• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

"До встречи в новой жизни"

КоммерсантЪ. 2012. № 69. 18 апреля

Дмитрий Медведев получил напутствие от "Открытого правительства" для работы в обычном правительстве

Вчера рабочая группа по формированию в стране новой системы повышения эффективности госуправления "Открытое правительство" представила Дмитрию Медведеву свое видение устройства системы "Открытое правительство". Если господин Медведев станет премьером, то в этом году у него появится ротируемый экспертный совет. Также будут "перезагружены" общественные советы при ведомствах, сформирована комиссия по развитию системы. А "Открытое правительство" примет участие в формировании трехлетнего бюджетного плана.

Дмитрий Медведев хотел бы иметь дело с "людьми острыми, но не сумасшедшими"
Дмитрий Медведев хотел бы иметь дело с "людьми острыми, но не сумасшедшими"
Члены рабочей группы вчера в семи докладах изложили президенту, как должна работать эта система, что для этого нужно и какие могут быть получены результаты. Дмитрий Медведев, который, как планируется, должен возглавить правительство, сразу объяснил, что речь должна идти в основном о формировании механизмов взаимодействия между "Открытым правительством" и настоящим правительством и "в конечном счете механизмов взаимодействия между гражданским обществом и государственным аппаратом".

Однако речь сразу пошла о необходимости более широкого взаимодействия гражданского общества и власти в рамках этой системы, а именно о ее влиянии не только на работу госаппарата, но и на политику в целом. Члены рабочей группы, прежде чем делать свои доклады, предложили представить мнение "со стороны" о полезности системы "Открытое правительство" главному редактору "Эха Москвы" Алексею Венедиктову (он не участвовал в двухмесячных изысканиях рабочей группы). Господин Венедиктов сразу спросил, может ли система "Открытое правительство" реально снять образовавшийся кризис доверия между народом и властью, в том числе продемонстрированный "протестным движением", или она станет технологически отлаженной имитацией этого процесса. "К сожалению, я могу сказать, что, наблюдая за тем, что говорит и делает "Открытое правительство", и что вы, господин президент, делаете и то, что мы имеем на практике, к сожалению, это иногда прямо противостоит друг другу",— заявил Алексей Венедиктов и привел в пример законопроект о выборах губернаторов. Он объяснил, что власть сначала заявила о своем намерении доверить гражданам право избирать их напрямую, а затем без всяких объяснений в поправках уже внесла целых три фильтра, ставящих барьер "не между негодными кандидатами и креслом губернатора, а между избирателями и губернатором". "Здесь важно обманутое ожидание, которое нарушает доверие", — пояснил господин Венедиктов. Президент упрек не принял: "Вы еще пока не видели того законопроекта, который будет рассматриваться во втором чтении. Там нет трех фильтров. Там вообще нет фильтров в традиционном понимании этого слова". Он пояснил, что во внесенном им проекте были две модели "в скрытом виде" и "еще одна модель, которую мы анализировали". Но, по словам президента, пусть Госдума "сама решает, сколько нужно оставлять механизмов для консультаций — один, два или ни одного".

Господин Венедиктов в итоге указал на самую главную угрозу для "Открытого правительства" — упор на механизмы его работы может отодвинуть на второй план цель, ради которой эта система создана. Дмитрий Медведев не согласился — по его мнению, новые механизмы и технологии как раз и заставляют власть изменить модель работы и общения с гражданами. Впрочем, замглавы рабочей группы Михаил Абызов в своем докладе представил и другие угрозы. В их числе — различное понимание концепции "Открытого правительства" у общества, экспертов и власти, недоверие к инициативам "Открытого правительства" со стороны общества, риск лоббирования "однонаправленных интересов" через эту систему, риск саботажа системы со стороны чиновников и даже риск "утраты энтузиазма" самими сторонниками идеи "Открытого правительства".

Доклад по "дизайну" "Открытого правительства" как системы "пересечения власти и общества" представил ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов. Из доклада следовало, что институтами "Открытого правительства" будут являться и уже существующие формы (от Общественной палаты до общественных советов ведомств), а также и новые — от независимых общественных советов при исполнительной власти до НКО и СРО. Сайты ведомств, работающие на принципах краудсорсинга, также являются частью системы. Партнер Deloitte Александр Брагин предложил в качестве ключевых механизмов реализации "Открытого правительства", в частности, создать экспертный совет при председателе правительства и "перезагрузить" систему общественных советов при ведомствах. А Михаил Абызов сообщил, что это будет сделано уже в этом году. Кроме того, в этом году планируется создать комиссию по развитию системы "Открытое правительство", разработаны параметры эффективности, запущена система "Открытый бюджет", технологическая платформа "Открытого правительства". Также планируется, что ОП будет участвовать в разработке трехлетнего бюджета. "Уже на этом этапе нами подготовлено более сотни предложений, 30 из которых реализуется правительством", — сообщил господин Абызов.

Дмитрий Медведев все предложения одобрил. Экспертный совет при премьере, по его мнению, должен состоять из 150-200 экспертов, в том числе и бизнесменов, с которыми премьер будет встречаться раз в месяц. "Но должна быть ротация, чтобы члены совета не чувствовали себя каким-то ареопагом", — предложил президент. Поддержал он и "перезагрузку" общественных советов при ведомствах. Тем более модератор дискуссии главный редактор "РИА Новости" Светлана Миронюк сообщила, что во многие такие советы, особенно в регионах, "входит кто угодно", но не правозащитники и не представители СМИ. "Много зависит от руководителя региона. Если он сильный, то он с легкостью включает людей, которые говорят правду-матку. Но мы должны создать рамки, когда в эти советы попадут острые, но не сумасшедшие люди", — заявил Дмитрий Медведев. В заключение он поблагодарил всех участников рабочей группы, в том числе и тех, кто, несмотря на идеологические расхождения, хочет не "выступать с трибун", а конструктивно работать. "До встречи в новой жизни", — завершил он заседание.