• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов: с талантами надо больше возиться

РИА Новости. 9 апреля 2012

Ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов о национальной системе выявления молодых талантов

Президент РФ  подписал концепцию общенациональной системы выявления молодых талантов. По мнению главы государства, у всех российских детей, вне зависимости от места проживания и материальной обеспеченности, должна быть возможность развивать свои способности. О том, как искать и поддерживать в нашей стране одаренных детей, в интервью РИА Новости рассказал один из авторов концепции, ректор Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики"  (НИУ ВШЭ)  Ярослав Кузьминов.

-   Ярослав Иванович , Вы принимали активное участие в разработке концепции. Расскажите, как разрабатывался документ?

- В концепции есть своя интрига, в ней борются два подхода. Первый: каждый человек талантлив, надо только дать возможность каждому ребенку заниматься тем, что ему нравится, обеспечить ему поддержку и в школе, и в других учреждениях. Второй: одаренность - редкое явление, которое необходимо раскрыть как можно раньше, и работать с талантливыми детьми по отдельной программе. Условно - это кружок в школе и балетное училище. Выбрать между первым и вторым подходами сложно, правда есть и на той, и на другой стороне. Мы постарались это учесть в концепции.

- Все-таки, какая из этих позиций ближе Вам?

- Я считаю, что правы и те, и другие - вопрос в балансе. В России в работе с талантливыми детьми и молодежью всегда преобладал второй подход. У нас большое число элитных школ для тех, у кого есть выдающиеся способности в искусстве, спорте, интеллектуальных предметах. В специализированных школах очень рано пытаются выявить одаренность: отбирают 5% особенных детей и сосредоточиваются на их выращивании. В концепции мы не отказываемся от опыта гимназий и лицеев, но делаем акцент на более широком, "демократическом" понимании одаренности.

- Раньше Вы говорили, что у российских детей нет условий для проявления одаренности, с принятием концепции они появились?

- Концепция - это самый общий документ. Это как бы методология политики. Смысл концепции, утверждаемой президентом, в том, что ее положения становятся "рамкой" для людей, которые пишут законы, постановления правительства, которые принимают решения в распределении бюджетных ресурсов.

Мы сегодня хорошо понимаем, что надо заложить в закон об образовании, в стандарты, в госпрограммы развития образования, культуры, спорта, чтобы принципы, прописанные в концепции, не остались бы только словами.

В первую очередь, должно произойти изменение содержания школьной программы. Наша школа "застряла" в середине 20 века. Она работает по стандарту еще советской школы: очень мало творческих предметов, развивающих в ребенке его креативность. Очень много подходов, основанных на воспроизведении образцов, на заучивании. Особенно в младших классах - там практически отсутствуют такие предметы как лепка, а на уроках рисования, пения в большей степени учат технике исполнения и в меньшей степени позволяют ребенку самовыражаться. В старших классах нет практики групповых проектов, нет организованной социальной практики школьников. Крайне ограничен выбор предметов в школе, она остается унифицированной, и цена этой унификации - отчуждение учащихся, достигающее апогея в старших классах.

Ситуация может измениться, когда будут приняты новые образовательные стандарты для средней и старшей школы. А может не измениться, если мы снова отдадим эти стандарты в руки предметных лобби методистов и авторов учебников.

Вторая задача, которая стоит перед нами - создание системы, которая будет учитывать особые интересы ребенка. Работа может проходить за пределами школы в системе кружков, где ребенок должен найти то, что ему по-настоящему нравится. Это могут быть и танцы, и техническое моделирование, и выращивание животных и любое другое.

Премьер-министр Владимир Путин в своей "социальной" статье предложил сделать систему дополнительного образования доступной для всех. Это очень важный, хотя и недешевый шаг. Через несколько лет система допобразования будет обходиться государству порядка 100 миллиардов рублей в год, но это того стоит.

Талант не всегда проявляется в раннем детстве, но, начиная с младшего возраста, мы должны сочетать индивидуальную траекторию в образовании и различные формы, которые позволяют найти детей, обладающих особыми способностями. Это могут быть олимпиады, которые должны начинать проводить в младших классах. Есть различные конкурсы, слеты, форумы, которые тоже дают возможность выявить талантливых людей.

- То есть Вы разделяете мнение, что каждый ребенок талантлив по-своему и на первом этапе надо работать со всеми детьми

- Конечно, я это мнение разделяю. Более того, с утверждением Концепции наша система поддержки талантов будет содержать элементы поддержки социального равенства. Как раз то, чего раньше не доставало.

-  Предполагает ли концепция изменения в существующей системе лицеев, колледжей?

- Мы - те, кто работал над концепцией, - считаем вредным снижать уровень финансирования "продвинутых школ". Принцип Шарикова - "отнять и поделить" - еще никому не принес блага. На заседаниях Комиссии не было ни одного выступления "уравнительного характера".

Так называемые продвинутые школы в основном бывают двух видов. Первый - это школы при ведущих университетах, исторически сложилось так, что это в первую очередь школы физико-математического направления. Там преподают ученые, а школьники погружаются в университетскую атмосферу научного поиска. Такие школы надо не просто поддерживать - надо масштабировать их опыт, распространив его на другие университетские направления. Надо полностью задействовать потенциал высшей школы в поиске и развитии талантов. В этом направлении сформирован так называемый "Колмогоровский проект" - и мы его поддерживаем.

Есть второй вид продвинутых школ - на несколько порядков более массовый. Это гимназии, лицеи, колледжи, школы с углубленным изучением определенных предметов - они есть практически в каждом городе. В ряде случаев они получают в два раза более высокое финансирование в расчете на учащегося, что позволяет им нанимать самых сильных учителей. Это совершенно правильно - ведь на талантливого ребенка надо потратить значительно больше времени. От инвестиций времени и внимания учителя в каждого такого ребенка общество получит в будущем большую отдачу.

Но если мы посмотрим на то, каким образом комплектуются такие учреждения, то мы увидим, что зачастую там стоит большая очередь из родителей, а не из детей. Отбор школьников туда - непрозрачный. Фактически сложилась система, которая прикрывается поддержкой и выращиванием особо талантливых детей, а реально обслуживает интересы более богатых и более влиятельных родителей, которые хотят за общественные деньги особым образом подготовить своих детей.

Но это не значит, что мы против элитных школ, мы за них. Просто отбор учеников должен быть публичным. Должны быть заранее известны критерии и условия поступления в такую школу. Это должен быть конкурс способностей детей, а не конкурс связей или денег родителей. Хотя любой конкурс способностей с выбыванием - это тяжелое испытание для ребенка, я сторонник более мягких форм, таких как дополнительное образование, олимпиады. А если кто-то просто хочет, чтобы его ребенка, безотносительно к его способностям, учили лучшие учителя - пусть организуют частную школу, а деньги налогоплательщиков оставят другим.

И еще одно - считаю, что учреждения для одаренных детей, школы повышенного финансирования должны использовать опыт школ развитых капиталистических стран. Там любая дорогая школа обязана набирать 30% учеников из бедных семей и представителей национальных меньшинств. И не просто их учить бесплатно, а предоставлять стипендии, чтобы они могли учиться без поддержки семьи. Это так называемая позитивная дискриминация.

- По Вашему мнению, 100 баллов   ЕГЭ   говорят о таланте или одаренности ребенка?

- У нас есть только один измеритель - взаимосвязь между результатами ЕГЭ и победами на олимпиадах. Исследования показывают, что корреляция очень высокая. Победители национальных олимпиад, как правило, получают очень высокий балл по ЕГЭ. Но это совершенно не значит, что ЕГЭ не надо менять.

В слабых школах обучение в старших классах стало натаскиванием на сдачу простейшей, тестовой части ЕГЭ. В заданиях госэкзамена есть более творческая третья часть, которая дает максимальные баллы, но большая часть учеников не успевает ее выполнить - им просто не хватает времени. Да и стимулов больших нет ни у школы, ни у ученика - мы настолько раздули прием в вузы, что даже с глубокой тройкой можно попасть на бюджетные места. Застывшая, неизменная форма ЕГЭ опасна для развития российской школы. Это не касается сильных школ, где сильные учителя и мотивированные ученики. В зоне риска 80% школ, где в 11 классе начинают зубрить. Оговорю, корень проблемы - не сам ЕГЭ, а качество преподавания в школах и стандарты школьного образования.

- Что именно Вы предлагаете?

- Летом, когда нашу комиссию еще возглавлял Сергей Нарышкин, мы предложили ввести два варианта единого экзамена, которые может выбрать школьник по каждому предмету. Стандартный ЕГЭ - как он есть сейчас - и "ЕГЭ с высокой планкой" - нормальную письменную работу, где абитуриент может выразить свою индивидуальность. Вузы будут заранее объявлять, с каким ЕГЭ они принимают абитуриентов - с обычным или "повышенного типа".

- О каких интеллектуальных состязаниях идет речь в концепции?

- Наряду с поддержкой существующих олимпиад мы предлагаем расширить их состав. Сейчас, как правило, они организуются по школьным предметам, но надо делать олимпиады и по философии, медицине, инженерному делу. Чем больше мы заинтересуем ребенка тем, что выходит за рамки школьной программы, тем лучше.

- Не получится ли так, что в российском образовании станет главным принцип: таланту надо помогать - бездарности пробьются сами?

- Надо помогать не бездарностям, а тем учащимся, кто оказался в неблагоприятных обстоятельствах - в том числе в слабой школе. Российское образование никогда не обращало внимания на так называемый "хвост" - на не справляющихся с программой. В лучшем случае им завышают итоговые оценки, чтобы не портить отчетность - это относится и к ЕГЭ, где минимальный проходной балл не соответствует устойчивым знаниям. Это тоже отделяет нас от многих стран. Когда иностранные коллеги приезжают к нам, в первую очередь они обращают внимание на то, что мы не заботимся о тех, кому сложно учиться. Мне кажется, нам нужно работать в этом направлении. В программе развития образования, которая предусмотрена "Стратегией 2020", есть элементы специальной поддержки слабых школ. Например, в учебных заведениях, в которых 20% учеников показывают самые плохие результаты, меняется менеджмент и выдается грант на привлечение сильных учителей, чтобы ситуация изменилась. У нас есть школы, находящиеся в зоне социального бедствия, в которых ребята не учатся. В таких школах до 50% всех российских двоечников. Это, как правило, самые незащищенные дети. Но это все-таки не поддержка талантов, это другое направление образовательной политики.

- Сегодня уже можно говорить о конкретных программах и средствах?

- У нас есть примерный расчет бюджета, на собственно систему поддержки талантливых детей необходимо примерно 3 миллиарда рублей. Сначала эти деньги планировалось положить в специальный фонд. Но при этом высок риск, что найдутся какие-нибудь лихие люди, которые присосутся к этому фонду и будут им рулить. В итоге было принято решение просто включить эти средства в госпрограмму развития образования в виде обязательных мероприятий.

В программе также заложены деньги на поддержку ведущих школ, вузов.

Важный принцип - для обучения тех учащихся, кто доказал наличие особых способностей, должно предусматриваться более высокое, чем обычно, финансирование. В полтора-два раза более высокий норматив. С талантом надо больше "возиться".

Кто должен определять наличие таланта у ребенка? Учитель-предметник, классный руководитель, психолог или кто-то другой?

- Мне кажется, что должно быть много возможностей, чтобы талант не остался незамеченным. Выявлять должен и тот, и другой, и третий, и другие, вами не упомянутые. Самое главное, что родители должны верить в своего ребенка, поддерживать его.

- Предполагается ли специальная подготовка учителей к работе с талантливыми детьми?

- В концепции есть целый набор мероприятий по развитию педагогической науки, специальных предметов по работе с талантливыми детьми. Они будут включены в стандарты педагогического образования. Я считаю, что они обязаны стать элементом обучения каждого учителя. По крайней мере, психология таланта и педагогика работы с талантливыми детьми должны быть элементом каждой программы подготовки педагогов. Учитель должен видеть возможности творчества своих учеников - и уметь поддерживать это творчество.