эксперимента по реструктуризации?
— Что это одна из очень эффективных моделей. Есть возможность объединения на ассоциативной основе и даже на административной. Разработаны договоры. Мы поняли, что приемлемая юридическая форма для интеграции — объединение в форме простого товарищества. Но ведь это не бюджетное учреждение. И поэтому мы натолкнулись на множество совершенно лишних административных барьеров. Мешают несовершенные законы, рассогласованность учета стажа. Если учитель перейдет в такой комплекс, но при этом не будет засчитан 20-летний стаж работы, он потеряет в зарплате, какой смысл в интеграции?
— А в чем проблема? Ведь эксперимент по реструктуризации проводило государство. Значит, можно и законы поменять, если понадобится?
— Мы вместе с нашими юристами сели и стали думать — какие шаги все-таки нужны. И первое, что мы поняли — пешеходной доступностью качества не обеспечить. Нам нужно налаживать транспорт, позаботиться о дорогах, в первую очередь локальных, которые у нас сейчас никак не поддерживаются. Более того, за последнее время количество местных и региональных дорог сократилось в 2,5 раза. Нужно, чтобы и муниципалитеты, и регионы, и Федерация вложили средства, подняли и развили эту локальную сеть.
Какие навыки у наших детей сейчас самые дефицитные? Умение работать с информацией, высказывать свои мысли, решать задачи. Это все может быть достигнуто развитием современных телекоммуникаций. Но только интернет нас не спасет. Детям нужно быть в коллективе. Может быть, нужно «ослабить» классно-урочную систему, делать проектные методы, дать возможность ребятам работать самостоятельно, бывать в музеях, организовывать выставки. Если мы говорим о взаимодействии с отраслями культуры, необходимо выйти в социально-культурное пространство и не считать, что школа — это ежедневное сидение за партой.
Итак, первое — это развитие транспорта и телекоммуникаций. Второе -переход от ступенчатой модели к узловой. Искать «узлы», где пересекаются театр, кино, музей, школа, выставочное, публичное пространство, где этот сгусток жизни можно организовать. И пусть этот центр несет ответственность за мельчайшие села, откуда и будут приезжать дети. Главная идея — поддерживать деятельность, а не стены ветхих учреждений.
— В каком направлении вы планируете работать дальше?
— Мы бы хотели эти технологии кооперации и интеграции отработать в экспериментальном режиме.
Сейчас ответственность за образование лежит на городском округе, сельском районе. А за культуру и спорт — на поселенческом уровне. Как организовать это взаимодействие? Есть два пути. Можно попытаться оставить все на уровне городского округа или сельского муниципального района, организовывая передвижное обслуживание. И можно отдать эту сеть на откуп поселениям. 131 федеральный закон позволяет организовывать межмуниципальные агентские соглашения. Но эти технологии еще не отработаны.