• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Образование в России стало де-факто платным. Коррупция в сфере образования

Говорит Москва. 4 июня 2010

Директор Института развития образования ГУ-ВШЭ Ирина Абанкина: «На мой взгляд, коррупция — это когда платят за то, чтобы не учиться, чтобы вам поставили незаслуженные вами оценки, которые дают право на несправедливое, внеконкурсное получение дальнейшего образования».

В гостях у Игоря Игорева Владимир Римский, заведующий отделом социологии Фонда «Индем»; Ирина Абанкина, директор Института развития образования ГУ-ВШЭ.

И.И. — Социологии Фонда ИНДЕМ представили данные о коррупции на всех уровнях в сфере образования: от начального до высшего образования. Это 40-страничное исследование. Средний размер взятки 20 тысяч рублей. Когда речь идет о таких деньгах, студенты и их родители не спешат бежать в милицию. Сейчас деньги чаще всего перетекают в карманы учителей, работающих на пунктах проведения ЕГЭ, репетиторов, местных чиновников от образования. Образование в России стало де-факто платным. Цифры шокирующие. Как они были получены? Не слишком ли их много? Речь идет чуть ли ни о 5 миллионах?

В.Р. — Это не наши цифры. К сожалению, у нас сейчас нет хорошего исследования коррупции в образовании. Здесь я сослался на данные МВД. Но цифры, как мне кажется, должны только ориентировать нас в степени опасности этого явления. Не важно, миллионы это или миллиарды. Главное, что это распространенное социальное явление. По данным МВД, не столько взятки, сколько нецелевое использование бюджетных средство есть в образовании. На мой взгляд, это надо считать тоже коррупцией. Я считаю, что надо привлечь внимание к этому социальному явлению и активно с ним бороться.

И.И. — Изменилось ли что-то с тех пор, когда проводился последний опрос?

В.Р. — С точки зрения научных методик я не могу сказать, изменилось ли что-то, потому что наш последний замер был в 2005 году. Но гипотеза, которая, по моим представлениям должна звучать, такова, что в образовании постоянно происходит рост коррупции по частоте проявления и по объемам финансовых потерь. Это подтверждается независимыми от нас данными. Это информация МВД, исследования коррупции в системе образования, с которыми я ознакомился уже после того, как этот доклад был представлен. В любом случае, это явление надо глубоко изучать. Я буду рад, если моя гипотеза не подтвердится. Вполне возможно, что это так, но пока нет никаких свидетельств тому, что она не подтверждается. Я считаю, что это надо обсуждать, изучать. Обязательно при принятии решений в системе образования надо учитывать то, что каждое решение должно снижать уровень коррупции, а не увеличивать его. Это второй посыл. К сожалению, многие принимаемые решения расширяют коррупцию, ее возможности и вероятность ее появления.

И.И. — Вы согласны с этими оценками?

И.А. — Я согласна с тем, что коррупция в образовании есть, что она не изжита. Действительно, ее размеры есть смысл исследовать, потому что есть очень мало свежих данных. Данные 2005 года не характеризуют сегодняшнюю ситуацию, они не отражают тех сдвигов, которые будут в ту или в другую сторону. Невозможно ссылаться на данные МВД, когда речь идет о нецелевом использовании средств, потому что МВД не занимается проверкой целевого или нецелевого использования бюджетных средств. Этим занимается, например, Счетная палата, надо на них ссылаться. Но нет данных об увеличении нецелевого использования бюджетных средств. Кроме того, это вряд ли стоит относить к коррупции. Говоря о коррупции, нам надо вычленить то явление, о котором мы говорим. Надо ли относить к коррупции любое репетиторство? Это спорный вопрос, потому что репетиторство, которое организуется на прозрачных основаниях, имеет право на существование по разным причинам. Может быть, ребенок не может справляться с темпами изучения программы, он мог болеть, отставать, потому что мотивация снижена. Но родители на платной основе могут договариваться готовиться к олимпиадам, тестам, в том числе, к ЕГЭ. Я бы не стала это относить к коррупции, потому что в этом случае платят учителям. Что, на мой взгляд, считается коррупцией? На мой взгляд, коррупция — это когда платят за то, чтобы не учиться, чтобы вам поставили незаслуженные вами оценки, которые дают право на несправедливое, внеконкурсное получение дальнейшего образования. Это оттесняет ребят, которые честно пытались освоить программу, получить результаты, которые они имеют. В этом смысле это коррупция.

И.И. — Чтобы сдать экзамен, надо заплатить. Без этого результаты экзамена не будут засчитаны.

И.А. — Возможно, есть ситуация выдавливания денег из родителей. Это большая общественная проблема, есть наша готовность платить, если из нас выдавливают деньги, создавая условия для поблажек. Мы готовы платить в школе, готовы платить врачам. Но я не склонна считать, что сейчас увеличивается размер платы, потому что мы все понимаем, что сокращаются доходы, надо быть внимательнее к деньгам. Там, где можно учиться бесплатно, надо максимально использовать все возможности. По результатам прошлого года мы видим, что есть большой демографический спад. Все коммерческие вузы остались без студентов, они есть только в самых сильных вузах, в очень престижных государственных вузах на 30-60 процентов снизился объем платного контингента. Есть 20 процентов вузов, которые недобрали студентов даже на бюджетные места. Сегодня и родители, и сами ребята становятся разборчивее, они с меньшей охотой расстаются с деньгами. Но это не значит, что себя изживает коррупция.

И.И. — Что происходит в школе? С незапамятных времен просили перечислять деньги в помощь школе: то на ремонт, то на охрану, то еще на что-то.

И.А. — Охрана так и осталась платной в большинстве школ. Перевести охрану на содержание за счет бюджетных средств имеет возможность заместитель директора по безопасности, который обязан организовать безопасность. Но остальное — это инициатива школы, согласие родителей, иногда их бурчание, а не согласие. Выбор довольно сложный. На мой взгляд, довольно сложно организовать безопасность в школе.

И.И. — Сложно сделать даже ремонт в школе. Родителей просят помочь не обязательно деньгами, предлагают нести все, что можно: краски, обои и так далее.

И.А. — Иногда предлагают поработать на ремонте.

И.И. — Есть и такое.

И.А. — В конце концов, и раньше родители помогали школе. Школьники убирали, осуществляли благоустройство.

И.И. — В детских садах многое необходимо, несмотря на то, что в Москве ситуация лучше, чем в регионах.

И.А. — Есть регионы, где ситуация с охватом дошкольным образованием лучше, чем в Москве. Есть регионы, где оно полностью бесплатно и обязательно с 5 лет, на предшкольной стадии, это Чувашия, Якутия, где сумели организовать практически полный охват детей дошкольным образованием. И это делается совершенно бесплатно. Но мы пока не можем изменить социальную норму, пока коррупция в узком понимании этого слова, то есть взяточничество, существует как социальное явление, в том числе, в образовании.

И.И. — Может быть, вы приведете еще какие-то цифры и данные? Опираясь на эти данные, не получается выстроить картинку. Понятно, что проблема есть, с ней надо бороться.

В.Р. — Что значит не получается встроить картинку? Если бы я мог меньше, чем на 43 страницах, описать коррупцию в образовании, я бы это, безусловно, сделал. Но это не получается. На мой взгляд, в самом докладе многое сказано. Я согласен с тем, что нельзя все считать коррупцией. У меня написано, что самая главная сложность заключается в том, что любое действие не только в образовании может быть коррупцией, а может не быть коррупцией. Репетиторство может быть коррупцией, а может не быть коррупцией. В каждом конкретном случае надо разбираться, а это не так просто сделать.

И.И. — Принятие закона о бюджетных организациях сильно повлияет на коррупцию?

В.Р. — Это касается не только бюджетных организаций. На мой взгляд, я написал очень корректно, что в этом законе есть признаки коррупции. Будут ли они реализованы? Мы, исследователи, аналитики, посмотрим. Но я считаю, что в законах, которые принимаются, не должно быть признаков коррупции, потому что уже есть соответствующие методики, которые позволяют избавиться от таких признаков. Например, в законе не описано четко, каким должен быть государственный заказ для учреждений образования. Это будет определяться каждый раз для каждой школы индивидуально. Вот здесь вполне возможна коррупция, потому что при сохранении номинальных государственных стандартов образования в каждой школе может быть свой стандарт, что недопустимо.

И.И. — То есть это возможность некоторые предметы, уроки сделать платными?

В.Р. — Коррупция — это неэффективное управление, при котором не выполняются декларируемые функции.