• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Промполитика второго поколения

Эксперт. 2004. № 37. 4 октября

Поиск и освоение ниш, которые со временем могут превратиться в крупные новые рынки, все в большей степени становятся функцией средних компаний. Им объективно нужна поддержка со стороны государства. Но какая?

Поиск и освоение ниш, которые со временем могут превратиться в крупные новые рынки, все в большей степени становятся функцией средних компаний. Им объективно нужна поддержка со стороны государства. Но какая?

Беседуя с представителями крупных компаний и членами правительства, достаточно часто можно услышать такое мнение: локомотивами экспорта в России в средне- и долгосрочной перспективе останутся гиганты нашей промышленности - будь то нефтяные или металлургические компании или крупные предприятия машиностроения. При этом не отрицается необходимость поддержки среднего бизнеса, однако его роль и возможности в продвижении российских товаров и услуг на мировые рынки заведомо оцениваются невысоко.
Анализ опыта новых индустриальных стран, сопоставимых с Россией по уровню развития человеческого капитала и стоимости рабочей силы и сумевших в последние два десятилетия добиться существенного повышения конкурентоспособности своих экономик, свидетельствует о том, что такой подход ошибочен. Безусловно, крупные компании играли и будут играть важную роль в российской экономике. Более того, нам объективно не хватает крупных компаний. Для конкуренции на глобальном рынке нам нужны десятки новых предприятий, сопоставимых по масштабам с сегодняшними национальными лидерами. Однако расширение верхнего слоя бизнеса может произойти только за счет выделения наиболее успешных компаний из того "бульона", который образуют средние и малые фирмы, интегрированные в глобальные цепочки создания стоимости.
Сорок лет назад правительства в кооперации с крупнейшими национальными компаниями могли спланировать и организовать успешный выход на заранее определенные экспортные рынки. Наглядный пример такой политики - опыт Японии и Южной Кореи. Однако в эпоху глобализации изменчивость рынков приводит к тому, что подобная экспорториентированная политика чревата слишком большими рисками. И в результате поиск и освоение новых ниш, которые со временем могут превратиться в крупные рынки, все в большей степени становятся функцией средних компаний. Однако для решения этой задачи средние фирмы должны обладать необходимыми знаниями и навыками, должны уметь протиснуться в "щели мирового рынка". И здесь им объективно нужна поддержка со стороны государства. В чем она может выражаться?
В начале 90-х российские реформаторы любили приводить своим оппонентам в пример Чили, которая в период правления генерала Пиночета осуществила наиболее радикальные либеральные реформы. Однако в России мало кто знает, что одним из результатов этих реформ в Чили стал сопоставимый с нашим 1998 годом серьезный финансово-банковский кризис 1981-го, когда в один день была двукратно девальвирована национальная валюта и рухнуло множество компаний. Именно после этого кризиса в экономической политике Чили начался новый период - с поиском нестандартных решений в области промышленной политики, ориентированной на повышение национальной конкурентоспособности и поддержку развития среднего бизнеса. Эти решения заметно расходились с рекомендациями Всемирного банка и МВФ. Тем не менее сегодня уже признано, что внедрение этих нестандартных решений (совокупность которых в докладах Всемирного банка теперь обозначают термином "промышленная политика второго поколения") привело к тому, что в течение последних двух десятилетий экономика Чили росла в среднем на 6% в год. Это особенно контрастировало со стагнацией, которую переживали в в этот период большинство стран Латинской Америки, следовавших стандартным рекомендациям международных финансовых организаций. Сейчас по уровню жизни Чили опережает Бразилию, Аргентину и Мексику. При этом из страны, которая в 70-е в основном экспортировала сырьевые продукты (70% составляла медь), Чили превратилась в государство с диверсифицированным экспортом. Базой для этого успеха в значительной мере стало появление новых отраслей, в которых доминирующие позиции занимают средние фирмы. Здесь можно выделить производство вина, фруктов и мяса, рыбную отрасль, лесную и деревообрабатывающую промышленность.
Один из примеров практических действий правительства в этой сфере - государственная программа содействия сертификации предприятий малого и среднего бизнеса в соответствии с требованиями ISO-9000. С помощью данной программы международную сертификацию получили примерно 25 тыс. из 100 тыс. чилийских средних предприятий. Правительство финансировало 50% расходов на прохождение сертификации, еще 50% должна была оплатить компания, обратившаяся за поддержкой. При этом бюджетные средства перечислялись не компании-заявителю, а непосредственно международному агенту, проводящему сертификацию. Результатом данной программы стало снижение барьеров выхода на внешние рынки для предприятий среднего бизнеса.
Поддержка освоения новых технологий осуществлялась через софинансирование отраслевых центров трансфера технологий. При этом технологические инновации трактовались существенно шире, чем это принято сегодня в России. К ним относились не только высокотехнологичные отрасли, продукты и услуги, но и совершенствование традиционных технологий, организационные и экономические инновации, позволяющие производить дешевле или создавать новые для внутреннего рынка производства. Так, серьезной инновацией в мясной промышленности стало внедрение вакуумной упаковки мяса (в 80-е годы данная технология, хорошо известная в США, была принципиально новой для Чили). Для рыбной отрасли еще большее значение имело внедрение технологии искусственного разведения лососевых. Сегодня эта подотрасль, возникшая лишь двадцать лет назад, ежегодно дает Чили 1,3 млрд долларов экспортных доходов. Функции поиска и освоения таких новых технологических ниш взял на себя Фонд Чили, созданный правительством на паритетных началах с корпорацией ITT.
Логическим продолжением этой линии стало развитие тесного взаимодействия между правительством и отраслевыми ассоциациями - прежде всего в АПК. В лице таких ассоциаций правительство получило на стороне бизнеса адекватного партнера для выявления тех проблем, с которыми национальные компании сталкиваются на глобальных рынках. В этом контексте достаточно важным для России может стать переключение внимания в контактах с бизнесом с уровня полуполитических организаций типа РСПП, "Деловой России", "Опора" на уровень отраслевых ассоциаций, которые представляют коллективные интересы не бизнеса вообще, а конкретных его направлений.