• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мнение

OPEC.RU. 2006. № 14:53. 31 мая

С чего начинать? Горбачев предлагал – с себя, а я думаю – с судебной власти

Александр Николаевич, в первой части своего послания Президент сказал о борьбе с коррупцией. Мы повторяем это как шаманское заклинание – борьба с коррупцией, борьба с коррупцией. Поскольку нам объяснили, что все кадровые изменения, которые произошли в прокуратуре, ФСБ, МВД и таможне, не есть реализация Президентского послания. С Вашей точки зрения, коррупция в судебной власти, коррупция в исполнительной власти и коррупция в законодательной власти – что страшнее и с чего надо начинать с точки зрения бизнес-сообщества?
Когда-то Сталина спросили, какой уклон хуже – левый или правый? На это он ответил, что оба хуже. Поэтому к коррупции это относится в равной степени. Все виды коррупции хуже. Более того, они взаимосвязаны. Трудно себе представить коррупцию в одной ветке власти при полной чистоте и пушистости других отраслей и ветвей власти. Иначе очень легко было бы выявить эту коррупцию и использовать те методы борьбы с ней, которые дали такой замечательный эффект в тех ветвях, где ее уже нет. Тут надо добавить и бизнес. Денег больше у бизнеса, поэтому надо быть самокритичным. Есть и этот участник процесса, но потому и заносит бизнес.
Вернемся к тому же налоговому администрированию. В силу непрозрачности процедур, когда налоговая инспекция может прийти в любой момент, потребовать выемку любого количества документов, сидеть на предприятии без ограничения срока, проверять все налоги по очереди так, что и выходить не надо. Им надо давать отдельное помещение, отдельную VIP-комнату в корпоративной столовой и т.д. Это уже – определенный стиль жизни. Конечно, либо так действовать, либо судиться с налоговиками, требуя, в том числе, возмещения НДС, что, после известного разъяснения арбитражного суда Московского округа, делать будет трудно, либо заносить, откатывать, договариваться.
Очень часто эти договоренности предполагают участие представителей всех ветвей власти. Надо, чтобы был представитель надзорно-контрольного органа, судебного, поскольку многие решения все равно доходят до суда, и т.д. Законодатель тоже не является лишним. Он напишет депутатский запрос и поправку внесет в закон в случае чего и т.д. Поэтому коррупция разъедает все ветви власти в равной степени.
С чего начинать? Самым простым способом и самым логичным ответом в моих устах было бы предложение бизнесу – никому денег не давать и посмотреть, что будет. Призыв к бизнесу не давать никому денег не решает вопросы, учитывая, что есть опасение, что бизнес остановится. Есть такое понятие - транзакционные издержки. Некий процент взяток, откатов и т.д. входит в нормальное понимание транзакционных издержек.
Есть такой индекс – индекс восприятия коррупции. Как правило, это индекс восприятия того, как граждане и предприниматели воспринимают ситуацию, возможность получить то или иное разрешение, решение тех органов, которые должны это делать без использования бытовых или иных форм стимулирования чиновничества, судей и т.д. Мы по этому индексу стоим на 126 месте из 130. Это может свидетельствовать об обостренном чувстве социальной справедливости у российского населения, потому что трудно измерять психологический показатель у разных этносов, народов, у разных государств, поскольку у них разные истории, разные культуры.
Где-то спокойно к этому относятся и воспринимают коррупцию как нормальное явление, а где-то – наоборот. Поэтому можно вести речь лишь о динамике, а динамика – не позитивная. Мы отодвигаемся, и это плохо. С чего начинать? Горбачевский рецепт – начинать с себя. Но мне кажется, что лучше начинать с судебной системы.
Судебная система в некотором смысле может быть оазисом, поскольку судебные решения, особенно если второй этап судебной реформы будет выражаться не только в повышении зарплаты судьям, в строительстве новых зданий и т.д., а в достижении неких качественных показателей. Скорость рассмотрения дела, может, является не самым главным, но никто не обнаружил иных качественных результатов. Пока речь идет о предпосылках настоящей судебной реформы. Безусловно, нормальная оплата судей – одна из предпосылок. Но и некая электронная база данных о судебных решениях должна быть, должна быть какая-то технология.
Д. Козак вспоминает время от времени об американской системе, когда судья поражен в правах, он не может общаться с участниками процесса без свидетелей, не может вести телефонные переговоры без дачи согласия на прослушивание и т.д. Это лицо уважаемое, получающее много денег и т.д., но пораженное изначально в правах. Оно подписывается под этим поражением в правах в обмен на репутацию, на возможность быть судьей в широком смысле слова. Так что мое интуитивное мнение: для решения задачи борьбы с коррупцией – надо начинать с судебной реформы.