• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Инвесторам требуется доверие Пока бизнес выжидает, страна упускает реальный шанс для развития

Московские новости. 2002. № 46. 26 ноября

Госдума с редким единодушием приняла в третьем чтении проект бюджета на 2003 год. На что первые лица правительства отреагировали торжественными заявлениями о новых успехах в своей экономической политике. На фоне этой бюджетно-парламентской идиллии как-то забылись и ушли в небытие весенние дискуссии между правительством и президентом о темпах экономического роста.

Госдума с редким единодушием приняла в третьем чтении проект бюджета на 2003 год. На что первые лица правительства отреагировали торжественными заявлениями о новых успехах в своей экономической политике. На фоне этой бюджетно-парламентской идиллии как-то забылись и ушли в небытие весенние дискуссии между правительством и президентом о темпах экономического роста.
Тогда правительство настаивало, что больше 3 — 3,5 проц. в год у нас просто не может быть, поскольку основным источником роста по-прежнему остается сырьевой сектор, а его возможности с учетом истощения старых месторождений и высоких затрат на освоение новых, мягко говоря, ограниченны. Президент же, подогреваемый своим экономическим советником Андреем Илларионовым, настаивал, что без стабильных 8 — 10 проц. годовых мы даже Португалию в обозримой перспективе не догоним.
За неимением реальных альтернатив победила точка зрения правительства, и именно она лежит в основе обсуждаемого сейчас бюджета. Между тем по существу президент и Илларионов были правы: если в условиях относительно благоприятной нефтяной конъюнктуры мы рассчитываем на 3,5 проц., то при любом значимом падении цен мы вползем в стагнацию.
В действительности заретушированные разногласия между президентом и правительством свидетельствуют о неэффективности той экономической политики, которая реализуется с середины 2000 года. Несмотря на чрезвычайно удачное стечение политических обстоятельств — либерально настроенный президент в сочетании с подконтрольным парламентом и «построенными» губернаторами, — экономические реформы буксуют, а темпы роста падают. Стоит задаться вопросом: почему так происходит?
Для экономического роста нужны инвестиции и новые эффективные бизнес-проекты. Такие проекты в России реально есть — вместе с избытком капитала, который, по словам многих финансистов, не во что вкладывать. Однако этот спрос и предложение не стыкуются друг с другом, поскольку потенциальные партнеры не доверяют друг другу. В условиях неисполнения законов, непрозрачной отчетности и прочих реалий российской хозяйственной практики финансисты склонны завышать риски реализации новых проектов, что неизбежно приводит к повышению цены привлечения инвестиций. В свою очередь, продавцы бизнес-идей не склонны раскрывать все карты перед инвесторами. В результате бизнес занимает выжидательную позицию, а страна в целом упускает шансы для развития.
Как преодолеть подобные взаимные негативные ожидания между инвесторами и потенциальными получателями инвестиций? Стандартные рекомендации зарубежных экспертов сводятся к необходимости построения «правильных» рыночных институтов. Именно этим последние два года занимается правительство, не учитывая того факта, что оно не располагает реальными инструментами для данных целей. Госаппарат, который, по идее, должен претворять реформы в жизнь, практически не-дееспособен. В итоге мы вновь оказываемся в своеобразной институциональной ловушке, типичной для развивающихся стран, — когда несовершенное государство безуспешно пытается усовершенствовать неэффективный рынок. Этот процесс в вялотекущем режиме может продолжаться десятилетиями.
Альтернатива сводится к тому, чтобы попытаться «перевернуть» ожидания с помощью серии успешных проектов, в которых государство на политическом уровне выступало бы посредником между партнерами и неформальным гарантом исполнения обязательств. Опыт Чили и Мексики показывает, что такое возможно. Однако для этого правительство само должно доверять национальному бизнесу и быть готово к сотрудничеству с ним, что для России до последнего времени было нехарактерно.