• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Что будет с учительской зарплатой, или Гадания на «Дорожной карте» Минтруда

Первое сентября. 2013. № 6. 23 марта

В России принята «Программа поэтапного совершенствования системы оплаты труда в государственных (муниципальных) учреждениях на 2012-2018 годы». О принципах и критериях начисления учительской зарплаты рассказывает директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина

Цена, которую социальная сфера заплатит за очередную реформу, может оказаться слишком высокой, предупреждают специалисты. Мы беседуем с директором Института развития образования НИУ ВШЭ Ириной Абанкиной

– В России принята «Программа поэтапного совершенствования системы оплаты труда в государственных (муниципальных) учреждениях на 2012–2018 годы». Ее еще называют «Дорожной картой». Зачем она понадобилась? Ведь систему оплаты труда в образовательных учреждениях России совершенствуют столько лет!

– «Дорожную карту» принял Минтруд. Она распространяется на все отрасли социальной сферы, где требуется совершенствование систем оплаты труда: культура, здравоохранение, социальная политика, образование…

– Но почему за учительскую зарплату взялся именно Минтруд? Значит ли это, что проекты Минобрнауки по повышению учительских зарплат признаны неудачными?

– Я бы не стала говорить о неудаче. Если бы пять лет назад мы достигли тех результатов, к которым пришли в 2012 году, – это было бы крупное достижение. Речь идет о другом явлении: зарплата педагогов отстает от ожиданий самих педагогов. И дело даже не в инфляции, а в процессах социального расслоения внутри педколлективов, начавшихся после общероссийского перехода на НСОТ.

– Сколько средств сможет привнести в систему образования эта программа? Сколько она будет стоить?

– Она стоит около 100 миллиардов руб­лей. Об их распределении судить пока сложно. Эти деньги предназначены не только для системы образования. Они будут распределяться по регионам комплексно, по соглашениям, «деньги в обмен на обязательства». Для получения этих денег у губернаторов должна быть цельная политика в отношении социальной сферы. А это, пожалуй, самое трудное.

– В регионах давно обсудили принципы и критерии начисления учительской зарплаты и уже начали работать с ними. Но после принятия «Программы поэтапного совершенствования системы оплаты труда» не придется ли начинать эту работу с нуля? Ведь надо будет разработать и согласовать общий подход к оценке труда всех бюджетников – в том числе учителей, врачей, работников культуры…

– Принятия единой методологии для всей социальной сферы в программе не заложено. Во всяком случае об этом не говорится черным по белому. Предполагается обсуждение единых подходов к нормированию труда работников социальной сферы, в том числе, и труда педагогов. Но именно единых принципов (например ориентированных на разные уровни образования – дошкольное, общее, высшее), а не конкретных показателей и критериев,по которым будет начисляться зарплата в отдельных учреждениях. Нормы, организующие педагогический труд, помогут сформулировать, на какие показатели качества мы переходим.

– В «Дорожной карте» говорится о том, что зарплата должна начисляться в зависимости от качества труда. Оставим пока медиков или музейных работников. О каких показателях качества в образовании идет речь? Для педагогов они до сих пор не разработаны…

– Этот вопрос действительно вызывает напряжение у педагогической общественности. В программе говорится, что достижения определенного уровня зарплаты недостаточно. Нужно еще увязать уровень зарплаты с теми или иными показателями деятельности. Подразумевается,что требования по качеству труда должен выставить при заключении контракта с педагогом сам работодатель. Для учителя это директор школы. Кто же еще, кроме него?
С другой стороны, программа предполагает некие единые принципы качества для всей отрасли. И эти сквозные показатели отслеживаются сверху донизу: эффективность работы отрасли, конкретного учреждения,конкретного работника… С опорой на них и должны разрабатываться конкретные требования к стимулирующей части оплаты труда в образовании. О том, кто будет их разрабатывать на уровне региона, ничего не сказано. Система оплаты труда задается регионом, а определяет ее локальный нормативно-правовой акт на уровне самого учреждения. Очевидно, что в обсуждении должны участвовать экспертные группы, уже проявившие себя в области оплаты педагогического труда, и профсоюзы. Их опыт и конструктивная критика, в том числе программ, уже реализуемых в образовании, при подготовке «Дорожной карты» были, безусловно, учтены. Сегодня у меня больше надежды на профсоюзы, чем на чиновничьи распоряжения Минтруда.

– В программе критикуются принципы начисления стимулирующей части зарплаты. Заставит ли это губернаторов пересмотреть свою позицию в этом вопросе?

– Я бы хотела, чтобы многие губернаторы свою позицию пересмотрели. За последние годы в регионах при распределении стимулирующей части ФОТ наблюдалось немало перекосов. В некоторых субъектах РФ администрирование стимулирующей части ФОТ стоило дороже,чем сам стимулирующий фонд. Ее рассчитывали и пересчитывали, отвлекали на эту работу школьные коллективы, создавали новые ставки администраторов,.. а в итоге – распределяли фонд из пяти копеек! В других регионах стимулирующую часть ФОТ фактически упразднили, потому что на нее не было средств. А были и такие субъекты РФ, в которых урезали базовую часть оплаты труда педагогов, чтобы размер стимулирующего фонда выглядел достойно (например, на уровне 25–30%). Не удивительно, что сегодня повышение оплаты через стимулирующую часть ФОТ многими педагогами воспринимается просто как компенсация, как возврат долгов за недоплаченную базовую часть зарплаты. Профсоюзы разных отраслей неоднократно подчеркивали: у работника (и в частности у учителя) должна быть достойная, гарантированная базовая часть оплаты труда. То же самое говорится и в новом Законе «Об образовании в РФ»: доплата за книгоиздательскую продукцию, за ученые степени и звания должны войти в гарантированную базовую часть зарплаты. За объем работы,в соответствии с ее сложностью, за квалификацию того, кто ее выполняет,должен идти достойный базовый оклад. Не надо подменять стимулированием заслуженные выплаты!

– Сейчас учителя обсуждают вопрос, что им вообще не надо стимулирующей части зарплаты. Многие высказываются за достойный гарантированный оклад. И – за премию, скажем, один раз в год. Это чисто российский вариант или общемировая практика?

– По всему миру идет апробация разных систем. Сейчас подводятся итоги того направления, которое ориентировано на оплату результатов педагогического труда (с учетом показателей результативности). Эта система была внедрена в отдельных штатах США. Однако большинство стран пытаются оплачивать педагогический труд одновременно и за результат, и за качество. За качество – значит, и за квалификацию педагога, которая позволяет выполнять работу определенной сложности. Это базовая часть. А оплата за результат – это стимулирующая часть. Через нее учителю дается траектория его творческого и карьерного развития: куда двигаться, в каком направлении развиваться.

– Однако в«Дорожной карте» нигде не сказано, что регионы должны увеличить базовую часть зарплат…

– В этом документе мы можем найти только ключевые показатели,которых надо достигнуть. Среди них – повышение зарплаты учителя (и работников социальной сферы вообще) до средней зарплаты по региону. Та же норма содержится и в новом Законе «Об образовании в РФ». Каким образом достигать этих показателей – это дело каждого региона. «Дорожная карта» ориентирует на разработку, а не предлагает готовые решения.

– Самое обсуждаемое место в программе – это переход к 2018 году на так называемый «эффективный контракт». Что это такое? И чем это грозит школам?

– Эффективный контракт – это контракт с поэтапным повышением заработной платы, который предполагает достойную зарплату в ответ на достижения показателей по качеству деятельности. В данном случае для меня интересно не слово «эффективный», а слово «контракт». В России в сфере дошкольного и школьного образования нет контрактной системы. Она существует только в высшем образовании, где регулярно – хотя и формально – проводятся конкурсы на вакантные должности. Когда же речь заходит о школьных учителях, мы вполне официально говорим о пожизненном найме. И так обстоят дела не только в России. Например, во Франции педагог только и ждет момента, когда он сможет наконец получить контракт на всю жизнь. Многие европейские страны имеют в этом смысле как бы устаревшие системы. Для них переход на контрактную основу (да еще с увязанными показателями достижений тех или иных результатов) – это колоссальная институциональная ломка. Недавно я говорила с директорами школ, которые все время повторяли: мы ищем для своей школы педагогов по призванию и – на всю жизнь.

– Давайте представим, что в школах субъектов РФ начнут в пилотном режиме переходить на эффективный контракт. Что из этого получится?

– Я думаю, это неосуществимо. Если до окончания срока«Дорожной карты» в 2018 году нам удастся в пилотном режиме перейти на эффективные контракты (срочные и со взаимными обязательствами) для руководителей школ – это будет крупное достижение. Лишь отработав сначала эту систему для руководителей учреждений, можно было бы начать обсуждение ее принципов с трудовыми коллективами, в том числе педагогическими. Назову только один принципиальный момент,который препятствует введению эффективного контракта в системе образования. В нашей стране примерно 73–75% работников сферы образования имеют стаж свыше 25 лет. В США таких – около 25%, в Европе– 41%, в Германии – а она считается стареющей страной – 43%. Но все равно это вдвое меньше, чем в России! В нашей системе образования идет старение кадров, но из системы не выходят на пенсию.
Недавно один уважаемый эксперт сказал мне: у нас «закупорена система». Это значит: невозможно поступить на работу в школу (нет свободных вакансий) и невозможно уйти из нее на пенсию (пенсии слишком маленькие). В закупоренном сосуде нельзя проводить реформы. Решать проблемы эффективного контракта (со сроками и показателями качества), не предложив людям современных схем выхода на пенсию, – это, на мой взгляд, неправильно. Без увязки с пенсионной системой механизм эффективного контракта остается только достижением формальных зарплатных показателей, и то – «средних по региону».

– Если губернаторы примутся активно работать по «Дорожной карте», это сулит немалые изменения в жизни учителей. Но нигде не сказано, что субъекты РФ должны работать в этом направлении. Значит, где-то учителя как жили,так и будут жить?

– Ситуация в регионах с принятием «Дорожной карты» может и не измениться. Ведь на данном этапе все губернаторы должны ориентироваться на выполнение указов Президента РФ. А в указах президента о единых для всей страны принципах начисления зарплаты работников социальной сферы (в том числе педагогов) ничего не говорится. Говорится лишь о достижениях по уровню средней зарплаты, на которые субъекты РФ должны ориентироваться. Я не исключаю, что губернаторы решат просто отчитаться о достижении этого уровня – и все. И главное – должна отметить это с сожалением – мы предлагаем огромные средства – 100 миллиардов рублей – на поддержку работников социальной сферы. Но эти средства и сама программа вызывают у россиян, скорее, тревогу и напряжение, чем понимание. Вроде бы программа ставит своей целью пойти навстречу людям, и в первую очередь творческим людям, но именно они чувствуют не поддержку, а скрытую угрозу от ее принятия и реализации. Все опасаются,что руководители их родного региона снова пойдут по пути достижения формальных средних показателей. А это значит – интересы конкретного работника социальной сферы, конкретного школьного учителя вновь окажутся за бортом.