• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мнение

OPEC.RU. 2004. № 12:30. 30 марта

Cтруктуры типа РСПП стали существенно менее эффективны

Андрей Александрович, что собой представляет современное бизнес-сообщество, какова его структура, насколько оно цивилизованно, с Вашей точки зрения?
Бизнес-сообщество достаточно неоднородно по своему составу. В его рамках уже привычно выделяется первый эшелон, который смог занять свои позиции в основном после кризиса 1998 года. Такого рода компании традиционно ассоциируются с членами бюро правления РСПП. Как правило, это большие структуры, интегрированные в глобальный рынок, обладающие большими финансовыми ресурсами, не очень зависящие от других структур в российской экономике (если мы абстрагируемся от тех факторов, которые прослеживаются в деле Ходорковского). При этом они весьма сильно не доверяют государству, и на самом деле они не менее сильно не доверяют друг другу - в том числе, за счет того, что данные бизнес-группы формировались в значительной степени в период приватизации и передела собственности.
Однако помимо этого верхнего слоя есть другие группы, которые условно можно обозначить как второй и третий эшелон. Ко второму эшелону я бы отнес достаточно крупные по российским меркам, но средние по меркам мирового рынка компании, с оборотом в несколько сотен миллионов долларов, многие из которых возникли на базе нового частного бизнеса. У этих компаний меньше оснований бояться власти, они более склонны в этой связи к кооперации, они пытаются выступать инициаторами создания отраслевых организаций, носящих более выраженный бизнес-характер. Это характерно для торговли, хотя в других секторах они тоже появляются. Их мотивация, однако, сильно зависит от степени структурированности их рынков. Там, где уже все поделено между несколькими относительно крупными по меркам данного рынка игроками, меньше стимулов к тому, чтобы что-то менять, и меньший конструктивный эффект может дать кооперация как в самой бизнес-среде, так и между бизнесом и властью.
Наконец, есть еще и третий эшелон – это компании с оборотами от нескольких миллионов до нескольких десятков миллионов долларов. Соответственно, если второй эшелон – это потенциальные клиенты «Деловой России», то в данном случае речь идет о слое, с которым пытается работать ОПОРА. Это средний бизнес, работающий в незанятых, еще неподеленных секторах рынка. И именно с этими компаниями, на мой взгляд, скорее может быть связан потенциал экономического развития. Именно они в большей степени мотивированы, хотят и готовы учиться. Однако они в наименьшей степени организованы и для них издержки такой организации подчас оказываются слишком высокими.

Последние несколько месяцев очень активно обсуждается идея создания единой организации бизнеса, которая бы отстаивала интересы всех сегментов бизнеса, от крупного до малого. Однако дальше разговоров процесс не идет. Почему?
Идея создания корпоративных организаций не нова. С точки зрения власти, конечно, было бы проще, если бы одна, две, три бизнес-структуры выражали интересы всего сообщества. Однако, с точки зрения развития бизнеса как такового, гораздо более существенными и эффективными, по зарубежному опыту, являются не полуполитические объединения, подобные РСПП, а отраслевые ассоциации, которые вырабатывают общие стандарты поведения, осуществляют межфирменное взаимодействие, структурирование отрасли. Мы движемся к таким объединениям, но медленно – из-за боязни кооперации в самом бизнесе. А общепредпринимательские структуры типа РСПП после истории с ЮКОСом стали существенно менее эффективны – поскольку власть запугала крупный бизнес. Для малого же и среднего бизнеса такие каналы «политического» взаимодействия с властью не столь важны.

При этом, если я Вас правильно понял, в создании единой организации заинтересовано, прежде всего, само государство?
На мой взгляд, да. Но эта заинтересованность не столь уж сильная. Если бы государство хотело, то такая организация возникла бы. Но опять же, если она и возникнет, то будет скорее всего малоэффективной.

А как будет развиваться российское бизнес-сообщество в ближайшие годы, к какой модели оно будет приходить?
Вопрос сложный, зависящий в значительной степени от действий власти в отношении бизнеса. Я не думаю, что будет какая-то единая модель, у меня ощущение, что многое будет зависеть от того, что будет в регионах, потому что от регионов в большей степени будут зависеть наличие или отсутствие нормальных условий для развития бизнеса. И мне кажется, что структуризация бизнес-сообщества тоже будет протекать в каком-то региональном измерении: на стыке интересов между региональными властями и крупным бизнесом, которые находятся в относительно равных весовых категориях и объективно могут выиграть от взаимодействия – в отличие от ситуации взаимоотношений с федеральными властями.