• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Шизономика В России выявлены случаи раздвоения экономического сознания

Время новостей. 2005. № 110. 23 июня

..."Шизофрения - нормальная позиция для бизнеса", - заявил в свою очередь научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, имея в виду, видимо, с одной стороны, стремление предпринимателей работать в условиях либеральной экономики, с другой - желание выпросить у государства преференций и льгот. Причем похоже, что развитие такого рода шизофрении провоцирует сама власть, которая вовсю регулирует экономические отношения и дает понять, что может все...
...Проректор Высшей школы экономики Лев Якобсон усугубил проблему. По его словам, власть до сих пор не сделала выбор, по какому пути идти, и вряд ли в ближайшие годы он будет сделан. "Непредсказуемость даже хуже, чем плохой выбор. Пора думать, как жить в условиях несостоявшегося выбора", - считает г-н Якобсон...

Не так давно экономический советник президента Андрей Илларионов поставил российской экономике диагноз "наркомания", с которым неделю назад на очередном заседании правительства согласился "консилиум" министров. Вчера же была обнаружена еще одна болезнь, но не у экономики, а у части российского общества, непосредственно с экономикой связанной. Болезнь называется шизофрения и выражается она в раздвоении сознания.
Дополнительный диагноз был поставлен в ходе обсуждения в Центре стратегических разработок доклада Всемирного банка (уже 27-го по счету) о мировом развитии. Доклад, составленный на основе исследований, проведенных в 53 развивающихся странах, посвящен проблемам создания благоприятного инвестиционного климата.
Правда, основной автор доклада Уоррик Смит, представлявший сей более чем 250-страничный труд, никаких диагнозов не ставил. В предельно корректной форме, почти не говоря конкретно о России, он объяснил, что, во-первых, качество инвестиционного климата важно не только для фирм и компаний, но и для общества в целом, поскольку от этого фактора напрямую зависит, например, количество рабочих мест. Во-вторых, инвестиции играют ведущую роль для экономического роста. В-третьих, основные риски инвесторы видят даже не в высоких налогах и коррупции, а в политической нестабильности, непредсказуемости нормативно-правовой базы, судебной системы, о чем, по словам г-на Смита, "государство часто забывает". В-четвертых, нельзя копировать чужой, пусть даже успешный опыт создания благоприятного инвестиционного климата, необходимо адаптировать его к местным особенностям, иначе "это может привести к катастрофе". В-пятых, государство обязано обращать внимание на базовые аспекты создания инвестклимата, забыв о выборочной поддержке отдельных секторов экономики, поскольку подобная политика приводит к перекосам на рынке и снижению конкурентоспособности.
Что касается непосредственно России, то, суммируя оценки экспертов ВБ, можно сделать вывод, что ей предлагается ускорить преобразования, которые позволят обеспечить эффективную защиту собственности, снижение административных барьеров для бизнеса, улучшение налогового администрирования и т.д. Иными словами, ровно те меры, которые уже давно предлагает, но никак не может реализовать российское правительство (как результат, снижение темпов роста инвестиций, роста промышленного производства и ВВП).
Обсуждение доклада Всемирного банка вылилось в дискуссию на тему общего состояния российской экономики. Открыл ее глава департамента финансовой политики Минфина Алексей Саватюгин. Именно он, поделившись впечатлением о прошедшей накануне конференции "Деловой России", и сделал открытие, согласно которому часть российского общества, имеющая отношение к экономике, страдает шизофренией или раздвоением личности: в головах представителей этой части общества одновременного уживаются либерализм и патернализм. Их выступления, признался Алексей Саватюгин, "слушать страшно". Причем бизнес также страдает этим недугом. Это выражается в его желании работать в максимально либеральных экономических условиях при низких налогах, но при этом постоянно требовать денег от государства на инвестиции. "То есть отношение бизнеса к государству примерно такое же, каким было отношение Остапа Бендера к Корейко: "Дай миллион. Дай миллион", - провел аналогию г-н Саватюгин.
Ректор Академии народного хозяйства Владимир May поправил минфиновского чиновника, отметив, что так конючил в "Золотом теленке" не Бендер, а Паниковский. "Но он же был заслан Бендером", - парировал г-н Саватюгин.
Впрочем, с сутью сказанного г-ном Саватюгиным Владимир May спорить не стал. "Внутри всякого либерала можно найти патерналиста", - развивал тему ученый-экономист. Так, на недавнем экономическом форуме в Санкт-Петербурге многие губернаторы, заявив, что являются либералами, тут же начинали просить поддержать те или иные секторы, "даже сельское хозяйство", - вспоминал г-н May. Он же заявил, что становление благоприятного инвестиционного климата невозможно без базовых политических факторов - независимого суда, независимых СМИ и т.д. Кроме того, по его словам, прежде чем защищать собственность, надо защитить "физическое лицо". Свое мнение г-н May подкрепил примером из истории 20-х годов прошлого века, когда богатеющим нэпманам было предложено хранить деньги в банках, гарантировав их сохранность. "Нэпманы ответили, что не понесут деньги, так как никто не гарантировал безопасность вкладчиков",
- завершил поучительную историю Владимир May.
Между тем глава экспертного совета "Деловой России" Антон Данилов-Данильян, видимо, несколько обидевшись на г-на Саватюгина за нелестный отзыв о позавчерашней конференции, обнаружил ту же самую шизофрению у членов правительства. "Экономический блок говорит о себе как о либералах, но принимает патерналистские решения. Вот Жуков (вице-премьер. - Ред.) выступил против нашего совершенно либерального предложения отменить импортные пошлины на оборудование, мотивируя отказ защитой отечественных производителей, хотя с силаевской структурой мы договорились (экс-премьер России Иван Силаев возглавляет ныне Российский союз машиностроителей. - Ред.), - возмущался г-н Данилов-Данильян.
"Дуализм в головах - это наследие нашего прошлого", - попытался объяснить ситуацию президент Ассоциации независимых центров экономического анализа Леонид Григорьев. "Шизофрения - нормальная позиция для бизнеса", - заявил в свою очередь научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, имея в виду, видимо, с одной стороны, стремление предпринимателей работать в условиях либеральной экономики, с другой - желание выпросить у государства преференций и льгот. Причем похоже, что развитие такого рода шизофрении провоцирует сама власть, которая вовсю регулирует экономические отношения и дает понять, что может все.
Такой точки зрения придерживается президент Института национального проекта "Общественный договор" Александр Аузан. "Когда власть оказывает услуги за определенные..." - окончание его фразы повисло в воздухе. Хотя завершать ее было совсем не обязательно.
Впрочем, руководитель экспертного направления Центра стратегических разработок Владимир Милов уверен, что путаница в головах не главное, что мешает "потеплению" инвестиционного климата. Гораздо опаснее, по его словам, то, что в последние год-два растет разрыв между официально декларируемой и реально проводимой экономической политикой. Проректор Высшей школы экономики Лев Якобсон усугубил проблему. По его словам, власть до сих пор не сделала выбор, по какому пути идти, и вряд ли в ближайшие годы он будет сделан. "Непредсказуемость даже хуже, чем плохой выбор. Пора думать, как жить в условиях несостоявшегося выбора", - считает г-н Якобсон.
Завершила дискуссию постоянный представитель Всемирного банка в России Кристалина Георгиева. Она поделилась собственным открытием. Оказывается, раньше она думала, что шизофрения существует только за пределами России по отношению к России, что выражалось в стремлении иностранных инвесторов вкладывать в российскую экономику, несмотря на ухудшение инвестклимата. "Сегодня узнала, что шизофрения распространилась намного шире", - сказала г-жа Георгиева.