• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мнение

OPEC.RU. 2005. № 11:17. 5 августа

Спрашивается, причем здесь Центральный банк?

Виктор Кимович, на сайте www.vedi.ru опубликовано "Экспертное заключение к отчету Банка России за 2004 г." за подписью Сергея Алексашенко. В нем весьма жестко критикуется ЦБ за неэффективность. Насколько с Вашей точки зрения обоснованы эти претензии?
Читать этот материал было достаточно весело. С одной стороны, отдельные пассажи звучали неоднократно и сложно спорить с фактами (укрепеление рубля, высокая инфляция, кризис в банковском секторе на ровном месте и т.д.). С другой стороны, это все звучит в устах человека, который во многом был одним из ключевых виновников кризиса 1998 года, ни по масштабам, ни по последствиям, не сопоставимого с событиями лета 2004 года.
Кроме того, Алексашенко, как никто другой, должен понимать, что отчет Центрального банка является публикуемым документом и никакой обличающей и самообличительной критики в нем быть не должно. Разбор полетов всегда происходит в тиши кабинетов и не выносится на всеобщее обозрение. Единственное исключение - разборки между Фрадковым и Грефом или Соколовым и Швидким, но они никого не красят. Поэтому, зная специфику Центрального банка, можно сказать, что работа над ошибками была, но она по понятным причинам не стала достоянием гласности.
Теперь по вопросам, где я считаю, что критика ЦБ чрезмерна:
1. Авторы экспертного заключения (которое по тону больше похоже на жалобу в вышестоящие инстанции) должны понимать, что обвинять Центральный банк одновременно и в превышении фактических показателей инфляции над плановыми, и в резком росте реального курса рубля глупо. Покупая (продавая) валюту на рынке, Центральный банк одновременно стимулирует (замедляет) рост цен и ограничивает (ускоряет) рост рубля. То есть одновременно снижать инфляцию и ограничивать реальное укрепление рубля нельзя. Исследование, проводившееся Институтом открытой экономики совместно с РЭШ, показало, что нынешняя курсовая политика ЦБ близка к оптимальной с точки зрения минимизации социальных потерь. Мы имеем то, что в экономике называют "голландской болезнью", когда высокие экспортные доходы способствуют одновременно росту цен внутри страны и подавлению несырьевых отраслей. Возможностей ее лечить у Центрального банка нет, поскольку нет механизмов стерилизации (или впрыска как это нужно было летом 2004 года) избыточной денежной массы в силу преждевременной смерти, в частности благодаря стараниям доктора Алексашенко, рынка государственного долга в 1998 году. Преодоление "голландской болезни" дело скорее правительственное. Только сейчас пошли разговоры о том, что надо использывать сверхдоходы для реализации инвестиционных проектов в отраслях с высокой добавленной стоимостью и выплаты внешней задолженности. Но спрашивается, причем здесь Центральный банк?
2. Центральный банк вряд ли стоит обвинять и в оттоке капитала из страны. Здесь причины было две: рост процентных ставок в США (что Игнатьев должен был договариваться с Гринспэном) и дело "ЮКОСа", вызвавшего бегство капитала из страны (здесь уже заслуга Администрации Президента и Генеральной прокуратуры). Единственное, что ЦБ сделал зря, так это отозвал лицензию у "Содбизнесбанка" на фоне высоких процентных ставок на рынке. Можно было также снизить нормы обязательных резервов и в конце мая - начале июня, а не дожидаясь апогея кризиса. Но это детали. Проблема в том, что, как я говорил, в связи с отсутствием рынка госдолга и слабым развитием до настоящего времени рынка корпоративных облигаций, реальных инструментов тонкой настройки ликвидности денежного рынка у Центрального банка нет. Расширение списка инструментов, под которые банки могли бы рефинансироваться, нужно делать постепенно, с учетом текущей позиции (рейтинга) и перспектив эмитента, чтобы у ЦБ не повисла на балансе куча неликвидных активов. И, слава Богу, ЦБ это делает.
3. Авторы несколько перегибают палку с обвинениями в адрес ЦБ в отсутствии прогресса в области банковского надзора. ЦБ в прошлом году проделал колоссальную работу по приему банков в систему страхования вкладов (можно было сделать ее и более жесткой, но не стоит забывать, что это делалось в условиях кризиса, когда циркулировали слухи о "черных списках" банков), ужесточил требования к соблюдению нормативов и формированию резервов на возможные потери (здесь есть ошибки, но они исправимы). И, главное, ЦБ наконец начал расчищать поле, отзывая лицензии у отмывочных контор (более 50 организаций за год с небольшим). Хочется спросить господина Алексашенко, как они в свое время навыдавали столько лицензий, даже не задумываясь о том, кто реально владеет банком и почему все его учредители зарегистрированы в Элисте или какой-нибудь внешней оффшорке, на одной улице?