• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Ученье - в свет

Компания. 2006. № 35. 25 сентября

...в ГУ-ВШЭ функционируют 12 научно-исследовательских институтов и центров, которые работают по заказам органов государственной власти и крупных компаний. По словам ректора Высшей школы экономики Ярослава Кузьминова, "ВШЭ способна получить от квадратного метра своей площади, задействованного по профилю, порядка $2000, и никакая аренда этого не возместит"...
...Президент РСПП и по совместительству президент ГУ-ВШЭ Александр Шохин предлагает оставить под контролем государства "золотую акцию" в АУ. "Тогда будет возможность оперативного вмешательства в дела учебного заведения" , - говорит Шохин...

Бизнес-сообщество не довольно качеством высшего образования и предлагает узаконить свое партнерство с вузами. Последние исправно получают спонсорские и бюджетные деньги, но при этом категорически возражают против какого-либо вмешательства меценатов в жизнь университетов.

Утром седьмого сентября в одной из аудиторий МГИМО царило необычное для первой пары оживление. В зале на 150 человек не осталось свободных мест. Все ждали начала первой лекции президента "Роснефти" Сергея Богданчикова, который с сентября заведует новой кафедрой глобальной энергетической политики и энергетической безопасности Международного института энергетической политики и дипломатии (МИЭП) МГИМО МИД России. Ради выступления мэтра отечественной нефтяной отрасли у некоторых студентов отменили занятия. Богданчиков приехал в МГИМО вовремя и лекцию прочитал. Правда, особого впечатления она на слушателей не произвела. Многие студенты признались, что ничего нового не узнали, скорее их впечатлил сам факт появления в стенах МГИМО бизнесмена такого масштаба.
Преподавательская активность Богданчикова - это очередная попытка частного бизнеса выстроить новую систему отношений с российской образовательной системой. Несмотря на довольно активную поддержку и финансирование вузов со стороны частных предпринимателей, их сотрудничество до сих пор складывается не самым лучшим образом.

По старой памяти
Пожертвования частных предпринимателей стали неотъемлемой частью существования российских вузов еще в постсоветские годы. Делались они в основном из чувства ностальгии. В Российском государственном университете нефти и газа имени И. М. Губкина, так называемой керосинке, учились многие современные менеджеры российских сырьевых компаний. Поэтому в попечительский совет вуза уже много лет входят "Газпром" , ЛУКОЙЛ, "Сургутнефтегаз" , ЮКОС, ТНК, "Роснефть" , "Транснефть" и другие. Среди спонсоров любого крупного столичного университета всегда есть политики и бизнесмены - бывшие выпускники этого вуза. Например, по такому принципу в совет МГУ входит глава "Базового элемента" Олег Дерипаска. В начале 1990-х выпускники физико-математических университетов, занимавшие высокие позиции в крупных компаниях, начали поддерживать школьников, изучавших точные науки. Холдинг "Интеррос" спонсировал российские команды на международных предметных олимпиадах, а с 1999 года финансирование студенческих программ обеспечивает Благотворительный фонд Владимира Потанина. Бывший биолог Каха Бендукидзе, будучи главой "Объединенных машиностроительных заводов" , поддерживал университетские исследования в области молекулярной генетики.
Сейчас бизнесмены повзрослели и ностальгируют по студенческому прошлому гораздо меньше. Многие компании дотируют вузы в первую очередь для того, чтобы иметь возможность усилить свои штаты за счет лучших выпускников. Отчасти поэтому студентов-финансистов и экономистов поддерживают банки, а инженеров и технологов -сырьевые холдинги. Среди крупных компаний-меценатов российского образования числятся "Интеррос" , Альфа-банк, Центробанк, "Газпром" , "Вымпелком" , "Росгосстрах" , Сбербанк, Банк Москвы, Внешэкономбанк, "Роснефть" , "Базовый элемент" , "Северсталь" , РАО "ЕЭС России" и другие.
По разным оценкам, сегодня от 40 % до 60 % студентов Москвы находятся под опекой бизнеса. При этом до сих пор предприниматели старались не афишировать финансовую помощь образовательным госучреждениям, ограничиваясь стипендиальными программами, стажировками в компаниях и просто спонсорскими пожертвованиями.

Собака на сене
Самым масштабным примером участия частного бизнеса в образовательном проекте должно было стать сотрудничество Государственного гуманитарного университета (РГГУ) и нефтяной компании ЮКОС. В 2003 году компания заявила о намерении выделить РГГУ $100 млн на 10 лет. В связи с этим ректором университета по рекомендации Минобразования был избран вице-президент и член совета директоров ЮКОСа Леонид Невзлин, а основатель РГГУ Юрий Афанасьев получил пост почетного президента. Новый ректор взял на себя решение финансовых и административных вопросов, а проблемы развития науки и образования перешли в компетенцию президента. Деньги, выделяемые ЮКОСом, позволили в два раза повысить зарплаты преподавателей и стипендии. Кроме того, для привлечения дополнительных спонсоров в университете был создан попечительский совет. Поначалу в Минобразования были в восторге от эксперимента, называя его "прорывом во взаимоотношениях государства, бизнеса и общества". Однако спустя всего пять месяцев чиновники уже рекомендовали отправить Невзлина в отставку. Более того, Минобразования поставило ученый совет РГГУ перед выбором: сменить ректора или университет будет реорганизован - с другим руководством от министерства.
Желание Минобразования уволить совладельца ЮКОСа с поста ректора РГГУ могло быть вызвано разворачивающимися вокруг нефтяной компании событиями. Однако на тот момент претензий к бизнесмену ни у кого не было. "Я не вижу никаких серьезных оснований для отставки Невзлина" , - комментировал рекомендации Минобразования президент РГГУ Юрий Афанасьев. Но чиновники были упорны и нашли "официальную" причину. Тогдашний министр образования и науки Владимир Филиппов заявил, что Леонид Невзлин долгое время отсутствовал в стенах вуза, что якобы парализовало работу университета.
В свою очередь, эксперты и свидетели событий увидели другую причину увольнения Невзлина. Дело в том, что новый ректор решил взять под полный контроль все финансовые потоки спонсируемой (в том числе им лично) госорганизации. Чиновники неожиданно увидели в этом угрозу государственной системе образования и поспешили избавиться от вмешательства. "Такой уровень претензий со стороны попечительского совета, а фактически ЮКОСа - "или я контролирую все, или ухожу" - неприемлем для нас" , - заявил тогда проректор РГГУ Валерий Минаев. РГГУ поспешил избавиться от финансовой и юридической зависимости от ЮКОСа - из устава были исключены пункты о финансировании учебного заведения, назначении финансового директора и попечительского совета. В течение месяца после ухода Невзлина ЮКОС свернул все спонсорские программы. По данным пресс-службы РГГУ, всего за время сотрудничества университет успел получить $5 млн "нефтяных" денег. Неудачный альянс ЮКОСа и РГГУ стал предметом обсуждений и споров о том, как должно строиться партнерство бизнеса и системы образования. По мнению наблюдателей, эта история надолго отбила у меценатов желание помогать государственному образованию публично.

Университетские владения
Причина нежелания вузов работать в тесной связке с бизнесом понятна. С середины 1990-х ректоры фактически занялись предпринимательством и превратили вузы в прибыльные коммерческие структуры. По словам Владимира Трухина, пресс-секретаря Ассоциации профсоюзных организаций студентов государственных и коммерческих высших учебных заведений Москвы, до недавнего времени государство выделяло крайне недостаточно средств образовательным учреждениям, и остаться на плаву в тяжелое время им помогла коммерческая деятельность. В наиболее выигрышном положении оказались столичные университеты и академии, которые на сдаче недвижимости в аренду, плате за обучение, консультационных услугах и множестве других видов деловой активности начали зарабатывать приличные деньги. По данным Центра социологических исследований Министерства образования, в конце 1990-х почти 50 % государственных вузов вели собственную хозяйственную деятельность. Сейчас эта цифра приближается к 100 %. Согласно исследованиям Рособразования, в 2005 году только официальные доходы от арендной платы за пользование недвижимостью вузов составили 2, 3 млрд руб. (11 % от всех внебюджетных поступлений вузов). И это лишь вершина айсберга. По данным того же ведомства, московские и подмосковные университеты управляют 800 000 га земли и 8 млн кв. м помещений. Из них в аренду сдается 5 % в Москве и 2, 5 % в Подмосковье. Причем, как правило, ведущие столичные вузы сдают недвижимость, например, под офисы по заниженным в 1, 5 - 2 раза тарифам, то есть $156 - 208 за кв. м в год (данные Росимущества).
Федеральные чиновники уже не раз обвиняли администрации вузов в занижении арендных ставок с целью присвоить льготную разницу. С 1 сентября этого года городские власти запретили учебным учреждениям сдавать помещения по ценам ниже рыночных. Однако это нововведение вряд ли существенно уменьшит объемы коммерческой деятельности вузов. В их распоряжении остаются, например, студенческие общежития, которые сдаются по вполне рыночным ценам от $50 до $300 за комнату в месяц. По закону, при условии наличия свободных мест, сдача в аренду этих площадей не запрещена. Другая статья университетских доходов - сдача площадей под предприятия общепита. В прошлом году практически все крупные компании в сегменте quick service заявили о своем намерении открыть рестораны на территории вузов. По данным "Ростик Групп" , владеющей фуд-кортом "Ресторанный дворик" в МГИМО, "несмотря на то что цены в студенческой столовой невысоки, гарантированная большая проходимость около 2000 человек в день делает этот проект успешным с точки зрения возврата инвестиций". Это значит, что казна вузов снова пополнится доходами от недвижимости.

Зачислю в вуз. Дорого
Особым и весьма прибыльным бизнесом для вузов являются филиалы. По данным экспертов, высшие учебные заведения России управляют более чем 3000 филиалов. К примеру, Российский государственный социальный университет сейчас насчитывает более 70 филиалов и представительств, Московский Открытый Социальный Университет - 20 филиалов и представительств, Московский социально-гуманитарный институт (МСГИ) - 15 филиалов и 5 представительств, Международный институт экономики и права (МИЭП) - 33. Причем вузы строят свои филиальные сети по принципу франчайзинговых. В большинстве случаев затраты на создание и содержание региональных отделений университетов небольшие, а ставка за обучение почти не отличается от головного университета. При этом проблемным остается вопрос качества "филиального" образования. "Филиалы - это халтура. Абсолютное большинство из них не выдерживает никакой критики с точки зрения качества преподавания" , - говорит депутат Мосгордумы Евгений Бунимович. Два года назад Министерство образования начало лишать аккредитации некомпетентные вузы и филиалы, но процесс продвигается очень медленно. Впрочем, вузы часто сами закрывают свои филиалы, если те не приносят прибыли. Кроме того, российские университеты зарабатывают на предоставлении коммерческих услуг в интеллектуальной сфере. Например, Российский государственный университет нефти и газа им. И. М. Губкина выполняет фундаментальные и прикладные научные работы для ведущих компаний нефтегазовых отраслей промышленности, в ГУ-ВШЭ функционируют 12 научно-исследовательских институтов и центров, которые работают по заказам органов государственной власти и крупных компаний. По словам ректора Высшей школы экономики Ярослава Кузьминова, "ВШЭ способна получить от квадратного метра своей площади, задействованного по профилю, порядка $2000, и никакая аренда этого не возместит".
Но основной статьей доходов вузов по-прежнему остается плата за образование. За него в России уже платят более 50 % студентов, то есть около 2, 5 млн человек. По данным ВШЭ, общий объем легального рынка образовательных услуг (все финансовые потоки, поступающие в вуз) составляет $10 млрд. Из них $5 млрд относится к бюджетному финансированию и $5 млрд - к внебюджетным средствам вузов. Добавим сюда объемы теневого сектора и получим суммы, сопоставимые с оборотом крупного металлургического холдинга.
Таким образом, вузы вполне можно считать самостоятельными и высокорентабельными коммерческими структурами. По сути, они уже приватизированы собственным менеджментом. По словам Ярослава Кузьминова, "менеджмент в вузах неэффективен. Это люди, которые не умеют зарабатывать деньги. А те, кто умеет, часто делают это не для своего учебного заведения, а для довольно узкого круга людей". Однако ректоры не собираются отказываться от предпринимательства и "прикрывают" свою активную коммерческую деятельность проблемами недофинансирования со стороны государства. Их полностью устраивает участие бизнеса в образовательном процессе на уровне благотворительности. По существующему законодательству, частные предприниматели не имеют права вступать в договорные отношения с государственными высшими учебными заведениями, становиться их соучредителями, то есть напрямую участвовать в управлении вузами. Но вскоре эта ситуация может измениться.
Миллиардные обороты образовательных учреждений всерьез заинтересовали федеральные власти. Еще в прошлом году глава РСПП Александр Шохин предложил допустить бизнес к управлению учебными заведениями и предоставить компаниям, участвующим в финансировании образования, налоговые льготы. Похоже, теперь государство прислушалось к просьбам бизнеса. Государственная смета национального проекта "Образование" на 2007 год составляет 14 млрд руб.и впервые рассчитана на участие частных предпринимателей. Более того, наличие внебюджетных источников (спонсорских средств от частного капитала) должно стать обязательным условием на получение школами и вузами президентских доплат в рамках нацпроекта.
Другим стимулом для участия бизнеса в образовательных программах станет льготное налогообложение. Президент Владимир Путин уже одобрил идею создания системы эндаументов - специализированных фондов, финансирующих благотворительные и социальные проекты (в частности, в сфере образования). Взносы в эндаументы будут вычитаться из базы по налогу на прибыль.
Кроме того, недавно был принят лежавший в Думе больше года закон об автономных учреждениях (АУ). Юридическую форму АУ смогут принять вузы, которые решатся на частичную потерю госстатуса. Взамен они получат значительную коммерческую свободу и право на легальное коммерческое партнерство с бизнесом. По мнению экспертов, в скором времени образование может стать золотой жилой, и российский бизнес, похоже, не упустит возможность поучаствовать в разделе отрасли. Так, глава компании "Тройка Диалог" Рубен Варданян объявил, что сразу 14 российских компаний готовы инвестировать $100 млн в строительство бизнес-школы в Москве в рамках нацпроекта "Образование". Структуры "Базового элемента" Олега Дерипаски не первый год развивают проект льготного студенческого кредитования в ведущих российских вузах. Кроме того, Дерипаска недавно учредил и Высшую школу государственного администрирования при МГУ, которая станет готовить госчиновников. Другими словами, бизнес активно демонстрирует, что разбирается в проблемах высшего образования и в любой момент готов управлять средствами и имуществом учебных заведений. Однако вузы выступают категорически против подобного вмешательства и расценивают его как попытку недружественного поглощения. Несмотря на заинтересованность в инвестициях, некоторые ректоры опасаются, что бизнес начнет диктовать вузам свои условия. Пока ректорам хватает влияния, чтобы держать олигархов на расстоянии вытянутой руки, а другой рукой брать у них деньги. Они инициировали критику законопроекта об автономных учреждениях, который называют попыткой приватизации высшей школы. Президент РСПП и по совместительству президент ГУ-ВШЭ Александр Шохин предлагает оставить под контролем государства "золотую акцию" в АУ. "Тогда будет возможность оперативного вмешательства в дела учебного заведения" , - говорит Шохин. Ректор столичного университета, пожелавший не называть своего имени, уверил "К°" , что "золотая акция" не поможет, и бизнес больше заинтересован в правах на имущество вузов, а не в содержании образования. Противники реформы предлагают бизнес-сообществу развивать собственные коммерческие вузы, которые будут конкурировать с государственными. Возможно, сомнения и тревоги вузовского сообщества небеспочвенны, но процесс сращивания бизнеса и образования уже запущен.
Первым право соучредительства одного из ведущих вузов страны Плехановской академии получил глава "Базового элемента" Олег Дерипаска. Бизнесмен выделит за это "плешке" от $60 млн до $100 млн. Если эксперимент пройдет успешно, примеру Дерипаски последуют другие предприниматели. Тогда старой вузовской гвардии не поздоровится. Как заявил ректор Плехановской академии Виталий Видяпин, сотрудничество с "Базэлом" позволит создать "настоящий западный университет - не Оксфорд, а Стэнфорд, работающий на практикоориентированной основе со спортивным дворцом, кинотеатром, бутиками и парикмахерскими".