• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Как папуасов за бусы, нас уже не купишь

Российская газета. 2005. № 150. 13 июля

Сегодня российской экономике для полного счастья не хватает 20 миллиардов долларов в год. Так оценивают дефицит инвестиций ученые Экспертного института при РСПП.

Сегодня российской экономике для полного счастья не хватает 20 миллиардов долларов в год. Так оценивают дефицит инвестиций ученые Экспертного института при РСПП.
Все, что может и хочет, отечественный бизнес в родную экономику вкладывает. Из года в год эти инвестиции растут. В прошлом году они прибавили 11 процентов и приблизились к 70 миллиардам долларов. Это позитивная тенденция, но, увы, недостаточная. Судя по последним событиям, российская власть решила поставить на иностранных инвесторов. Чередой прошли встречи главы государства и премьера с представителями западного бизнеса.
Все это хорошо - имидж России надо поднимать. Но что происходит по сути? С одной стороны, по данным Центробанка, Минфина и Росстата, за последние три года значительно увеличился отток капитала из страны. Специалисты оценивают его по-разному. Официальная статистика говорит о 10 миллиардах долларов в год. Авторитетная международная Организация экономического сотрудничества и развития в 2004 году насчитала нам аж 33 миллиарда. И назвала произошедшее рекордным оттоком капитала. Но с этими цифрами надо разбираться. Не всегда вывоз капитала можно квалифицировать как бегство. Бизнес ищет и находит за границей удачные перспективные проекты, так почему бы не поучаствовать в них, не расширить зону своего экономического влияния. "Базовый элемент" приобрел крупные активы в Австралии. "Северсталь" - в Соединенных Штатах и во Франции, "Интеррос" - в Южной Африке и США. Такую экспансию отечественного капитала можно только приветствовать. В разумных пределах, конечно.
В этом году наметилась новая тенденция: отечественный капитал продолжает уходить из страны, а его место активно занимают иностранные инвесторы. Этот парадокс связан с несколькими причинами. Первая. У отечественного капитала плохая экономическая метрика из-за неправедной (так считает большинство населения) приватизации. Поэтому наш частный капитал очень уязвим и пуглив. Впрочем, не весь он таков. Подрастает новое поколение инвесторов, которые уже не связаны с залоговыми аукционами. И, думаю, они будут биться за то, чтобы защищать свои интересы на отечественном рынке. Но пока они лишь копят силы. Образовалась пустота. И тут же на свободное место заторопились иностранцы, конкурировать с которыми нашему бизнесу весьма проблематично. Зарубежные инвесторы прекрасно понимают, что по отношению к ним будут действовать намного мягче. Особенно если это крупный капитал с хорошим политическим ресурсом, договорившийся "на самом верху" о своем участии в российских проектах. Иностранец уверен, что всегда найдет административный ресурс на местных правоохранителей и налоговиков, если из-за своей жадности или коррупционности они решат "наехать" на его дело.
Вторая причина такой активности иностранных инвесторов заключается в том, что у них вообще намного больше средств, чем у нашего бизнеса. Они решили, что риски в нашей стране, конечно, велики, но отдача обещает быть намного больше. Так что игра стоит свеч. Иностранные инвесторы уже "захватили" самые лакомые куски нашей экономики - добывающие и перерабатывающие отрасли.
Но серьезной угрозы для отечественной экономики я в этом не вижу. У нас появилось новое поколение чиновников, воспитанных на рыночных отношениях, на современных экономических тенденциях. Да и на высоком уровне уже нет той растащиловки, которая была свойственна периоду первоначального накопления капитала. То есть, как папуасов за бусы, нас уже не купишь. И в этом смысле государство окрепло. Оно понимает свой стратегический интерес, хотя и действует порой грубовато.
Но есть другая угроза. Государство стремится усилить свои позиции на рынке. Это происходит сейчас в энергетике, в частности на рынке углеводородов. "Газпром", "Роснефть" и другие государственные компании требуют себе все больше активов. И через административный ресурс они их получают. То же самое может начаться в машиностроительном комплексе и в стратегических военных отраслях. Все это я говорю в порядке возможного прогноза, который дальнейшее развитие событий либо опровергнет, либо подтвердит.
Если будут снижаться бюрократические преграды, если отечественный предприниматель поймет, что к нему относятся, как к равному легитимному партнеру власти и общества, то можно надеяться на благополучный сценарий. Но пока даже на уровне пропаганды этого не происходит. И с экранов телевизоров, и со страниц аналитических журналов в адрес предпринимателей, особенно крупных, раздаются самые нелестные оценки. Кто-то из них, возможно, получает по заслугам. Но общий тон нелюбви к богатым явно не стимулирует бизнес возвращать свои деньги в страну. Такой вот казус получается. Нелюбовь к богатым замораживает инвестиционный процесс, который бедным, в первую очередь, и выгоден.
То, что власть решила принять закон об "амнистии" капиталов, осевших за рубежом, хороший знак. Это сигнал к тому, что мы готовы поставить точку на прошлом нашего бизнеса, естественно, если он не связан с криминалом. Когда шло первичное накопление, налоги в России превышали все мыслимые пределы. И бизнес вынужден был искать страны со здравым налоговым режимом. Но при этом он не совершал крупных преступлений против своей Родины. Амнистия или, вернее, легализация этих доходов - прекрасный выход из создавшегося положения. Как сделать так, чтобы она прошла эффективно? Это другой вопрос. Мало просто объявить легализацию капиталов, сказав: "Заплатите налоги и спите спокойно". Помимо преследования, которого боялись предприниматели, есть еще и опасения за сохранность своих денег. Не сгорят ли они в новой банковской системе, не случится ли очередного дефолта? Многое будет зависеть от того, насколько правильно, технически и законодательно, оформят процесс легализации.
Что касается дефолта, то, я уверен, его не будет. Нет для него предпосылок. Но, к сожалению, многие политологи не хотят принимать во внимание реальную ситуацию. И с помощью прессы нагнетают страсти: то пророчат экономический кризис, то "оранжевую революцию". Такое впечатление, что наша оппозиционная интеллигенция чувствует себя неуютно в стабильных условиях, когда более-менее прилично развивается экономика, а у людей растают реальные доходы. Не видит она себя в этом процессе. И все время ищет повод для критики, для мрачных прогнозов. В такой "разогретой ситуации" не думаю, что многие предприниматели захотят вернуть деньги на Родину. Скорее всего, они дождутся следующих парламентских и президентских выборов. Посмотрят, что станет со страной и нами, а потом примут решение. Так что закон о легализации капиталов - это прицел в будущее. И поэтому нельзя ограничивать сроки амнистии полугодом, как это сейчас предлагают. Современная российская экономика даже по технике зарабатывания денег - это экономика ожиданий. Ставку сегодня делают уже не на быструю прибыль, а на серьезные вложения, например в паевые инвестиционные фонды, в строительство платных дорог.
Предприниматель, как барометр, реагирует на любые колебания среды, на то, какой климат складывается вокруг него. И если стрелка показывает "пасмурно", то виноват в этом не бизнес, а погода в стране.