• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

ЕГЭ для России

Россия 1. 12 июля 2008

В: Здравствуйте. Вы смотрите программу "Национальный интерес", которая, как обычно в 11.20 выходит каждую вторую субботу на телеканале "Россия". Итак, закончился учебный год. Идет прием в техникумы и ВУЗы. А ЕГЭ спровоцировал новую волну споров и даже судов. ЕГЭ для России. Вот тема, которую мы обсуждаем в эфире программы "Национальный интерес" сегодня. Ну а герои этой программы — главные по ЕГЭ в стране. Руководитель федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Рособрнадзор Любовь Николаевна Глебова. Директор средней школы № 2 в городе Великие Луки Псковской области Игорь Олегович Кремков. Заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы Е.А. Ямбург. И проректор Государственного университета — Высшей школы экономики профессор Г.Г. Канторович. Итак, ЕГЭ буквально железной рукой вводится в России. С будущего года он станет обязательным. Эксперимент, который длился с 2001 года, закончен. Это настоящая шоковая терапия. Бывает шоковая терапия в экономике, это шоковая терапия в системе образования. Это моя оценка, вы можете ее оспорить. Мой первый вопрос для вас — ЕГЭ для России это благо либо зло? Понятно, что мы рассуждаем в створе национальных интересов, поэтому вот, собственно, в этом залоге мы сегодня и говорим. Так благо или зло, кто готов начать первым?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Если я главная по стране, то тогда, наверное, ответствовать мне в первую очередь. Ни категория блага, ни категория зла, это закон, который принят, принят по итогам эксперимента, который шел в течение 7-ми лет со всеми ответвлениями и изворотами, а для меня лично ЕГЭ это большое окно возможностей. И в это окно, я думаю, если хочет заглянуть человек, найдет там очень много возможностей. А если хочет закрыть его створки, то тогда это уже выбор самого человека.

В: Прекрасно. Значит, вы можете поддерживать тех, кто согласен, поддерживать аплодисментами, кто не согласен из наших зрителей, то запоминает и задает вопросы, такая возможность будет в следующей части нашей программы.

В: Итак, вы отказались оценивать ЕГЭ в категориях добра и зла. Кто-то готов поддержать эти категории? Либо тоже ни то, ни другое, а просто холодно и отстраненно такое с космическим безразличием — это закон?

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Я бы так не сказал. Мне та форма, и та ситуация, которая сегодня происходит, напоминает коллективизацию сельского хозяйства со всеми вытекающими последствиями с полуунификацией. Не может быть одного инструмента, с помощью которого можно оценить ребенка. Это первое. Второе. ЕГЭ задумывался как инструмент не образовательной политики, а посторонних для нее целей. Первая, это фискальная цель — ликвидировать взятки и прозрачность образования при поступлении в вузы. И сделать социальный лифт для того, чтобы ребята из провинции могли поступать. Это очень благородные цели. Но в какой мере они решены, не судить. Это может судить прокуратура, если говорить о взятках, переместились они, остались, и социологи, которые будут оценивать. Но с точки зрения содержания образования это чревато разрушительными последствиями, потому что один жанр — это обучать наукам, а другое дело — дрессировать на тесты. А эта ситуация развивается в стране.

В: Понятно, спасибо. Спасибо, тоже своя порция аплодисментов. Я понял, что коллективизация и разрушения — это все же такие термины, которые больше связаны со злом. Вы, мягко говоря, скептик в отношении ЕГЭ. У нас будет возможность расшифровать ваши позиции. — У вас зло или благо?

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Мне кажется, что не стоит говорить в рамках благо или зло, но если уж говорить. Но если уже говорить очень кратко, я не согласен с уважаемым Евгением Александровичем, что форма контроля уничтожает систему образования. К сожалению, самое опасное в результатах ЕГЭ этого года — это сигнал, что у нас больна система образования, что ее надо лечить. В этом смысле бесполезно говорить, благо лекарство или нет.

В: Я понял, что больная система образования сопротивляется постановке диагноза.

ИГОРЬ КРЕМКОВ (директор школы №2, г. Великие Луки Псковской обл.): Мы находимся немножко в другой ситуации. У нас уже ЕГЭ идет семь лет. И с этой колокольни могу сказать, что так, как раньше жили, жить уже невозможно. И вернуться к старому невозможно. И альтернативы ЕГЭ нет. Пока на данный момент. Будут, будем принимать. Я считаю, что только так. Если появятся новые формы контроля, ради бога.

В: Хорошо, почему учителя так боятся ЕГЭ и так сопротивляются? Просто потому, что они обучают, а проверяют другие?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Я думаю, что мы запугали их тем, что оценка по ЕГЭ — это оценка квалификации учителя. Это далеко не так. Сам по себе ЕГЭ всего лишь инструмент, безусловно, не единственный. Все далеки от мысли, что это единственный инструмент оценки индивидуальных достижений учащихся. Я думаю, что много мифов вокруг ЕГЭ, сложенных в результате того, что то ли это кому-то хочется, то ли кто-то хочет перевести это в какую-то другую политическую игру. И в этом смысле, конечно же, мифы о ЕГЭ надо развеивать.

В: Можете буквально загнуть пальцы и сказать, вот есть там три мифа главных по ЕГЭ.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Да, есть. Я думаю, что их, наверное, не три...

В: Пять мифов.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Да, может быть. Я думаю о том, что ЕГЭ это единственный инструмент — это миф. ЕГЭ — это смерть для ребенка — это миф. ЕГЭ — это ... как вы сказали? Коллективизация — это миф. Я думаю, что перечень этого может быть таким длинным, что я займу всю программу.

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Один прозвучал сегодня. ЕГЭ сегодня это не тест. В русском понимании. Это экзамен, сочетающий различные формы, и второй распространенный миф — ЕГЭ это не инструмент для отбора талантливых школьников. У него другая задача. Вот я добавил к тому.

В: Какая задача в ЕГЭ на самом деле?

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Вы знаете, я диву даюсь. То, что вы называете мифами, когда берется либеральный инструмент, а это инструмент либеральный, и попадает в руки советского по ментальности чиновника, дубина народной войны поднимается очень серьезно. Уже начались соревнования между регионами, между школами, и ваш предшественник уважаемый Болотов правильно все время говорил. Нельзя сравнивать школу по результатам ЕГЭ. Но ведь у нас же суверенная демократия. И каждый суверен — начальник управления — делает свои выводы. Уже снимаются директора, уничтожаются учителя, которые не дали высоких результатов ЕГЭ. Мы же знаем нашу систему. Ни какой это ни миф, это реальность, к сожалению.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Евгений Александрович, ... другое, за то, что они нарушают процедуры, в которых должен осуществляться ЕГЭ, к сожалению, за...

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Да не только, не только, и за это тоже, это тоже не хорошо. Но мы говорим о другом сейчас. Но разве можно сравнивать между собой школы, а это происходит по ЕГЭ, школы небольшого поселка с маргинальным населением и элитную гимназию. Как можно сравнивать? Вот представьте себе, у меня душа болит за детей, которых мы на ЕГЭ часто просто сегодня закатываем в асфальт.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Евгений Александрович, скажите, а где сравнивают?

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Я расскажу, где сравнивают. Вы знаете, конечно, мне довольно грустно сейчас, я не назову имена, фамилии, явки, потому что это всегда очень опасно для регионов. Я просто, мне пишут письма, я знаю, как это происходит в регионах. У нас же отчетность великолепная, это используется как инструмент давления на школу.

В: Ну вы что? Вообще против как бы критериев оценки в таком случае образования, фактически же ЕГЭ это просто инструмент.

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Нет, я не против критериев. Инструмент грубый, топорный инструмент, потому что, на самом деле, огромное количество детей с очень большими проблемами идут сегодня, у нас всеобщее обязательное образование. Если мы берем ребенка с дислексией, дисграфией, это не олигофрен, не даун, он пропуски букв делает. У нас специальных программ нет, как в Америке. И мы берем его. Он делает на входе 60 ошибок, а на выходе 10. Это огромная динамика развития ребенка. Но с точки зрения ЕГЭ все равно 2. А если при этом у него избирательные способности, там: живопись, к истории и т. д. Он никогда не поступит.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): С точки зрения ЕГЭ — это 8 категорий детей, которые имеют ограниченные возможности, которые отдельно прописаны в законе. У них и щадящий режим предусмотрен, и возможности традиционные.

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Здесь меня не спутаете никогда. Я просто лучше это знаю. Это дети абсолютно нормальные. Это не дети с олигофренией. Дислексия, дисграфия — это особенности. Ни в каком законе они не прописаны.

В.: Спасибо большое, дорогие друзья. Это очень интересная завязка нашей программы. Мы продолжим наш разговор сразу после короткой паузы. Сегодня тема ЕГЭ.

В: Мы продолжаем программы "Национальный интерес", где мы говорим о ЕГЭ. Единый государственный экзамен становится законодательной реальностью уже с будущего года. По итогам этого учебного года, сейчас проходят суды, апелляции, скандалы, такой шлейф тянется за ЕГЭ. Тем не менее, ЕГЭ вводится железной рукой в государственную систему образования. Один из мифов: Как проходит ЕГЭ, можете просто сказать, в норме, и вы затронули исключения, и какие исключения существуют из этого для исключительных детей, назовем их так?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Мне не известно о судах, где разбиралась бы процедура и итоги ЕГЭ. Апелляционные процедуры идут, они заложены в законе. Чем больше их будет, тем лучше. Что означает веру людей в то, что они могут подтвердить или не подтвердить объективную картинку. ЕГЭ проходит абсолютно нормально. ЕГЭ проходит в соответствии с правилами.

В: Какова процедура? В двух словах, что это такое?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Процедура, это когда выпускники из разных школ в пункте приема экзамена собираются, распределяются по максимуму, по 15 человек. Это совершенно незнакомые друг другу люди, как предполагается. Организаторами в этой аудитории в пунктах приема экзамена является не их учителя. Это, как правило, те люди, которые тоже их не знают. И, собственно, идет процедурно вскрытие контрольно-измерительных материалов, далее идет работа ребят, в соответствии с фиксированным временем, отведенным на тот или иной экзамен. У каждого персональный контрольно-измерительный материал. Экзаменационный лист, а попросту экзаменационное задание.

В: И в этом экзаменационном листе есть три типа заданий.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Да, есть А, В и С. Каждый который имеет свои правила. Ребята знакомятся с правилами ответов, вот очень часто именно эту процедуру и называют натаскиванием на ЕГЭ. Это к вопросу о мифах.

В: Ну это А — нужно просто поставить там плюс минус, выбрать из вариантов, а С — это уже развернутый ответ в письменном виде.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Развернутые ответы, которые оценивают эксперты, для того, чтобы иметь возможность изложить свою способность мыслить и излагать.

В: Хорошо. ЕГЭ это ведь только для честных? Мне рассказывали, что приходит учитель, стоит в туалете, тот, кто учил, да, и к нему выходят, и он им что-то такое там подсказывает. Вот как это возможно?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Вы знаете, ЕГЭ честный потому, что впервые в процедуре ЕГЭ вот эти случаи, о которых вы говорите, становятся проблемными. Вспомните много лет назад, кого вообще интересовало, что учитель ходит по рядам и показывает ребенку правильный ответ. Вообще не было предметом интереса. На сегодняшний день каждый факт, который нарушает процедуру ЕГЭ, является скандалом в стране. Это прекрасные скандалы. И невозможно не оценить значение этих скандалов для будущего нашей страны.

В: ЕГЭ делает страну честнее, или нет?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Честнее, безусловно.

В: Делает страну честнее, да? И изменит страну, и сделает ее более честной?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Я думаю, что это забота всех нас.

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Сам ЕГЭ не изменит страну, но способствовать этому будет.

В: Хорошо, как ЕГЭ изменит страну, изменит ли?

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Никогда он не изменит, потому что дело не в ЕГЭ, во-первых. Во-первых, о процедуре прохождения. Понимаете, я диву даюсь, я понять не могу, что происходит. Ведь там идет сложный пересчет шкал оценок, с 60 на 100, 100 в 5-балльную, потом вузы. Ну, в какой нормальной стране, объясните мне, шкала пересчета стала известна после начала экзаменов?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Во всех странах так.

В: Во всех странах так?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Да, это технология такая.

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Ну, может быть, не знаю. Мы любим взять, с Казахстана особенно, они впереди планеты всей. Скажите мне, пожалуйста, вузы до сих пор не дают своих шкал оценок. Как же надо не любить детей, чтобы вот так всю ситуацию взорвать изнутри.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): По закону, до 1 июня они обязаны это сделать, и сделают это.

В: Это Высшая школа экономики, да?

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Это особая история. Кстати, Высшую школу экономики я хорошо знаю. Ведь они же умно и хитро поступают. У них есть олимпиады, по которым они отбирают сливки общества по всей стране, и для них, действительно, ЕГЭ не является единственной формой.

В: Следовательно, никто ЕГЭ и не навязывает в качестве единственного измерительного инструмента. Значит, такая возможность есть. Правильно, расскажите об этой практике, пожалуйста.

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Совершенно верно. Это все записано в сегодняшних законах, надо только ими правильно пользоваться. Победитель всероссийский, региональных олимпиад, ряда ВУЗовских олимпиад, здесь как раз меняется законодательство. По сути это есть, принимается без экзаменов.

В: Без учета ЕГЭ?

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Без учета ЕГЭ. ЕГЭ ведь две функции выполняет: это завершающий экзамен средней школы и инструмент для поступления в ВУЗ. Раньше мы его сдавали два раза. Вернее не мы, наши дети. Но, мне кажется, вот то, о чем говорил Евгений Александрович, это как раз вот ключевая ситуация. Не в том, как подводятся итоги, вот то, что Вы вспоминали, психологически в процессе обучения есть учитель и ученик. Он диктует, он оценивает. А вдруг появился третий человек, объективный, со стороны, который дает свою оценку.

В: Кто знает, что объективное?

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Эта машина, это эксперт, который не знает. Об этом-то и надо говорить.

В: Проверяют анонимы и поступают анонимные работы.

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): И проблема, которая возникла по результатам ЕГЭ этого года, когда по некоторым предметам он стал массовым. У нас две оценки. Первая по математике, говорит ЕГЭ, что 23,5% наших выпускников не освоили программу средней школы. А что говорит традиционная оценка: они все доучились, у них все тройки, они освоили.

В: Это было вранье, на самом деле. ЕГЭ вскрыл вранье, да?

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Они считают, что они 11 лет учились. Родитель считает, что ребенок замечательный, все у него хорошо. Такой сигнал давала система образования. А теперь ему говорят: э, нет, твои десять лет пропали зря. Об этом надо говорить: кто дает правильную оценку?

В: Но это трагедия?

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Я считаю, что трагедия в системе образования.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Вы знаете, я считаю, что это, безусловно, трагедия, знаете, в каком смысле?

В: Да?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Вот когда мы с ней сталкиваемся? Когда начинаем не психологический климат во время ЕГЭ изучать, а когда последствия катастроф в результате взрыва, когда врачи в силу своей непрофессиональности, некомпетентности вдруг отрезают руку.

В: То, что не нужно.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Да. У нас, когда мы эти случаи вскрываем, и это количество крови считаем, может быть, вспомним, что он не профессионален в силу того, что когда-то ему его объективную картинку на "двоечку" натянул учитель на "троечку", ну чтобы аттестат получил.

В: И это стало проходным балом.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): А потом в вуз пришел, потому что там недобор был, потому что мама с папой позаботились. А он пришел и учился с такими базовыми возможностями школы, такой врач получился, такой водитель паровоза получился. Почему мы на эту сторону не смотрим? Не в этом ли наша национальная безопасность? Мы обязаны смотреть на то, какой уровень знаний мы имеем.

В: Т.е. ЕГЭ — это инструмент национальной безопасности. Да, пожалуйста.

ИГОРЬ КРЕМКОВ (директор средней школы№2 в городе Луки Павловской области): Я хочу вот именно об этом продолжить. Давайте вернемся чуть-чуть назад. Когда не было еще ЕГЭ, у нас не проводилось. И возьмем простой экзамен. Русский язык, т. е. сочинение и математику контрольную. Как всем известно, пришли ребята, сели, расселись, все вроде бы все соблюдены все правила, и стоят 10 машин около школы. Открыли конверт, и 10 машин пропали. Через полчаса, через час уже 40 машин. И все дети пошли в туалет. И самая главная задача учителя, чтобы одно и то же сочинение не написали два ребенка. Это катастрофа же. Если мы говорим о знаниях. Второе, если ЕГЭ, мы говорим, да, это объективная оценка знаний ребенка. Да, я считаю объективная. Почему? Потому что в старой системе у нас было субъективное. Каждый учитель. Тот учитель, который учил, тут же и принимал экзамен. Следовательно, он сам себе ставил оценку. И кто из нас поставит себя отрицательную оценку за работу?

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Как бы две я хотел бы отметить. Во-первых, безобразно проходила процедура по апеллированию. Работы детям не показали. Черновики были уничтожены. Процедура проходила безобразно в этом году. Понять ничего было нельзя. Но это техника. Но мне кажется, мы переводим стрелки. Я чуть не заплакал от неквалифицированных врачей. Я что Вам хочу сказать. Ведь если государство левой рукой делает одно, а правой другое, Вы всегда это будете получать. Посмотрите. Мы ввели закон о всеобщем государственном образовании, и я двумя руками за этот закон. Учить надо всех 11 лет. И с этой позиции для того, чтобы дети, действительно, и зрели и т. д., та учительница, которая подбирает со дворов детей, которые учат всех, она выполняет свою социальную функцию. Она немедленно будет разоблачена или через ЕГЭ, или через аттестацию, потому что не все эти дети обучаемы, и значительная часть этих детей не обучаемая. Тогда возникает вопрос. Ведь вранье не потому шло, что хотели ставить тройки. Запрещали ставить тройки.

Сегодня это выявилось. А что вы выявили, что часть страны не обучаема по этим стандартам? Кто же строит дом с крыши, с выпуска? Теперь, куда вы денете тех детей, которые сегодня, ну скажем, не могут поступать в вузы? Система профтехобразования разрушена старая, бизнес что-то не особенно стремится. Мы на улицу их выкинем? Здесь есть системные вещи. Нет такой волшебной палочки, такого инструмента, такой дубины народной войны, как ЕГЭ, который решит все эти проблемы в комплексе. А решать их надо в комплексе, на самом деле.

В: Да. Вот, кстати, социальная функция образования. Вот как это все сочетается с ЕГЭ?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Я вполне разделяю взволнованность Евгения Александровича. Безусловно, в связи с тем, что всеобщее образование, общее образование, о котором мы говорим, безусловно, нужное, почему-то всегда воспринимали как возможность дальнейшего высшего профессионального образования. И в этом смысле, конечно же, нам нужно будет очень, вместе с вами, глубоко посмотреть на то, что же такое итоговая аттестация, формой которой является единый государственный экзамен.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Очень разделяю вот эту взволнованность и считаю, что нам предстоит ответить на вопрос, что такое двойка в итоговой аттестации. Это лишь невозможность ребенка дальше идти и получать какую-то профессию через высшее образование ...

В: В этом году.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Это правильно. В этом году мы защитились плюс одним баллом по трем предметам. Значит, вопрос в другом. Вопрос следующего шага. И если мы готовы, с одной стороны, понимать, что ЕГЭ дает нам объективную картину, то мы, кажется, в этом уже все собеседники соглашаемся, но посмотреть, какие социальные последствия, так давайте смотреть, так давайте просто положение о едином государственном, об итоговой аттестации пересмотрим. И посмотрим на то, насколько сегодняшнее положение объективно отражает действительность. Это в наших руках. Это нормативно-правовая база, которая никогда не может быть константой.

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Но есть еще одна очень серьезная вещь. Вот особенно социально незащищенные слои раньше шли в средние технические учебные заведения. И, кстати, была, ведь дети развиваются, и подростки, неодновременно, гиперахронно. И девочка, которая кончила педагогический колледж, потом имела право поступать на второй, третий курс педагогического института, то же самое инженерный колледж. Если сейчас, а к этому идет дело, будет единственная форма ЕГЭ, то те, кто получат среднее образование, оно станет тупиковым для этих ребят, они никогда не поднимутся. Это тоже огромная опасность.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Вопрос о тех ребятах, которые получают среднее профессиональное образование, безусловно, вопрос очень важный. Является ли ЕГЭ единственной формой, мы уже ответили.

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Нет.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Безусловно, нет. Какая будет наиболее удобна для этой категории, это тоже вопрос положения об итоговой аттестации. Это не меняет самой сути закона о едином государственном экзамене.

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Если можно, я тоже разделяю ваш подход, Евгений Александрович, что комплексные должны быть меры по лечению системы. Но для того, чтобы выработать комплексные меры, мы должны знать реальное положение, или мы будем судить, вот мы вроде догадываемся так, а я догадываюсь так. Давайте лучше мы посмотрим на объективные цифры. Вот такие. И, исходя из этой пропорции, исходя из этой ситуации, будем вырабатывать комплексные меры. Это ж гораздо легче. Зачем мы обманываем детей.

В: Честно посмотреть на реальный уровень образования выпускников этого года. Он какой получился? Сейчас что мы сейчас увидели? Вот в этом году.

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Вот я характерный предмет, который я знаю хорошо и который там знаю, вариант ЕГЭ — это математика. Это не гуманитарные предметы, где идет спор о качестве контрольно-измерительных материалов. Я что-то не слышал ни от одного человека, а у нас большое сообщество профессиональных преподавателей математики, что занижена двойка. Что эти 23% связаны с тем, что трудные задания. Все говорят трудный вариант. Мы последние С5, С3, С4 двоечники, троечники никогда не решают. А вот то, что они получают двойку по этой легкой части, это означает, что, к сожалению, эти люди не готовы сегодня получать высшее образование. Чуть-чуть демагогии. У нас высшее образование бесплатное в основном. Это за наш с вами счет, коллеги. Мы налогоплательщики. И поэтому, извините, если человек не готов, может ему дать правильный сигнал, он год позанимается и придет. Вот я об этом, что качество да, извините.

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Как мы не обращаем внимание? Вот я же реальный директор, практически. Уже появилась категория детей, я сейчас не о математике, которая получает, это правда, 100 баллов по русскому языку, часто получают 100 баллов, а сочинения выше 3 не пишут. Это серьезная история. Это по-другому затачивается образование.

В.: Вы знали такие случаи реально?

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Да, конечно.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Коллеги, трудно оценивать то, по поводу чего с Евгением Александровичем, не знаю, что он о каком случае конкретно говорит. Я бы вернулась все-таки в тему очень точного вашего вопроса, что такое итоги ЕГЭ в этом году. Коллеги, я ж хотела все-таки напомнить, что закон вступил в силу. Эксперимент закончился в 7-м году, и мы в переходном периоде. Мы на сегодняшний день еще не имеем той картинки, которую будем иметь по всем срезам. По математике у нас сдавали 83 региона. Поэтому там максимальный охват. И он обязательный для всех. Русский язык сдавали 77 регионов. А вот все остальные предметы по выбору, когда мы пытаемся судить, и говорим, например, о знаниях по литературе — это все-таки некая условность, которую мы должны с вами понять. Предмет по выбору, последний защищенный предмет, к которому присоединился плюс один балл. Знаете, кто пошел сдавать литературу? Литературу пошли сдавать те, кто помнит о том, что есть возможность, ничего не делая, чистый листок сдавая, ничего вообще не предпринимая, получить "тройку" желанную по литературе. Зачем я пойду на экзамен?

В: Ну да, это система "два плюс один", да.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Конечно. И поэтому в этом смысле 25 % по литературе не есть объективная картинка знаний. Мы скорее сегодня говорим об этом инструменте, который будет, скажем так, при полной выборке репрезентативен.

В: И это будет в будущем году?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Это будет с 1 января 9-го года.

В: Спасибо большое, дорогие друзья. На этом мы завершаем эту часть нашей передачи "Национальный интерес", где мы говорим о ЕГЭ. У наших зрителей в студии накопились свои вопросы, и мы их услышим, как и ответы, буквально через минуту-другую.

И так ЕГЭ в створе национальных интересов. Вот тема нашей сегодняшней программы. Зрители в студии. Да, пожалуйста.

АРКАДИЙ (философ, преподаватель философии): Вы знаете, на сегодняшний день ситуация в нашем образовании катастрофическая, больная. У нас расплодилось огромное количество коммерческих и непонятно какого уровня ВУЗов, где люди просто покупают диплом. Я знаю как преподаватель, что на сегодняшний день огромное количество студентов в Москве не знают дат ВОВ, не знают, с какого события событий отчислений и т. д. Я хочу понять, как, во-первых, будет система ЕГЭ способствовать повышению нашему образованию? Во-вторых, может быть, такой же принцип имеет смысл применить и к ВУЗам, раз уж ввели такую систему, пускай она будет двойная.

В: Оценки высшего образования. Да.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Прекрасный вопрос. За него спасибо.

В: Мечтаем услышать прекрасный ответ.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Я надеюсь вас не разочаровать. Мы сегодня уже не спорим, что он нужен нам для оценки знаний в общей школе. Мы готовы уже разрабатывать способы его применения в высшей школе. На самом деле элементы, это уже есть в высшей школе, и мы при оценке качества знаний, так называемых аккредитационных процедурах, это используем. Но я это рассматриваю как поддержку этой формы для оценки качества знаний. И будем стремиться вводить это в высшую школу, правильно?

В.: Устраивает?

ЗРИТЕЛЬ: Не совсем. Потому что не совсем понятно все-таки, какова сама процедура. У меня есть абсолютное убеждение, что.

В.: Процедура ЕГЭ вас интересует?

ЗРИТЕЛЬ: Сама процедура.

В.: Мы только что об этом говорили.

ЗРИТЕЛЬ: Есть реальное ощущение, что большое количество людей, реально талантливых, останутся за бортом и не будут не только допущены к высшему образованию, даже.

В.: Я понял. Это так?

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Это два разных аспекта. Только что вы сказали про тех, кто покупает дипломы и попадает. А теперь говорите про тех, кто не попал.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): В этом году меньше тысячи человек по итогам ЕГЭ, так называемые 100-балльники. Кстати, очень многие из них пересекаются с победителями региональных и...

В.: А, кстати, мне кажется, что вы слушали не совсем внимательно. О процедуре мы говорили, раз. И потом мы говорили о том, что ЕГЭ не единственная форма оценки знаний. Есть Олимпиады и можно учитывать. Мы об этом говорили. Я надеюсь, что все об этом уже услышали. Я прошу всех, кто внимательно слушает, задать свой вопрос. Пожалуйста.

КАЗАКОВ АЛЕКСАНДР (эксперт, идеолог движения "Местные"): Меня все-таки такое впечатление не покидает, что это идеологическая диверсия против нашей страны, которая длится довольно давно. Это не вопрос, это мое ощущение. А вопрос заключается в следующем. Слава богу, и народу нашему, что у нас демократия в стране, 7 лет длится эксперимент. Результаты его народу неизвестны. А если вопрос касается ребенка, то это касается каждого гражданина России. Вопрос, почему по такому глобальному вопросу для страны и для каждого россиянина не был проведен референдум?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Все итоги эксперимента были доложены при обсуждении законопроекта депутатам Государственной думы, его верхней и нижней палате. Именно в связи с этим и был принят закон.

В: Это представительский орган.

КАЗАКОВ АЛЕКСАНДР (эксперт, идеолог движения "Местные"): У меня ребенок в этом году сдавал ЕГЭ. Родители в состоянии фрустрации находятся полгода. Чем они заслужили эту радость?

В: Почему в состоянии фрустрации, в чем дело? Потому что объективно оценивают знания вашего ребенка, в чем дело?

КАЗАКОВ АЛЕКСАНДР (эксперт, идеолог движения "Местные"): Дело в том, что 11 класс и школы почти не учатся, они целый год готовятся к ЕГЭ.

В: Хорошо, а что?

КАЗАКОВ АЛЕКСАНДР (эксперт, идеолог движения "Местные"): Тогда зачем нам 11-летнее образование. Надо учиться.

ИГОРЬ КРЕМКОВ (директор средней школы№2 в городе Луки Павловской области): Это плохо, это очень плохо, что они не учатся и готовятся к ЕГЭ целых полгода. Давно пора уже перейти на другой принцип работы. Мы уже перешли. ЕГЭ проводится несколько лет, и результаты ЕГЭ как раз используются в качестве, во-первых, и материалов. Второе, каждый учитель может отследить, какая у него тема западает, на какую тему обратить ему лично внимание, потому что срез возможен, как класс, школа, муниципалитет. Это все отслеживается.

В: Готовиться к ЕГЭ все равно нужно.

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Ежегодный отчет о результатах ЕГЭ висит и доступен вам на сайте, например, ЕГЭ ... ру. Смотрите, раз вы интересуетесь. И второе, дети уходят из 11-го класса известно в экстернат и готовятся к поступлению в вуз. Это не специфика ЕГЭ, это специфика состояния 11-го класса в большинстве школ.

В: Да, пожалуйста. У нас много вопросов. Да, пожалуйста.

ЗРИТЕЛЬ: Генрих Тарасевич, бывший в прошлом госсоветник.

В: Вопрос.

ЗРИТЕЛЬ: Вопрос такой. Доктор Канторович отметил, что результаты этого ЕГЭ говорят о крупных недостатках в системе образования. В связи с этим, не нужно ли так подумать о возврате к системе Министерства народного образования? Т.е. выделить из общего Министерства в сущности школу? А сейчас Министерство занимается детьми и бакалаврами, и магистрами.

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Знаете, не знаю. Специалисты, я вот не специалист в организации государственного управления, могут, опираясь на объективные результаты рассмотреть и такую возможность. Я не готов это сказать.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Если, ну, во-первых, я думаю, что это очень правильно, что результаты ЕГЭ можно рассматривать для принятия каких-то управленческих решений. И если то решение, о котором вы говорите, поможет.

В: Министерство народного образования, которое занимается только школами, да.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Я здесь не эксперт, да, народного, не народного. Министерство образование, оно вот сегодня занимается вопросами образования в той мере, которые в соответствии с его положением ему положено.

В: И науки.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Другой вопрос о том, что мы, имея другой взгляд на ЕГЭ, на результаты ЕГЭ, как основы для принятия управленческих решений. Я думаю, что это большая находка для взгляда на ЕГЭ.

ИСТОРИК: Любовь Николаевна, скажите, пожалуйста, как на основе ЕГЭ, какие новые требования к лицензированию аттестации в высших учебных заведений будут проведены?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Вы знаете, прямой связи я пока не могу вам сформулировать, положение о лицензировании аккредитации высших учебных заведений связано лицензирование с условиями образовательной деятельности, качества с качеством знаний. Там тоже есть тестирование. Но прямой взаимозависимости по этому поводу нет. Единственное, что в ВУЗы придут более подготовленные ребята.

ШАУРИН АНДРЕЙ (помощник первого зам. главы администрации г. Троицка Моск. обл., руководитель "Молодой гвардии" в г. Троицке): Вот мы говорим о национальной безопасности, вот сказали про врачей, ноги отрезали и т. д. Но не получится так, что вы приняли закон. 122-й, принимается закон. Теперь принимается закон по ЕГЭ. Вы все знаете там подводные камни, вот эти и во-вторых, у меня к вам вопрос конкретный. Какая была информация передана, вот смотрите, сколько учатся школьников. У каждого есть родители. Какая конкретно была информация, что такое ЕГЭ, как ЕГЭ вакуум, просто вакуум. Никакой информации.

В: Родители не знают, что такое ЕГЭ? Но есть сайты, масса статей.

ШАУРИН АНДРЕЙ: Ничто никак не объяснялось, ни что ни как не доводилось.

В.: Да, пожалуйста. Что, информация скрывается?

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Абсолютно нет.

ЗРИТЕЛЬ: А принимаются то одни и те же решения, извините. Вы задали вопрос, Любовь Николаевна, вы задали вопрос такой, а профтехучилища, мы примем механизм. Когда, какой механизм примете? Опять получится также как с ЕГЭ. Никому ничего не сказали и все.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Дмитрий, мне кажется, очень важно обратить внимание.

В.: Никому ничего не сказали — вот главный тезис, да? Действительно ли это так, никому ничего не сказали?

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): При всех недостатках, которые могут быть у ЕГЭ, ни один социальный сдвиг не готовился так долго, 7 лет, столько не вкладывалось публичности. Я не чиновник. Поэтому я со стороны это оцениваю. Это вопрос к администрации.

В.: Ввести все на сайты, правильно?

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): На сайты, да.

В.: Загляните. Никому ничего не сказали?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Я хотела другой аспект этого вопроса поднять. Уважаемый коллега, как представитель молодой гвардии, такого нашего партийного молодежного звена, безусловно, мог бы поднять вопрос в партии, которая большинством голосов, в которой был принят этот закон. Поэтому, я думаю, что у вас максимально большие возможности. И когда говорите: вы приняли закон — я думаю, нужно быть корректным.

В.: Да, тем более вы сами в этой партии. Пожалуйста.

ИЛЬЯ ВЕЛИЧКО (молодежное движение "Победа" в республике Коми): Ну, я не согласен с Любовью Николаевной о том, что машинист, не сдавший литературу, например, пустит под откос поезд, или врач, не сдавший русский язык, что-то не то отрежет.

В.: Такого утверждения не было.

ИЛЬЯ ВЕЛИЧКО (молодежное движение "Победа" в республике Коми): Ну, некоторые.

В.: Так, одну секундочку, вы спорите с тем, чего не было сказано.

ИЛЬЯ ВЕЛИЧКО (молодежное движение "Победа" в республике Коми): Совершенно о другом.

В.: Вопрос-то?

ИЛЬЯ ВЕЛИЧКО (молодежное движение "Победа" в республике Коми): Мое мнение такое, что ЕГЭ, прежде всего, уничтожает демократию в России. Вопрос один.

В.: Хорошо. Где связь? Трудно комментировать, да. Да, пожалуйста.

ПАВЕЛ СТРЕЛЬНИКОВ (курсант четвертого курса военного университета): Любовь Николаевна, хотел бы узнать вот такую информацию, вот вы сказали то, что это широкое окно, да? Для выпускников школ? Но как это может быть широким окном, когда люди получают разное образование по всей стране из-за учебников, какой-то другой материальной базы, а требуют определенного уровня и он достаточно высок.

В.: А требуют стандартные знания, да? Игольное ушко скорее, да? Пожалуйста. В каком смысле широкое окно?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Ну во-первых, я назвала это окно возможностей и не только для школьников. А с точки зрения заданного вами вопроса. Я считаю, что только ЕГЭ в тех контрольно-измерительных материалах содержит вопросы, в которых есть возможность оценить знания всех разделов образовательной программы. А по какому учебнику его учили? Это уже право выбора учителя, мы дали это право ему. Пусть он сам выбирает. Это все учебники, которые говорят про одно и то же.

В: Окно еще и в том, что сейчас больше выпускников сельских школ поступило в ВУЗы.

ИГОРЬ КРЕМКОВ (директор средней школы№2 в городе Луки Павловской области): Я сейчас хочу именно про окно и сказать. 15 лет из Псковской области не поступали в высшую школу экономики. И за один год поступили 5 человек.

В: Да вот это окно, пожалуйста, да.

НАТАЛЬЯ (движение "Местные"): Вот судя по сегодняшним словам наших гостей, можно сделать вывод такой, что нам еще немножечко надо подождать, и все устаканится. Будет понятны результаты, будут понятны процедуры. Но образование менялось уже на протяжении с начала 90-х. Оно менялось и продолжает меняться. И не столкнемся ли мы с тем, что когда мы дождемся того, что наша молодежь будет способна только галочки в клеточках ставить. А говорить, как на устном экзамене, все разучатся.

ИГОРЬ КРЕМКОВ (директор средней школы№2 в городе Луки Павловской области): Устный экзамен, извините, на экзамене вы не научитесь говорить. Учиться нужно говорить было 11 лет. А за один экзамен не научишься.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Я бы хотела еще подчеркнуть, что ЕГЭ, мы не склонны считать это статичным инструментом. Должны меняться контрольно-измерительные материалы, должна анализироваться процедура. И в этом смысле то, что именно образование является самым динамичным, если оно таковым не будет, мы точно застынем с вами.

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Понимаете, я хотел бы вот в очень сжатом виде. Ну, во-первых, конечно же, решение о принятии ЕГЭ принималось келейно, на самом деле, без соответствующей дискуссии даже среди профессионалов. Оно было навязано регионам и утверждено в Думе. Отсюда разговоры о том, что нарушение демократии, я их поддерживаю. То, что информация есть, это одно. Но истинного понимания последствий и системы, что из этого будет, пока нет. И поэтому нельзя этот закон оставлять в таком виде, в котором он сейчас.

ЕЛЕНА МАРАМОВЧАНОВА (преподаватель-публицист): Мне кажется, мы имеем очень достойную отечественную образовательную педагогическую традицию. С какой стати мы вообще должны от нее отказываться и так оголтело перенимать западную тестовую, гораздо менее эффективную и позитивную систему?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Образовательная наша традиция, безусловно, остается как форма образовательной программы и форма образовательного процесса. Меняется инструмент эффективности ее, не более.

В: Спасибо, дорогие друзья. На этом раунд вопросов и ответов закончен. Нам остается время лишь подвести итог сегодняшнего разговора, что мы и сделаем сразу после короткой паузы.
В: И так, мы завершаем программу "Национальный интерес". И у меня остается еще несколько вопросов, которые здесь набросали зрители в студии. И так, коррупция. Как повлияла ЕГЭ на коррупцию в системе образования? И как повлияет? Есть какие-то результаты, прогнозы уже какие-то первые данные?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Результатом является то, что во всей прессе все участники процесса разговоры о том, как эти подлоги, как эти подлоги сегодня скрываются. Ничего нельзя сделать, все на виду. Это возможности для коррупции закрывает. ЕГЭ закрывает возможности для коррупции.

В: Так. Согласны? Главный скептик.

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Думаю, что это очень идеалистическая точка зрения. Потому что мы знаем, и по многим, дело не только, речь идет об учителях в туалете. Мы знаем, что ситуация очень простая и в разных аудиториях пишет и в некоторых аудиториях можно свободнее писать. Это же огромная страна. Неужели этот 11-й инструмент может это ликвидировать? Я в этом не верю.

В: На вопросы веры есть просто факты.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): И есть намерения не делать его единственным, безусловно.

В: Хорошо.

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): И все те черты, о которых говорит Евгений Александрович, они были и раньше. Разные аудитории, разные учителя. Поспособствовать своему человечку и в вузе, и в школе.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Но сегодня это призыв возмущения, а вчера это была норма.

В: Вот так вот, да?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Сегодня ... возмущение всех. И мы никак не можем это оценить. Что мы с вами думать стали по-другому. Мы стали думать по-другому, и относиться к возможностям того, что называется коррупция в образовании.

В: Хорошо, еще один вопрос, как ЕГЭ меняет человека? Он действительно превращает его в робота или нет?

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Что вы, так говорят люди, которые не видели вариантов. Это компромисс, я еще раз повторю про математику. Было 4 задачи в федеральном задании, иногда 6. Они есть и в сегодняшнем задании.

В: С математикой понятно. Проще.

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): И с физикой то же самое.

В: С русским языком, литературой?

ГРИГОРИЙ КАНТОРОВИЧ (проректор Государственного университета Высшей школы экономики, профессор): Я не специалист. Только я хочу сказать, что мы единственная страна, которая организует выпускные экзамены по предметному принципу. У нас их 14 или 16, я не помню. 18 — нигде такого нет. Смешанные, межпредметные.

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): В гуманитарной сфере такие материалы только оглупляют и дают только формальную сторону, потому что не может быть однозначны ответов не только в литературе, но и в истории, в любой, в обществознании, в любой гуманитарной сфере. А если брать, уважаемые коллеги, математику, то многие крупные математики были тугодумами. Никогда бы они не написали ЕГЭ, потому что, как говорил Кант, то, что мой друг поймет за месяц, я пойму за полгода; то, что я пойму за год, мой друг никогда не поймет. Они медленно соображают, но очень глубоко. Это разные вещи, надо понять.

В: Кант не прошел бы ЕГЭ. Куда пошел бы Кант сейчас?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Это спровоцировало ситуацию, что мы вообще задумываемся над этим. Мы сегодня с вами задумываемся о том, о чем совершенно вне поле зрения было тогда, когда все было тишь да гладь, да божья благодать.

В: Это положительный результат — ЕГЭ?

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Я считаю, что, безусловно.

В: Все с этим согласились. Вы согласны, что мы хотя бы стали задумываться об этом?

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Вы знаете, мы всю жизнь об этом думали. Врать надо было перестать давно. Как только вы бы сказали даже при советской власти, что можно выпускать с "двойками", никто бы их не стал натягивать. Вот и все. Без всякого ЕГЭ.

ЛЮБОВЬ ГЛЕБОВА (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Называется так: "Лучше позже, чем никогда".

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ (заслуженный учитель России, директор центра образования № 109 г. Москвы): Да.

В: Ну, по крайней мере, я просто счастлив видеть единство хотя бы вот в этом вопросе, что врать надо уже перестать было давно. ЕГЭ помогает нам сделать это сегодня и еще будет более эффективно сделать это в будущем году. На этом я благодарю вас за участие в сегодняшней программе. И хочу лишь добавить, что с будущего года ЕГЭ по закону станет обязательным инструментом измерения знаний по результатам школы, хотя и не единственным. Никто не говорит, что ЕГЭ это единственный фильтр. Ведь никто и не мешает учитывать, скажем, результаты олимпиад, творческих конкурсов, спортивные успехи, службу в армии ну и так далее. Работать это будет тем лучше, чем честнее к ЕГЭ будут относиться все участники процесса. Но ведь повышение уровня честности по мере развития государства и общества вообще-то предполагается, ЕГЭ и здесь инструмент. На этом я благодарю всех участников сегодняшней программы. А это Любовь Глебова, Игорь Кремнов, Евгений Ямбург и Григорий Канторович. Огромная благодарность нашим активным зрителям в студии. И, разумеется участникам программы по ту сторону экрана. Я прощаюсь с вами на летний сезон, и мы встретимся в этой студии уже в сентябре. До встречи.