• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Правила борьбы Глава ФАС "согласовал" закон "О защите конкуренции" с экспертами

Время новостей. 2005. № 34. 1 марта

Сегодня в правительство будет внесен доработанный законопроект "О защите конкуренции". Почти месяц заинтересованные ведомства, главным образом Федеральная антимонопольная служба (ФАС), пытались улучшить документ, рассмотренный и "в основном одобренный" кабинетом министров еще 3 февраля. Однако, судя по вчерашнему обсуждению в Высшей школе экономики, работать над сводом правил борьбы за конкурентную среду в экономике предстоит еще много.

Сегодня в правительство будет внесен доработанный законопроект "О защите конкуренции". Почти месяц заинтересованные ведомства, главным образом Федеральная антимонопольная служба (ФАС), пытались улучшить документ, рассмотренный и "в основном одобренный" кабинетом министров еще 3 февраля. Однако, судя по вчерашнему обсуждению в Высшей школе экономики, работать над сводом правил борьбы за конкурентную среду в экономике предстоит еще много.
Глава службы Игорь Артемьев явно хочет превратить ФАС в одно из наиболее значимых ведомств, чтобы уже никто и никогда не говорил об антимонопольных органах так, как вчера их работу в предыдущие годы охарактеризовал научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин: "Занимались всякой ерундой, делали то, что позволяли олигархи и министры". Г-н Артемьев поставил задачу возвести антимонопольные органы в ранг макрорегулятора, "не допускающего влияния ограничения конкуренции на рост экономики". Именно эту цель и преследует закон "О защите конкуренции". Как признал г-н Артемьев, он и его соратники "хотели написать европейский закон", снижающий административные барьеры для развития бизнеса и одновременно жестко наказывающий за недобросовестную конкуренцию. В частности, по законопроекту не требуется согласие антимонопольных органов на слияние или поглощение компаний или предприятий, если суммарная стоимость их активов менее 3 млрд руб. (под сегодняшний "норматив" в 20 млн руб. подпадают даже малые и средние предприятия).
"Главная задача - оказать влияние на поведение крупных компаний", - признает г-н Артемьев и предупреждает, что в случае нарушения ими антимонопольного законодательства реакция будет "жесткой, бескомпромиссной, максимально эффективной". Реакция зафиксирована в поправках в Административный кодекс. За злоупотребление доминирующим положением на рынке признанная виновной компания заплатит 0,5 - 2% от выручки, а за ограничивающий конкуренцию сговор - от 1 до 4% (наказание, по признанию главы ФАС, в 2 - 3 раза легче, чем в США, где антимонопольные органы вообще являются силовой структурой). Нешуточные штрафы предусмотрены также для должностных лиц, в том числе чиновников (действие закона распространяется и на исполнительные органы власти), распоряжения которых бьют по здоровой конкуренции.
Поскольку законопроект готовился с учетом антимонопольного опыта развитых стран, несогласным с санкциями бизнесменам есть куда обратиться за защитой - в суд. "Любое решение антимонопольных органов может быть приостановлено с момента подачи заявления в канцелярию суда", - сказал г-н Артемьев. Да и вовремя раскаявшихся в картельном соглашении наказание не ждет. В Административный кодекс предполагается записать, что освобождается от ответственности "лицо, первым добровольно заявившее о своем участии в соглашении, ограничивающем конкуренцию, и представившее доказательства, необходимые для установления факта такого соглашения".
Более того, в определенных случаях вообще можно пренебречь некоторыми ограничениями. Правда, для этого нужно будет доказать, что излишняя концентрация бизнеса или картельный сговор принесут больше плюсов, чем минусов. Например, повысят конкурентоспособность на мировом рынке, дадут стимул к техническому или экономическому прогрессу, предоставят потребителям соразмерную часть преимуществ.
Евгению Ясину, без сомнения, не могло не понравиться то, что авторы законопроекта проанализировали опыт антимонопольной борьбы в США и странах Евросоюза. Однако у России, как известно, "особенная стать", выразившаяся, например, в участии правоохранительных органов в конкурентной борьбе. Поэтому г-н Ясин и попросил Игоря Артемьева объяснить, какие внутрироссийские явления требуют сегодня вмешательства антимонопольных органов. Среди таких явлений глава ФАС обозначил естественные монополии (он назвал их "неестественными"), ограничивающие конкуренцию действия органов исполнительной власти и правоохранительных органов, коллективное доминирование на рынке (особенно этим отличаются нефтяные компании, что привело к взлету цен на бензин). Кроме того, г-ну Артемьеву не нравится, как органы исполнительной власти проводят торги, в том числе госзакупки. По его словам, 98% земельных участков распределено без конкурса. В других же сферах, утверждает г-н Артемьев, "более или менее честных конкурсов было всего процентов 17".
Эксперты вслед за правительством "в основном" одобрили подготовленные в ФАС законодательные новации. Однако прозвучавшие замечания явно поубавили оптимизм г-на Артемьева по поводу качества подготовленного его подчиненными документа. По его словам, таких замечаний набралось на целых пять страниц. На взгляд декана факультета права ВШЭ Оксаны Олейник, законом не предусмотрены превентивные действия, в частности нет средств предупреждения попыток к доминированию на рынке.
В свою очередь заместитель директора Института анализа предприятий и рынков Светлана Авдашева и руководитель департамента стратегического анализа Игорь Николаев возразили против зафиксированной в законопроекте концепции определения коллективного доминирования. По подсчетам г-на Николаева, под предложенную формулировку подпадают от 50 до 70% российских предприятий, а потому ее "оставлять в таком виде категорически нельзя". Впрочем, Г-н Артемьев нашел чем успокоить экспертов. Оказывается, коллективное доминирование не является нарушением. ФАС еще должна доказать, что эти предприятия злоупотребляют своим положением.
Как бы то ни было, многие замечания, высказанные представителями экспертного сообщества, г-н Артемьев пообещал учесть при работе над законопроектом в Госдуме. Если, конечно, закон не будет возвращен из Белого дома на повторную доработку.