• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Заплата для учителя Национального проекта "Образование" пока нет даже на бумаге

Русский курьер. 2006. № 5. 6 февраля

...Особенность нынешней эпохи в том, что эти люди не оставляют следов. Столько бумаг прошло через их руки и - пропало без вести. О "двенадцатилетке", о национальной доктрине образования, о государственных именных финансовых обязательствах (ГИФО) и ЕГЭ, о 100-балльной системе оценок для школьников... Всюду - провал. Между тем в стране пока немало высококвалифицированных, болеющих за племя молодое, независимых (читай: не прогибающихся перед начальством или казначейским билетом) профессионалов...

На днях объявлена дата ближайшего сбора Госсовета по проблемам образования - начало марта. Но, кроме пожеланий президента Владимира Путина, обсуждать там, похоже, будет нечего
О четырех национальных проектах, то есть приоритетах нашей внутренней политики Владимир Путин заявил еще в сентябре прошлого года. В области образования, например, предложена система грантов - поощрений немногим школьным учителям и школам. Получит развитие, заверил президент, и программа "Интернет - в школы! ". ("РК" уже рассказал о том, как разбазаривались гигантские суммы, предназначенные для оснащения компьютерами сельских школ. - Ред.). Будут выделены (всего по тысяче целковых на учителя) доплаты за классное руководство. И, наконец, обещаны надбавки за ученые степени "доктора" и "кандидата наук". Что же касается долгожданной прибавки к учительской зарплате, то увы. Сколько-нибудь существенное повышение, как следует из заявлений президента и министра Фурсенко, состоится лишь в обмен на "новое качество преподавания". Почему-то никто не ставил даже близкое условие, повышая в разы жалованье наших чиновников.
За это время нацпроект, о котором немало говорят и пишут, так и не стал документом. Либо текст отсутствует в природе, либо он тщательно скрывается от общества. В целом же инициатива президента обнадеживает. Первое: вновь проявлена готовность двинуть ресурсы в сферу, с которой миллионы россиян по праву связывают будущее. Все же забота о детях и внуках даже в непредсказуемой России пока остается природным инстинктом.
Второй неоспоримый плюс: осознание властями того факта, что самая нищая среди бюджетных сфер тоже нуждается в крупном национальном проекте. Правда, речь, похоже, снова идет о латании бесконечных дыр в национальной системе образования.
Между тем национальный проект "Образование" жизненно необходим. Иначе не остановить процессы деградации образовательной системы. Не замедлить, а тем более не отодвинуть надвигающийся кадровый коллапс: кстати, не только в педагогике. В школе и вузе он "всего лишь" программируется на десятилетия вперед, разветвляясь и распространяясь дальше по всему экономическому и общественному организму. А мы привычно этого не замечаем.
Нарастает отставание в опорных отраслях, включая блок наукоемких технологий. А значит, необходим исторический прорыв. Такой идеей могла бы стать линия на опережающее развитие сферы знаний. Интеллектуальный потенциал страны пока еще позволяет это сделать. Требуется объединение вокруг этой идеи лучших из лучших. Только, бога ради, не чиновников, а представителей профессиональных сообществ, бизнеса, общественных организаций. Пора осознать, что не дело бюрократов разрабатывать национальные проекты. А у нас они не только составляют стратегические планы, но и подбирают себе "своих", то есть послушных и удобных исполнителей, распределяют государственные деньги, прикарманивают авторские права на книги, идеи, модели, научные изобретения и технологии - командуют большим педагогическим парадом. При этом я давненько не встречал раскованного управленца, на равных дискутирующего со своими соотечественниками.
Народ в министерстве подбирается крепкий, числом немалый - в трех зданиях под крышами профильного агентства, Федеральной службы по надзору в сфере образования и самого Минобрнауки РФ обжилось около 700 чиновников.
Особенность нынешней эпохи в том, что эти люди не оставляют следов. Столько бумаг прошло через их руки и - пропало без вести. О "двенадцатилетке", о национальной доктрине образования, о государственных именных финансовых обязательствах (ГИФО) и ЕГЭ, о 100-балльной системе оценок для школьников... Всюду - провал. Между тем в стране пока немало высококвалифицированных, болеющих за племя молодое, независимых (читай: не прогибающихся перед начальством или казначейским билетом) профессионалов.
Но погоду сейчас делают не они. Не надо обманывать себя и общество насчет того, будто бы Интернет, завезенный в село на попутке, без всяких запчастей и гарантийных обязательств, а также крохи, отпущенные редким выдающимся учителям на ремонт выходного костюма, могут всерьез содействовать росту профессионализма в стране. В прессе уже встречал финансовые планы: в текущем году нацпроект "Образование" освоит 0, 5 млрд. долларов. Это приблизительно по 20 долларов на каждого студента или ученика. Что можно спасти на эти "бешеные деньги"?
Под руководством Игоря Курчатова и Сергея Королева атомный и ракетный проекты, составившие славу СССР, осуществила сборная лучших умов. То же предстоит сделать и на ниве просвещения - в сугубо мирной отрасли. Но прежде власть обязана отдать долги учителю и школе. Это начальное условие.
А потом уже экспериментировать с тестами, стандартами и нормативами. Если, разумеется, широкая вневедомственная экспертиза даст свое добро. Поспорить есть с чем. Одни говорят: даешь 1000 долларов профессору на зарплату! Из Стабфонда!
Чтобы, мол, не уезжали родные мозги за бугор. Г-н Фурсенко им в ответ: деньги из Стабфонда предназначены для стабилизации, а не для прорыва. Другие призывают поскорее перейти к подушевому нормативному финансированию в надежде на то, что лучшие школы тогда станут самыми богатыми. А остальные 9/10 школ? Пускай себе банкротятся, идут ко дну практически на всей территории России? Кроме того, представить качественное образование в школе с несколькими тысячами этих самых "нормативных душ" довольно сложно.
Третьи видят панацею в Едином госэкзамене, несмотря на очевидные массовые фальсификации его результатов и крайне низкий уровень экзаменационных тестов. Я уж не говорю про бунт вузов, не без труда, но все-таки добившихся того, чтобы так называемый ЕГЭ перестал быть единственной формой аттестации поступающих к ним ребят. К слову, ЕГЭ по мировым меркам это давным-давно позавчерашний день в образовательной политике и технологиях.
Что же в остатке? Вместо консолидации сограждан получаем спор всех со всеми. Потому-то и необходимо сесть за круглый стол и выработать общую программу действий.