• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Экономика милосердия

Вечерний Ставрополь. 2002. № 194. 22 октября

...Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин оценил состояние экономики в России как "весьма хорошее". По сути, он подтвердил свои прогнозы, которые он делал, выступая перед хозяйственной элитой Ставрополья, еще будучи министром экономики. Не ошибся, хотя тогда ситуация была проблематичнее и все представлялось совсем в другом свете. А сегодня и в самом деле поводов для оптимизма больше...
...Август 1998 года "уровень претензий к руководству значительно снизил", как заметил в своем выступлении на семинаре первый проректор Высшей школы экономики Лев Якобсон. Сегодня рассуждения большинства выглядят примерно так: я недоволен, но государство все равно ничего мне не даст. По мнению лектора, такой комфортной ситуации для социальных реформ может больше не представиться. Недавно повысили пенсии, нет большой социальной напряженности в обществе, рост в экономике...
...Руководитель Аналитического центра агропромышленной экономики Евгения Серова назвала себя "асфальтным аграрным экономистом". Однако информацию, которую она дала журналистам об общих тенденциях в аграрном секторе, трудно переоценить. Приятно было услышать, что село наше находится на подъеме...

Регионы изучают, особенно глубинку. В этом мы убедились на семинаре в Москве, организованном клубом региональной журналистики "Из первых уст" (один из действующих проектов фонда "Открытая Россия", финансируемых НК ЮКОС). Как сказал участникам семинара, журналистам из самых разных уголков страны, открывший его профессор МАРЖИ, представитель межрегионального фонда "Институт города" Вячеслав Глазычев, "мы открываем Россию каждые 30 лет, как только спускаемся на уровень уездный" (лекция его так и называлась "Районная Россия"). Мне кажется, что, исходя именно из этого посыла, можно было слушать и остальных лекторов. В очередной раз Россия для нас terra incognita. Еще десять лет назад мы жили в совершенно другой стране. А сегодня здесь же строим новую экономическую формацию. Мы ступаем по зыбкой почве, мы много спорим, имея каждый свою точку зрения, и, сомневаясь во всем, мы создаем новые законы, о которых даже их авторы порой говорят, по крайней мере в узком кругу, "поживем-увидим"... Словом, в очередной раз открываем Россию, любя и негодуя, надеясь и тревожась.

ЭТИЧЕСКИЙ ИМПЕРАТИВ
Сам Глазычев, побывав в районах Оренбуржья, граничащих с сопредельным Казахстаном, пришел к выводу, что даже там произошла кадровая революция, местные элиты состоят в основном из "образованных, самостоятельно мыслящих проектировщиков, которым мешают стандарты". Беседы в такой аудитории, по его наблюдениям, почти всегда превосходили всякие ожидания: "собравшиеся говорят больше, чем раньше им приходило в голову". Как полезно, выясняется, собрать вместе много умных людей и дать им возможность высказаться.
Проблем в глубинке, безусловно, много. Но, чтобы не создалась этакая чернушная картинка, надо учитывать особенность сегодняшнего переходного момента. Большая часть экономики строится на милосердии. Что это означает? Реально предприятию нужно 90 человек работников, а работает 192. А больше негде. Поэтому директор не может не считаться с тем, как будут жить его земляки без работы. Вот этот этический императив, как считает Глазычев, и недооценен сегодняшними аналитиками, по этой причине подчас создается искаженная картинка действительности. Когда обращаешься в самую глубь провинциальной жизни, получается, что Россия столь велика и многообразна, что по сути никакая типология не проходит. Это многообразие и должно стать основой экономического роста, к которому мы стремимся, начав реформы.

НОВЫЙ ВИТОК ПРИВАТИЗАЦИИ?
Невозможно обмануть всю страну. Именно поэтому приватизацию, затеянную на заре рынка Анатолием Чубайсом, население прозвало по-своему: прихватизацией. Не в бровь, а в глаз... И высокопоставленные чиновники уже с этим согласны. Вот что сказал по истории вопроса заместитель министра имущественных отношений Сергей Моложавый. Тезисно. Система ваучеров не сработала: 90 процентов ЧИФов (чековых инвестиционных фондов), обещавших народу дивиденды, просто приказали долго жить. Вся приватизация - сплошная уголовщина, при этом по всей стране наберется от силы 2 - 3 случая, когда за "нечистые дела" были осуждены федеральные чиновники. Поскольку законы имели массу лазеек, оправдать можно было почти любой ход. А вот отменить результаты приватизации трудно. Но ... возможно. По всей России наберется-таки с десяток подобных примеров (в том числе в Ставрополе, между прочим, вспомните нашумевшую историю с возвращением Ставропольской авиакомпании в лоно государства). Не вызывает уже сомнений следующий посыл: государство мало что получило от приватизации в прямом смысле этого слова, то есть материально. Даже большие деньги, вырученные за продажу пакета акций "Связьинвеста" (1,8 млрд. долларов), сгорели в топке финансового кризиса 1998 года, потрачены на удержание курса рубля.
После выхода закона о приватизации в 1998-м в год акционировались до 30 тысяч предприятий. Затем темпы стали снижаться. В 2001 году в ранг АО перешло всего 6 предприятий. Система вдруг перестала работать на приватизацию, оставшимся захотелось поуправлять государственным имуществом. В результате громадная федеральная собственность находится непонятно в чьих руках и непонятно кому приносит прибыль. Поскольку нет единой методики оценки даже размеров арендной платы за пользование госимуществом... Чтобы уйти от этой неразберихи, и предполагается перейти на рыночную оценку всех издержек (вначале в Москве, затем и в регионах).
А осталось в стране, по информации Сергея Владимировича, 9700 госпредприятий и 34 тысячи госучреждений, большинством из которых руководят узкие специалисты, мало понимающие, как лучше организовать хозяйственную деятельность. Но ситуация должна скоро измениться. Принят Закон "О федеральных государственных унитарных предприятиях". Скоро неинтересно будет управлять госимуществом, выгоднее приватизировать, там, где это возможно, конечно. Реально новый виток приватизации, подтвердил на семинаре замминистра, начнется с 1 января 2003 года.

ПО МЕТОДУ ЛИШЕНИЙ
Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин оценил состояние экономики в России как "весьма хорошее". По сути, он подтвердил свои прогнозы, которые он делал, выступая перед хозяйственной элитой Ставрополья, еще будучи министром экономики. Не ошибся, хотя тогда ситуация была проблематичнее и все представлялось совсем в другом свете. А сегодня и в самом деле поводов для оптимизма больше. Рост ВВП (внутреннего валового продукта) можно уже характеризовать как устойчивый. В 1995 году - на 5,3 процента, в 2000-м - на 9 процентов, в этом году, по прогнозам Евгения Григорьевича, достигнет 18 процентов. Доля ВВП на душу населения у нас составляет уже около 6 тысяч долларов. Это неплохой показатель для развивающейся страны. Особенно согласно бытующему мнению, что сравниваться нам надо не с США или Швецией по уровню жизни, а с Мексикой, Бразилией, Турцией. Если учесть, что в условиях рыночной экономики те живут гораздо лучше, чем мы, а показатели производства у нас сильно занижены, по информации Евгения Ясина, то вывод должен быть сделан из этого утешительный.
Случайно ли, что кризис 1998 года стал толчком для экономического роста? Ситуация типичная. Почти все страны проходили по этому пути. Парадокс России состоит в том, что у нас, несмотря ни на какие проблемы экономического характера, не наблюдается роста безработицы, по крайней мере в настоящее время. И непонятно, по мнению Евгения Григорьевича, хорошо это или плохо.
Причина, видимо, все та же - наследство социализма, экономика милосердия. Это наш путь, который нужно воспринимать как данность. Тем более что и измерение бедности производится у нас "по методу лишений", а не по размеру доходов. Именно по этой причине средний класс России сопоставим по уровню жизни с бедными в США. Стартовые условия очень разные... Самое лучшее, наверное, никому не завидовать, а "делать то, что надо, и будь что будет". Правда, это во многом зависит от правительства. Факт. Но к правительству в России тоже особое отношение. До кризиса ожидания россиян очень сильно не состыковались с реальными возможностями: свежи были воспоминания о социалистической распределительной системе. Август 1998 года "уровень претензий к руководству значительно снизил", как заметил в своем выступлении на семинаре первый проректор Высшей школы экономики Лев Якобсон. Сегодня рассуждения большинства выглядят примерно так: я недоволен, но государство все равно ничего мне не даст. По мнению лектора, такой комфортной ситуации для социальных реформ может больше не представиться. Недавно повысили пенсии, нет большой социальной напряженности в обществе, рост в экономике... Это позже скажут: ну вообще-то маловато прибавили. И это могут быть не только пенсионеры, но работники бюджетной сферы.

НУЖНЫ ЛИ ЗЕРНОВЫЕ ВОЙНЫ
Руководитель Аналитического центра агропромышленной экономики Евгения Серова назвала себя "асфальтным аграрным экономистом". Однако информацию, которую она дала журналистам об общих тенденциях в аграрном секторе, трудно переоценить. Приятно было услышать, что село наше находится на подъеме. Понятно, что все не так однозначно. Есть разные хозяйства, регионы. И тем не менее статистические данные в целом по стране подтверждают эту мысль. "Боятся за границей нашего сельского хозяйства, - с удовлетворением сказала в начале лекции Евгения Викторовна. - В стране появился серьезный аграрный бизнес".
Точкой отсчета и здесь стал кризис 1998 года (спрос на продовольствие не упал, но обратился на внутренний рынок). "Послеинфарктные, напуганные" деньги потекли в пищевку (небольшие вложения, быстрая оборачиваемость), а та, в свою очередь, стала транслировать их в сельское хозяйство. Мало того, акулы крупного бизнеса, в том числе нефтяного, обнаружили, что сельхозпроизводство - выгодное вложение денег, особенно если учесть, что сектор, по сути, не поделен и все приобретения здесь дешевы по причине его полной декапитализации. За счет диверсификации бизнеса в сельское хозяйство потекли инвестиции. Не только от отечественного, но и западного капитала. И как результат, снизилось еще недавно несколько преувеличенное значение личных подсобных хозяйств (они были лишь способом выживания, а когда начался рост, то заняли отведенное им место). Изменился менталитет сельского менеджмента. Вместо квартиры для дочки в Москве руководители СХП стали покупать технику, вкладывать деньги в развитие производства. В аграрный блок правительства пришли бизнесмены, стал нарастать протекционизм в хорошем смысле этого слова.Рост сельхозпроизводства в 2000 году равнялся 6 процентам к уровню предыдущего года, в этом году, по прогнозам, составит 4 процента. Если такой темп будет сохранен, то страна скоро вернется на уровень 1991 года. Динамично развивается пищевая промышленность (8 процентов прироста), увеличиваются надои, производство птицы, пошло в гору животноводство (преимущественно за счет качественных показателей). Виноделье растет так быстро, что сей факт уже сильно напугал Запад.Особого внимания заслуживает зерновая тема. "Моя точка зрения, - заявила Евгения Викторовна, - мы на этом рынке вполне конкурентоспособны. Наши компании, которые продают зерно за границу, достаточно зубасты и агрессивны. В год мы могли бы вывозить до 20 млн. тонн за рубеж. Особенно актуально это в нынешнем году, когда получен рекордный урожай. Тормозит все состояние нашей экспортной инфраструктуры. Порты не готовы для вывоза большого количества продукции. Лаборатория контроля качества, через которую проходит экспортный хлеб (определяющий показатель для Запада - содержание протеина, а у нас клейковины), одна на всю страну в Ростове-на-Дону. Зернопроизводящие Украина и Казахстан уже "наступают на пятки". Поэтому надо торопиться. Разница между внутренней и мировой ценой в этом году составила 140 долларов. Нет таких инвестиций, которые не пошли бы сегодня на внутренний рынок, чтобы занять данную нишу". А представляете, какие возможности открылись бы перед ставропольскими СХП, если бы на полную мощность заработал зерновой терминал в Новороссийском порту.
А вот зерновые войны, наблюдавшиеся между регионами внутри страны, когда закрывались границы для вывоза урожая, совершенно не оправданны, по мнению Серовой. На Западе страны договариваются о том, чтобы не вести торговых войн, а мы не можем внутри государства решить проблему. Собственно, перекос, видимо, стал возможен из-за того, что мы относимся к числу наименее поддерживающих сельское хозяйство стран: в регулировании аграрного сектора у нас сегодня превалирует роль региональной власти. До 70 процентов аграрного бюджета составляется за счет субъекта (для сравнения: в США - только 10 процентов, отрасль оценивается как стратегическая). Федералы намерены вернуть власть над рынком. В 2003 году планируется дисбаланс ликвидировать: полномочия будут поделены 50 на 50.Вместо послесловия. Я думаю, не прозвучит совершенно в отрыве от экономической темы, превалирующей на семинаре, высказывание нашего коллеги, главного редактора газеты "Культура" Юрия Белявского, который уверенно заявил, что "несмотря на все усилия, погубить культуру нельзя". И хотя в нашей стране хорошее чаще рождается "именно вопреки", так хотелось бы, чтобы культура поднималась на фоне растущей экономики. Которая оставалась бы экономикой милосердия. Но не за счет своей слабости, как сегодня. А за счет высокой эффективности. Так я хочу завершить отчет о поездке в Москву на семинар, где из первых уст журналисты узнали так много, что всего и не вместишь в один материал. Часть информации станет отправной точкой для разработки актуальных для нашего региона