• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Александр Шохин: "Самый простой и очевидный ответ - надо создавать биржи"

Валютный спекулянт. 2006. № 8. 31 августа

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин ответил на вопросы обозревателя "Валютного спекулянта".

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин ответил на вопросы обозревателя "Валютного спекулянта".

- Александр Николаевич, сейчас доллар постепенно теряет свои позиции, а российский рубль крепнет. Как эта ситуация влияет на российскую экономику, на развитие малого и среднего бизнеса?
- Думаю, что рубль крепчать, безусловно, будет. Нынешняя внешнеэкономическая конъюнктура позволяет говорить лишь о темпах укрепления рубля, а власть время от времени корректирует свои представления об этих допустимых темпах. Недавно говорили о 6-6.5%. Последнее заявление было, что 10%-ное укрепление эффективного курса рубля - некий предел.
Государство и монетарные власти не должны допускать большего укрепления рубля. Многое зависит не только от ситуации в России и наших внутренних проблем, но и от мировой ситуации, в том числе от позиции доллара, от того, насколько доллар будет продолжать использоваться в качестве резервной валюты, будет ли отток от него. Страны Персидского залива вводят свою единую валюту. Иран грозится перевести торговлю нефтью на евро, а Россия обещает устроить нефтяную биржу на рубли. Доллар может ослабнуть в результате всех этих действий, чем мы сильно поможем американской экономике в восстановлении темпов экономического роста. Если к тому же американцам удастся добиться постоянной ревальвации юаня, они "отдохнут" немного со слабым долларом - а затем "рванут".
Если темпы укрепления рубля будут чрезмерно высокими и скачкообразными, то не многие наши компании сумеют адаптироваться к крепкому рублю и слабому доллару. С учетом присоединения к ВТО, несмотря на целый ряд переходных периодов и возможностей протекционистских мер, компании будут испытывать угнетающее воздействие от этой ситуации.
Проблема здесь не только в малом и среднем бизнесе. Весь бизнес лучше делить на тот бизнес, который способен адаптироваться к этой ситуации, и на тот, который не способен адаптироваться. Кто адаптируется в первую очередь? Конечно, экспортеры. Надо сказать, что у нас свою продукцию экспортируют не только сырьевики. Во-первых, малый и средний бизнес этим тоже занимается. Во-вторых, от этой ситуации выигрывают те, кто энергично перевооружает производство и повышает производительность труда. Дорогой рубль и дешевый доллар - это возможность купить дешевое технологическое оборудование, перевооружиться и так поднять производительность труда, что издержки будут резко снижены.
Этим надо не только пользоваться, но и поощрять. В частности, отмена правительством ввозных таможенных пошлин на технологическое оборудование по 90 позициям, аналоги которого не производятся в России, -правильный шаг. Это позволит тем, кто хочет адаптироваться к новой конкурентной ситуации с крепким рублем, иметь реальную возможность переоборудования предприятия. Если мы будем крепкий рубль перебивать высокими пошлинами на технологическое оборудование, тогда многие начнут "умирать". Надо дать возможность выжить тем, кто может быстро перевооружиться.
Ускоренный технический порог перевооружения в этих условиях стимулируется, и надо его дальше поощрять. Другое дело, что всегда есть противники того, чтобы ввозилось дешевое технологическое оборудование. Эти противники сосредоточены на предприятиях, производящих аналоги. Производители аналогичной продукции часто просят освободить от пошлин то, что они используют при производстве этого оборудования: либо металл, либо комплектующие. Мы у президента В.В. Путина недавно поднимали эту тему и спрашивали, почему период освобождения от пошлин длится только 9 месяцев. В ходе нашего разговора мы пришли к выводу, а правительство "записало на бумажке" следующую позицию: если за 9 месяцев никто не будет кричать караул по поводу отмены пошлин и непокупки их продукции - то, значит, правильно отменили. Тогда надо навечно отменить эти пошлины.
Если кто-то начнет кричать: "Караул! У нас продукция не хуже, а отмена пошлины сделала ее неконкурентоспособной", - тогда требуется внимательное рассмотрение и исключение тех или иных позиций из списка отмененных пошлин. В любом случае надо иметь в виду, что после 1998 г. на многие позиции номенклатурной экономической деятельности пошлины вводились, исходя из сугубо фискальных соображений. Например, все 5%-ные пошлины являются фискальными, никакой нагрузки, связанной с защитой рынка, они не несут. Поэтому эти пошлины можно смело отменять и давать возможность предприятиям, которые вынуждены сейчас перевооружаться, повышать производительность. В том числе - чтобы компенсировать демографические сдвиги и физическую нехватку квалифицированной рабочей силы.
- Александр Николаевич, как РСПП относится к созданию нефтяной биржи с расчетами в рублях? Будет ли РСПП участвовать в работе по созданию товарной биржи?
- Товарные биржи создаются для торговли биржевыми товарами, и это - не только нефть. Самый простой и очевидный ответ - надо создавать биржи (в том числе нефти и нефтепродуктов) для государственных нужд. Это уже было бы шагом вперед. Другое дело, что пару раз в году эту торговлю проводили по принципу биржевой, поэтому я могу сказать, что этим заниматься нужно, тем более что мы идем все время вперед, и биржевая торговля уже идет не собственно товарами, а фьючерсами.
Российского союза промышленников и предпринимателей я не увидел в составе той комиссии, которую учредил Г. Греф своим приказом, хотя представители РТС и ММВБ там есть. Мы поручили учрежденному Комитету по энергетической безопасности и энергоэффективности по главе с Вагитом Алекперовым в повестку дня первого заседания обязательно включить вопрос создания биржи для торговли и газом, и электроэнергией, и нефтепродуктами. Мы будем этим заниматься в любом случае, будем готовить свои предложения.
- Мы повторяем как шаманское заклинание: "Борьба с коррупцией, борьба с коррупцией". С Вашей точки зрения, коррупция в судебной власти, коррупция в исполнительной власти и коррупция в законодательной власти - что страшнее? И с чего надо начинать?
- Коррупция разъедает все ветви власти в равной степени. С чего начинать? Самым простым способом и самым логичным ответом было бы предложение бизнесу - никому денег не давать и посмотреть, что будет. Хотя призыв к бизнесу не давать никому денег не решает всех вопросов. Ведь есть такое понятие -трансакционные издержки. Некий процент взяток, откатов и т.д. входит в нормальное понимание трансакционных издержек.
Есть такой индекс восприятия коррупции. Как правило, это индекс восприятия того, как граждане и предприниматели воспринимают ситуацию, возможность получить то или иное разрешение, решение тех органов, которые должны это делать без использования бытовых или иных форм стимулирования чиновничества, судей и т.д. Мы по этому индексу стоим на 126 месте из 130. Это может свидетельствовать об обостренном чувстве социальной справедливости у российского населения, потому что трудно измерять психологический показатель у разных этносов, народов, у разных государств, поскольку у них разные истории, разные культуры.
Где-то спокойно к этому относятся и воспринимают коррупцию как нормальное явление, а где-то - наоборот. Поэтому можно вести речь лишь о динамике, а динамика - не позитивная. Мы отодвигаемся, и это плохо. С чего начинать? Горбачевский рецепт - начинать с себя. Но мне кажется, что лучше начинать с судебной системы.
В Америке судья поражен в правах, он не может общаться с участниками процесса без свидетелей, не может вести телефонные переговоры без дачи согласия на прослушивание и т.д. Это лицо уважаемое, получающее много денег, но пораженное изначально в правах. Оно подписывается под этим поражением в правах в обмен на репутацию, на возможность быть судьей в широком смысле слова. Так что мое интуитивное мнение: для решения задачи борьбы с коррупцией надо начинать с судебной реформы.